Прошли те времена, когда на Петровке было не протолкаться. При доллар по 27 книги не продаются, Анастасия Рафал,
Прошли те времена, когда на Петровке было не протолкаться. При доллар по 27 книги не продаются, Анастасия Рафал, "Страна"

– Да ладно, не коснется! Вот когда к тебе придут люди в черном, и посадят тебя, как Коцабу в тюрьму, тогда и скажешь: коснется или не коснется, – торговец психологической литературой на знаменитом киевском книжном рынке на Петровке Дмитрий Милютин обсуждает со своим соседом по торговому ряду, чем обернется новый закон о запрете ввоза в страну литературы антиукраинского характера.  

– Мне, вон, сегодня, уже рассказали, что теперь нельзя будет ввозить из России больше 10 книг, – спорят неподалеку два тезки-букиниста. – Я говорю: "глупости, вы закон почитайте, там ничего такого нет", – говорит один из Юриев, тот, что помоложе.

– Ты что не знаешь, как все это будет? Сейчас они создадут комиссию, потом комитет, который будет присматривать за действиями комиссии, а потом комиссию, которая будет контролировать комитет. В итоге, дров нарубят! Вон, ряд детских мультиков из России запретили. За что? За кокошник?  

В пятницу утром, на следующий день после принятия закона "Об ограничении доступа на украинский рынок иностранной печатной продукции антиукраинского характера", его уже обсуждал весь книжный рынок.  

Законопроект, в названии которого фигурирует словосочетание "иностранная печатная продукция", как уже анализировала "Страна", на самом деле ограничивает доступ только для одной страны - России. И хотя чиновники пока еще не определились, что именно считать пропагандой, и кто будет судьей в этом вопросе, обитатели Петровки готовятся к худшему сценарию. Главное нововведение закона - теперь все книги из России можно ввозить только при наличии разрешения от специального контролирующего органа при Минкульте (при этом книги в количестве до 10 экземпляров ввозить можно без контроля).

Корреспондент "Страны" прошлась по книжному рынку, и пообщалась с продавцами книг. 

Зато "Майн Кампф" можно

"Очереди", "столпотворения", "не протолкаться" – все эти слова уже давно не применимы к книжному рынку на Петровке, где и ряды пустуют, и многие палатки с книгами давно закрыты.  

– Да раньше тут за час могли все разобрать! – вспоминает старые добрые времена торговец Олег, который стоит на рынке с 1995 года. – У меня тогда было 15 наименований книг, и торговал я только по выходным – сметали все! А теперь две тысячи наименований, и никто ничего не берет. 

Первый удар по рынку нанес кризис 2008-го года. Нынешняя же ситуация грозит его и вовсе добить. 

– Еще в прошлом году в это время, пока доллар был по 16, еще кое-как  было, что-то покупали. А сегодня уже обед, а мы всего две книги продали. У людей на еду уже денег нет!, – едва сдерживается, чтобы не вставить крепкое слово продавец книгами Олег.

Словом, новая законодательная инициатива Кабмина, одобренная парламентом, подоспела очень "кстати".  

– А липецкие конфеты еще не запретили завозить? – язвит Олег, который торгует учебниками. За год они еще подорожали на 20-40%, и стоят уже 60-150 гривен. – Они же только и умеют, что переименовывать, запрещать и разваливать. Что ещё?  

– Еще безвиз, – со смехом добавляет кто-то из его коллег.

– Ах да, и 10 безвизов! – словно спохватывается Олег. Он больше нацелен беседовать о жизни, а не о новом законе, поскольку торгует учебниками украинского производства. 

А вот Валерию Перчаку приходится ввозить немало литературы из России, да еще и исторического характера.  

– Просто очередная глупость. Ну, кто это будет определять? Какими-нибудь Дугиными, Прохановыми и Марковыми я и сам не возьмусь торговать, мне для этого не нужны указания наших кормчих функционеров. А в остальном, что считать пропагандой? Вот, например, книги о Молотове, о Николае Втором – это пропаганда? Или Сергей Беляков "Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя". Это российский автор, но люди с удовольствием покупают, – берет в руки один из своих бестселлеров Валерий Перчак.

Валерий Перчак интересуется, что считать пропагандой, и кто это будет решать? Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Скажем, историографии Молотова и Николая Второго это еще история, или уже пропаганда? Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

– Понимаете: читатели ведь рублем голосуют. Кто-то специально просит привезти ему литературу из России на ту или иную тему, человеку интересно, как они смотрят на эти исторические события. Он может сравнить. Другие, напротив, просят книгу об определенном периоде, но только не российского автора. Это рынок, – продолжает Валерий. – И вот что еще удивляет: у нас в Донецке, я сам оттуда приехал, продавать "Майн Кампф" было нельзя. Ходил УБЭП и "хлопал". А здесь люди ходят, спрашивают: здесь ее можно найти.

Я, конечно, прицельно труды Гитлера не ищу, но так навскидку, беглым взглядом, на прилавках их не обнаруживаю.

– Между прочим, "Майн Кампф" официально продавали и в Израиле, и в Германии, – говорит еще один продавец исторической литературы Алексей, полагая, что в ознакомлении с первоисточником нет никакой крамолы. – Не говоря уже о том, что сейчас любую литературу можно найти в интернете. 

"Поваренная книга анархиста"

Старожилы Петровки говорят, что за все время существования рынка, не помнят тут разгула "крамольных" книг. 

– Единственное, 7 лет назад при мне СБУ ходила, рекомендовала убрать "Поваренную книгу анархиста". Там якобы был рецепт, как в домашних условиях приготовить бомбу, – перелистывает в памяти страницы истории Петровки Алексей. 

– И еще был случай год назад: какие-то ребята ходили – то ли из СБУ, то ли журналисты провокацию устроили – носили какие-то брошюрки "ДНР/ЛНР". Мол, возьмете на реализацию? И только одна женщина согласилась. А на следующий день – статья в газете, и позор на весь рынок, – вспоминает Олег, который стоит в центральном ряду. – Так что нет здесь ничего антиукраинского! Кроме политики нашей власти.

У продавца Юрия на раскладке среди старинных и просто старых книг, видное место занимает... Виктор Янукович – "трофей", найденный в Межигорье.

Книга Виктора Януковича "Как Украине жить дальше". Фото Анастасия Рафал, "Страна"  

И хотя книга Виктора Януковича "Как Украине жить дальше" вовсе не дает ответа на этот вопрос, представляя собой собрание довольно скучных выступлений тогда еще премьер-министра на заседаниях Кабмина, – продать ее Юрий хочет за... 1600 гривен. 

– За сколько?! – не верю.

– За 1600, – отвечает уверенно. – Деньги отправлю ребятам в АТО.

– И давно стоит?

– С тех пор, как в Межигорье нашел. Уже почти три года. Подходила одна бабка, 250 гривен предлагала. Не отдал.   

"Сейчас начнутся маразмы" 

Такие бабушки на Петровке встречаются все реже, и реже.

– Обычно в декабре шел пик продаж. А теперь – вы же сами видите – никто ничего не берет. Потому что все съедает коммуналка, – говорит молодой парень Стас, который торгует литературой по психологии. 

Тем более, что выросли и цены на книги: все закупки ведутся в долларах, в том числе и с Россией. Но если раньше 10 евро это было 100 гривен, – то теперь втрое больше. В итоге, о какой книге ни спроси, торговцы называют цены: 140–250 гривен. 

– Уже полвторого, а я ещё ни одной книги не продал, – насупившись то ли от холода, то ли от недовольства, жалуется Валерьич. – За эту точку надо заплатить 2200 гривен в месяц, Плюс единый налог: сейчас 150, а со следующего года будет 300. Наконец, предыдущие два года действовал мораторий на проверки малого бизнеса. С начала 2017-го года уже снова начнутся проверки. В итоге, тут если кто и останется, – то только такие, как я, пенсионеры. Чтобы тысячу гривен к пенсии подзаработать.

– А если единый социальный взнос, сейчас это 400 гривен, приравняют к минимальной зарплате, – побаивается Алексей. – То мой заработок составит 800 гривен.  

– Нас вообще со всех сторон давят. Мы, по-моему, единственный рынок, где подняли арендную плату. Еще два месяца назад я платил 1600 за точку, а теперь уже 2200, – говорит продавец Сергей.

У него на раскладке – военная литература на любой вкус.

На раскладке у Сергея много литературы, посвященной Второй мировой. Фото Анастасия Рафал, "Страна"  

– Ничего антиукраинского здесь нет. Но вы же понимаете, что все, что угодно можно посчитать таковым. Это очередной манипулятивный закон, который позволяет продвигать одних, и закрывать дорогу другим.   

– Вон Троцкий, Ленин, да даже Пикуль и Толстой – при желании все можно посчитать пропагандой, – поддерживает другой торговец книгами Валерий.  

Не говоря уже о том, что многие недоумевают, как все это будет происходить.   

– Ты процедуру знаешь? – интересуется у своего коллеги Владимир Моисенко. – Теперь на каждую книжку надо будет разрешение получать. Подаешь заявление, экземпляр книги, рецензию на украинском языке... 

– Но у меня же 5 тысяч наименований книг, – разводит в ответ руками его коллега. 

– Вот чего мы боимся, – обращается ко мне Владимир. – У нас детские книжки, там никакой крамолы нет. Но сейчас на этапе выдачи этих разрешений начнутся маразмы. Уже написали бы в этом законе: "кроме детской литературы".  

Невыгодно издавать в Украине 

На сегодняшний день, говорят торговцы, 80% литературы на украинском рынке – это книги, завезенные из России.  

– У них очень развита издательская деятельность, – говорит Стас. – Они занимают одно из первых мест в Европе.

– Потому что у них государство еще в 90-е годы все налоги отменило, – объясняет причины успеха Олег Степанович. – Развивайтесь!

– А у нас – парадокс, – говорит букинист Юрий. – У нас такие законы, что даже если ты хочешь напечатать книжку на украинском, то тебе выгоднее напечатать ее в России, и официально ввезти сюда! Представляете! Так может сначала подобные законы отменить? Потому что издательства и так еле выживают.  

– Конечно, надо поддерживать своего производителя, а не везти чужое, – говорит Олег Степанович, у которого есть свое издательство. – Но у нас же... Вот в США большой процент ВВП составляют роялти, патенты и авторские права. А кто у нас слышал словосочетание "авторские права"? У нас еще недавно в АП стоял паленый краденный софт. А кто у нас заинтересован в том, чтобы рынок развивался и у людей была достойная белая зарплата? Никто. Потому что вы тогда независимы будете, думать начнете, а нужны рабы на плантациях. Вот нам морочат голову этим безвизовым режимом, а кому он нужен, этот режим? 4% людей, которые могут себе позволить уехать заграницу? – берется читать мне лекцию об экономике Олег Степанович. 

– Знаете, нынешняя ситуация очень напоминает мне такой период в истории Украины, как "Руина" (время междуусобных войн после смерти Богдана Хмельницкого - Прим.Ред.), – говорит на прощание один из продавцов Сергей. – Как раз тогда, из-за дрязг во власти, Украина поделилась на Правобережную и Левобережную.

– А мне это напоминает книжку "Маугли", – вздыхает один из покупателей Юрий. – Что делать, население увеличивается, мозгов на всех не хватает, – разводит руками торговец книгами Юрий. – Зачем читать? Можно телевизор посмотреть. Я смотрю на все это законотворчество: только и умеют, что кричать: "Ганьба!", "ганьба!". Вот и вся их работа. Ну точно, джунгли...

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!