Молодые люди утверждают, что пришли защитить участников Фестиваля равенства от исламского нашествия
Молодые люди утверждают, что пришли защитить участников Фестиваля равенства от исламского нашествия, фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Игорь Бурдыга, для "Страны"

Активистам правозащитных организаций и художникам в минувшие выходные так и не удалось провести во Львове "Фестиваль равенства", посвященный проблемам дискриминации национальных и гендерных меньшинств. Гостиница, в которой должны были пройти фотовыставки, кинопоказы и публичные дискуссии подверглась нападению ультраправой молодежи, а полиция под предлогом эвакуации по сути выставила организаторов из города.

"Страна" разбиралась в том, почему львовские власти и правохранители фактически стали на сторону радикальных ксенофобов.

Квест для мэрии

Ранним субботним утром 19 февраля во Львове просыпается привычная туристическая жизнь. На Площади Рынок первые трамваи с вокзала встречают экскурсоводы, наперебой предлагающие гостям прогулки по историческому центру, раскладывают сувениры торговцы, продавщицы цветов и леденцов в пышных старомодных платьях, ежась от холода прогуливаются вокруг здания ратуши. Ничто не наталкивает на мысль, о том, что всего пару часов назад городской административный суд запретил поводить на выходных во Львове любые массовые мероприятия.

Всю предыдущую неделю во Львове не стихали дискуссии вокруг предстоящего "Фестиваля равенства", организованного киевской общественной организацией "Инсайт", вот уже девять лет занимающейся защитой прав ЛГБТ-сообщества. За уикенд организаторы планировали провести несколько кинопоказов, публичные дискуссии, литературный вечер и концерт, посвященные проблемам дискриминации не только сексуальных, но и национальных меньшинств, людей с инвалидностью и других "проблемных" групп.

Среди прочего в рамках фестиваля был анонсирован и ЛГБТ-квест - разгадывая различные загадки, в субботу утром участники должны были небольшими группами пройтись по городским локациям, связанным с ЛГБТ-тематикой. Однако власти Львова, представители правых политических организаций, духовенство греко-католической и православных церквей расценили это мероприятие как готовящийся гей-парад.

15 марта неформальная националистическая группа "Дух нации", основанная львовскими поэтами Юрием Руфом и Игорем Бойчуком, зарегистрировала электронную петицию с требованием запретить проведение фестиваля, который назывался "пропагандой деструктивных ценностей и приоритетов не присущих для украинского общества". К утру субботы ее подписали более тысячи граждан.

В среду во львовскую мэрию поступило письменное обращение о запрете фестиваля, составленное "Духом нации" совместно с общественными организациями "Родители в действии", "Союз Украинок", ОУН, гражданским корпусом "Азов" и "Правым сектором". Аналогичные письма направили городские парторганизации ВО "Свобода" и Народного Руха. В тот же день обращение к городскому совету прямо на сессии зачитал капеллан львовской мэрии Павел Дроздяк (греко-католическая церковь).

"По тяжести грех гомосексуализма приравнивается к убийству. Если бы мы сегодня говорили о праве на такие отношения, то мы бы говорили и о право на убийство.

Для жителей Львова, как и для большинства христиан, пешеходный квест ЛГБТ является провокацией… Чему мы сегодня открываем Львов? Чтобы дать возможность почувствовать свободу правды, или чтобы инфицировать наше общество еще одной раковой опухолью, которая приведет к его разрушению? Мы стремимся жить в обществе, в котором есть диалог и отсутствует насилие. Но мы против того, чтобы жить в обществе, в котором есть диалог с грехом", - заявил священник.

Параллельно о своем желании провести в центре города акции "в поддержку семейных традиционных ценностей" мэрию уведомили общественная организация "Волонтерский куринь", молодежная националистическая организация "Сокол", скаутское движение "Белые хорваты" и несколько частных лиц. Противники проведения фестиваля фактически не скрывали своих агрессивных намерений.

"Если все-таки это (фестиваль - "Страна") произойдет, то мы ожидаем различных провокаций, то есть силового решения данной ситуации", - заявлял на заседании горсовета председатель "Сокола" Юрий Черкашин ("Чорнота").  

Результатом такого ажиотажа стал иск поданный горсоветом в пятницу в административный суд Львова. Мэрия и  городское управление Нацполиции просили суд запретить проведение всех запланированных мероприятий - и ЛГБТ, и их противников -- якобы в целях избежания массовых беспорядков. Впрочем, многие депутаты в своих заявлениях не ограничивались лишь заботой об общественном порядке.

"Позиция города - четкая и понятная - Львов не потерпит таких акций во время поста и войны", - отзывался о "Фестивале равенства" секретарь горсовета Анатолий Забарило ("Гражданская позиция").

- Мне позвонили где-то в 16:30 и сказали, что через полтора часа будет суд, - рассказывает председатель "Инсайта" Елена Шевченко, -  На тот момент нас, 25 участников и организаторов фестиваля, отказались поселять в гостинице "Львов", где мы ранее бронировали номера. Назвали извращенцами, портящими имидж города. В суде кроме нас были еще люди из "Сокола". В один из перерывов в заседании в коридорах и под стенами суда начали появляться молодые люди в балаклавах, с нацистской символикой, в спортивных костюмах. Их было около 40, некоторые из них спокойно пожимали руки сотрудникам полиции. Конечно, в суде на нас никто не нападал, но в след летели насмешки и угрозы.

Елена Шевченко читает вердикт суда. Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Заседание закончилось уже заполночь, а сам вердикт суд огласил уже под утро: запретить проведение всех массовых мероприятий во Львове 19 и 20 марта. Впрочем, избежать беспорядков все равно не удалось.

Взрывоопасный "Днестр"

- Ну, что тут поделать? Квест мы отменили, но остальные мероприятия - не собираемся, - Елена Шевченко теребит в руке только что врученное ей постановление суда, - Просто они пройдут в помещениях, в закрытом формате. Сегодня вот здесь будем работать, завтра - в другом месте.

В субботу около полудня мы беседуем в холле гостиницы "Днестр" возле парки имени Ивана Франко. К этому времени сюда уже подтягиваются первые посетители фестиваля и журналисты. Каждого проверяют по спискам - для участия необходимо было предварительно зарегистрироваться. Место проведения держали в секрете до последнего. У дверей в небольшой гостиничный конференц-зал дежурят несколько крупных охранников в черном. "Пришлось нанять", - пожимает плечами Шевченко.  

Внутри короткую экскурсию для журналистов проводит Фридрих, невысокий щуплый парень с синими дредами. Фридрих - трансгендер, несколько лет назад он сменил пол.

Фридрих представляет фотопроект "Почисти кошик". Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

- Вот это серия плакатов "Почисти кошик" - она о застрявших в наших головах стереотипах по отношению к людям другой расы, другой культуры. А это фотопроект "Наши родные" о родственниках ЛГБТ. Вот на этом фото - моя мама.

- А как вас звали, когда вы были девушкой? - интересуется журналистка одного из телеканалов.

- Знаете, вообще-то это некорректный вопрос к трансгендеру, невежливый. Таким вопросом вы как бы отрицаете мой выбор, мой нынешний статус.

- Ну, извините, я не знала.

- Да ничего, я не обижаюсь. Это как раз одна из штук, о которых мы тут хотели поговорить.

Дав несколько интервью, организаторы попросили журналистов выключить камеры - многие из пришедших на фестиваль львовян не готовы были "светиться" в прессе, переживая за свою безопасность. К этому моменту в конференц зале собралось около 40 человек, хотя предварительно зарегистрировалось более 150.

Около часу дня "Фестиваль равенства" открылся показом документального фильма "Чалалай" о жизни этнических меньшинств Индонезии. Приблизительно в это же время во дворе гостиницы появились первые протестующие - семеро юношей в низко опущенных на глаза капюшонах.

- Мы пришли поддержать ЛГБТ-фестиваль, - сквозь смех отвечали они на вопросы журналистов, - Да, защитить п...ров от исламского нашествия, которое угрожает всей цивилизованной Европе.

Спустя полчаса возле гостиницы толпилось уже более сотни молодых людей. Собравшиеся не демонстрировали символики какой-либо организации, однако стиль одежды безошибочно выдавал в них футбольных ультрас. Многие закрывали лица балаклавами или шарфами, но даже через них было видно, что большинство присутствующих не доросли и до 20 лет.

- Где эти гомики? В гостинице. Так сжечь их на..й, - разносилось по толпе.

- Маме привет передаем!, - вскидывая руку в "римском салюте", позировала перед журналистами группа парней.

Вскоре подоспели первые полицейские, вызванные изрядно напуганными участниками фестиваля, наблюдавшими за толпой через окна конференц-зала.

Михаил Калужный призвал участников акции открыть лица. Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

- Призываю всех снять балаклавы, это запрещено законом о мирных собраниях, - пытался вразумить молодежь командир первой роты второго батальона патрульной полиции Львова Михаил Калужный, - Не провоцируйте, иначе мы будем обязаны задерживать таких людей и доставить в райотдел для выяснения личности.

- А нам холодно, ветер на улице. Мы боимся мести радикальных гомосексуалистов, - с издевкой отвечала толпа.

Угрозы Калужного остались пустыми словами - шестеро полицейских чисто теоретически ничего не смогли бы сделать с сотней заведенных хулиганов.

Тем временем в гостиницу прибыли правоохранители рангом повыше. Свой гнев они обратили не на радикалов, а на организаторов фестиваля.

- Есть судебный запрет, почему вы его нарушили?!, - возмущался и.о начальника главного управления Нацполиции Львовской области Дмитрий Загария.

- Мы не проводим никаких уличных массовых акций, это закрытая конференция. Вы понимаете разницу?, - парировала ему Елена Шевченко.

- Вы провокаторы! - не успокаивался Загария, - Доиграетесь, что вам сейчас тут всю гостиницу разнесут.

"Было видно, что особого желания защищать нас у полицейских нет, - рассказывает Шевченко, - Но вскоре после этого разговора мне позвонила из Киева Светлана Залищук (народный депутат от БПП - "Страна"), она связалась с главой Нацполиции Хатией Деканоидзе, объяснила ей ситуацию. После этого приехал спецназ".

Впрочем, отряды особого назначения, прибывшие под гостиницу, не покидали автобусов. Под громкое улюлюканье радикалы принялись фотографироваться на их фоне. Кто-то развернул черное знамя неонацистской группировки Misantropic Division.

- Зиг хайль, Рудольф  Гесс, Гитлерюгенд, СС! - скандировала толпа популярную в правой фанатской среде кричалку.

 Видео: "Страна"

Наладить диалог попытался замначальника Галицкого райотдела полиции Виктор Чукась.

- Слава Ісусу Христу, - поприветствовали его юные радикалы.

- Слава навіки Богу. Якщо ви побожні, то це є добре, - добродушно улыбался полицейский.

- Ага, міліція з народом!

- Хлопці, хочу вас попередити, що  проведення будь-яких акцій сьогодні заборонено.

- А п...сам, что можно? Да мы тут вообще просто гуляем.

- Хлопці, я вас прошу не матюкатися, бо це вже само по собі адміністративне порушення, ми змушені будемо вжити заходів. До того ж зараз великий піст, тож не грішить, якщо в Бога віруєте.

- Отож, піст, а ці збоченці тут паради проводять. Дайте нам з ними розібратись. Чи поліція зараз п...ів захищає?

- Ми захищаємо громадський порядок і не допустимо тут ніяких хуліганських дій. Пропоную вам 15 хвилин, щоб розійтися. Інакше будемо вживати заходів.

Но реализовывать свою угрозу Чукасу не пришлось. Спустя несколько минут через толпу радикалов к гостинице подъехала машина взрывотехников МСЧ. Оказывается, неизвестные сообщили о минировании здания гостиницы.

Взрывотехники и кинологи так и не нашли взрывного устройства в гостиниц "Днестр". Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Пока кинологи с собакой обыскивали соседние урны, а сотрудники МЧС вместе с правоохранители оцепляли периметр, оттесняя радикалов от  подъездов, организаторов и участников фестиваля попросили подняться на второй этаж гостиницы - подальше от окон.

- Там начались переговоры об эвакуации, - рассказывает Шевченко, - Было понятно, что никакой бомбы в гостинице, скорее всего, нет, звонок был для того, чтобы выманить нас наружу и потом напасть. На второй этаж каким-то образом уже пробралось несколько радикалов, их задержали, но потом, как я поняла, отпустили.

Тем временем возле рецепции собирались постояльцы - по инструкции администрация гостиницы и спасатели должны были вывести из здания всех присутствующих на время пока идет поиск взрывного устройства. Гости "Днестра" этому явно не радовались.

- Да, ну его на х..й, выселяемся. Я сюда отдохнуть приехал, побухать в конце концов, - жаловался один из постояльцев кому-то по телефону, - Как-то не хочется сюда вечером пьяным возвращаться.

- Кто эти люди на улице? Чего они хотят, - спросил корреспондента "Страны" один из двух десятков турецких туристов, растерянно снующих по холлу. В конце концов именно они первыми рискнули первыми покинуть гостиницу, пройдя мимо толпы праворадикалов под веселое улюлюканье и крики "Аллах акбар".

Молодые люди ждут эвакуации участников "Фестиваля равенства" из якобы заминированной гостиницы. Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Эвакуация участников фестиваля началась около половины пятого, почти через час после прибытия взрывотехников. "Мы договорились, что организовано вывезут всех тех, кто не проживает в "Днестре", в основном местных и меня, так как на меня уже объявили охоту. Всего около 55 человек" , - рассказывает Елена Шевченко.

Дальнейшие события развивались буквально в течение пяти минут. Спецназ полиции оцепил периметр, пытаясь не допустить прорыва радикалов. В это время участники фестиваля оперативно погрузились в полицейские автобусы, заранее подогнанные вплотную к главному входу. Когда автобусы попытались выехать из двора гостиницы в них полетели камни и петарды ультраправых. Вслед за автобусами побежали и не успевшие погрузится на борт спецназовцы.

На площади Святого Юра полицейских поджидала засада. Группа из полусотни спецназовцев попала под град из булыжников.

- Мусора, мусора, мусора сосать! ACAB ("all cops are bastards", "все менты - ублюдки" - популярная в фанатской среде аббревиатура - "Страна")! - скандировали праворадикалы ободренные бездействием полиции, которая лишь укрывалась от камней и петард.

Участники акции протеста забросали полицейский микроавтобус камнями. Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Еще несколько секунд и ультрас буквально погнали в конец растрерявшихся спецназовцев назад к гостинице. Автобусам с участниками фестиваля удалось прорваться.

"Это все договорняк…"

Праворадикалы остановились неподалеку от гостиницы на углу улицы Ноябрьского чина.

- Может дальше пойдем. Морально их додавим, так сказать, - спрашивал кто-то в толпе.

- Да стой ты, морализатор. Сейчас старшие порешают.

Спецназовцы, никто из которых серьезно не пострадал, заняли оборону вокруг "Днестра". Вслед за "пехотой" туда отступили и два полицейских микроавтобуса с выбитыми стеклами. Из гостиницы эвакуировали последний персонал.

Пострадавшие от камней радикалов микроавтобусы. Фото Игорь Бурдыга/"Страна"

Случайные прохожие, привлеченные шумом столкновения, преимущественно занимали сторону ультраправых.

- Что геев бьют? Где записываться? - шутил немолодой мужчина в длинной черной куртке, выгуливавший в парке Франко собаку.

Молчаливое противостояние продолжалось около часа. За это время гостиницу покинул глава областной полиции Дмитрий Загария, однако на месте оставались еще несколько высокопоставленных сотрудников в штатском. Вскоре один из них скрылся в гостинице с двумя представителями праворадикалов.

Воспользовавшись затишьем, корреспондент "Страны" попытался поинтересоваться у спецназовцев, почему они не оборонялись от нападавших праворадикалов.

- А это ты вон у них спроси, -  наперебой замахали бойцы в сторону закрытых дверей гостиницы, - Они ж обо всем договорились уже. А у нас приказ был не реагировать. Выходит подстава, договорняк все это.

Не пожелав представиться, сотрудники спецподразеления, многие из которых называли себя "бывшим Беркутом", также рассказали "Стране", что еще утром были проинструктированы о времени и месте предполагаемого столкновения.  

Тем временем переговоры между праворадикалами и полицией в гостинице закончились.

- Да, договорились обо всем, - гордо заверил корреспондента "Страны" парень в камуфляжной спортивной куртке и бейсболке SVASTONE популярного среди украинских ультраправых бренда одежды, назвавшийся Юрой, - Менты сейчас своих людей отводят, а я своих. Говорят, что обойдемся без дела. Короче, по мирному расходимся. А п...ов этих, говорят к "Ашану" отвезли, считай из города выгнали. Может еще и перехватим их там.

Сотрудник полиции (слева) и представители радикалов идут на переговоры в гостиницу "Днестр". Фото: Игорь Бурдыга/"Страна"

Вскоре полиция и сотрудник МЧС, судя по всему, так и не нашедшие в гостинице ничего взрывоопасного, погрузились в машины и покинули "Днестр". В противоположном направлении двинулась ультраправая молодежь. Ближе к шести вечера в гостиницу не спеша начали возвращаться постояльцы.

Как сообщила позже корреспонденту "Страны" Елена Шевченко, участников фестиваля действительно повезли в сторону гипермаркета "Ашан" - на базу МВД на улице Стрыйской.

- Там нас продержали около двух часов, якобы в целях безопасности. Потом просто выпустили за ворота, посоветовали не вызывать такси и пешком пройтись до гипермаркета на остановку автобуса. Одна из гостей фестиваля позвонила своим родственникам, те забрали нас с подругой и отвезли в какой-то небольшой городок подо Львовом. Там нас отогрели, успокоили, ночью мы сели на проходящий поезд и уехали в Киев.

Молчание властей

На следующий день корреспондент "Страны" связался по телефону с Дмитрием Загарией и поинтересовался, почему нападавшие узнали место эвакуации участников фестиваля от сотрудников полиции.

"Мне об этом ничего не известно. Я вообще не считаю целесообразным уделять так много внимания этой теме", - ответил главный полицейский области.

По словам Загарии, по результатам субботних событий открыто два уголовных производства: по факту сообщения о взрывном устройстве и по факту хулиганских действий.

"Сообщившего о взрывчатке мы ищем, а личности хулиганов, кидавших камни в полицию, уже установлены. Будем с ними беседовать. Не дубасить же их надо было на самом деле", говорит Загария.

Елена Шевченко уверена, что фестиваль был сорван как минимум при молчаливом попустительстве гоородских властей и правохранителей. Как максимум - их усилиями.

- Мы так и не знаем, кто сдал нашу локацию в гостинице "Днестр". Возможно милиция, может быть кто-то из журналистов или персонала гостиницы. Так или иначе мы собираемся еще вернуться во Львов. В первую очередь оспорим решение суда по иску горсовета.

В течение выходных и в понедельник "Страна" пыталась получить комментарии Андрея Садового о судебном запрете фестиваля, работе полиции и произошедших беспорядках, однако мэр Львова не отвечал на звонки и сообщения.

Впрочем в воскресенье вечером на своей странице в Facebook он снял с себя ответственность за произошедшее, назвав столкновения  "результатом хорошо спланированной операции по дискредитации Украины".

"Участники с обеих сторон выступили сознательными или бессознательными участниками "картинки".

Я осуждаю насилие, но как руководитель органа местного самоуправления, имею ограниченное влияние на силовые структуры и специальные органы.

Накануне мероприятия я предупредил председателя ОГА о том, что цель провокации - международная дискредитация Украины и попросил оказать все действия в пределах его полномочий, чтобы не допустить этого сценария. Знаю, что он обсуждал эту ситуацию с СБУ. Они знают, как работать в таких случаях. Надеюсь, сделали все, что могли. Слава Богу никто не пострадал. Есть репутационные потери.

Судебное решение о запрете проведения массовых мероприятий обеими сторонами возле Оперы было правильным. Прямые столкновения и кровь на улицах Львова - это то, чего хотели наши недруги.", - написал мэр.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости