Митинг в Яготине
Митинг в Яготине, фото: Анастасия Рафал, "Страна"

— Наш так называемый премьер-министр Кулявлоб и президент Вальцман-Порошенко нахватались кредитов у МВФ и Евросоюза, а взамен взяли на себя обязательство принять в Украине несколько сот тысяч беженцев! — кричит в микрофон молодой парень Владимир Загазей, руководитель киевской городской организации "Правый сектор".

— Гады!

— Сволота!

— Ганьба! — с азартом скандирует толпа.

"Мы к вам придем с коктейлями Молотова"

Такого наплыва посетителей Дом культуры Яготина, пожалуй, не видел никогда прежде. Более 500 человек, да еще и в разгар рабочего дня, — это для небольшого городка не шутка.

Фото: Анастасия Рафал, "Страна"

Можно было бы подумать, что в город приехала на гастроли чета Белоножек, но нет. 

Как уже писала "Страна", в Яготине планируют открыть пункт временного поселения беженцев. По версии чиновников это сулит жителям немало выгод — совместные образовательные программы, европейские гранты.

Местные не верят: это хотя и не международный шахматный турнир в Нью-Васюках, но оттого звучит не менее фантастически.  

В 15.00 в Доме культуры должны были пройти общественные слушания при участии Натальи Науменко, директора департамента по делам беженцев Миграционной службы. 

Однако слушать никто никого не стал. С криками "ганьба!", "проваливай отсюда" и "мы к вам придем с коктейлями Молотова" люди обратили чиновницу в бегство.

Специальный корреспондент "Страны" наблюдал за событиями, которые предшествовали "побегу".   

Европа нам не советует

— Я вчера говорил с Ульрихом, руководителем националистической группировки Nordic union. Он живет в 15-тысячном городке. Им тоже обещали 150 женщин с детьми. А через три месяца приехали мужчины. В итоге, уже три девушки изнасилованы, а полиция об этом молчит, — кричит в микрофон Владимир Загазей. — В Италии активистка левого движения, которая поддерживает этих мигрантов, пришла в лагерь для беженцев вместе с дочерью, принесла им еду. Изнасиловали и ее, и ее дочь.

— И правильно сделали, — злорадно кивает миловидная старушка в косынке.   

На "сцене" — Владимир Загазей. Фото: Анастасия Рафал, "Страна" 

— У нас война! — продолжает Загазей. — Вон, в Пуще-водице переселенцы с востока живут без горячей воды и тепла. Власти на них начхать! Зато мы будем принимать сирийцев! Вспомните, что было в Кельне, за одну ночь изнасиловали 12 женщин! Вы знаете, что самое популярное имя в Нидерландах за последние 5 лет — Али? Что в Англии запретили открыто носить крестики, потому что это нарушает права мусульман?! — привирает оратор. — Мы видели, как по Москве бегала исламистка, которая отрезала голову ребенку. Хотят принимать беженцев? У нас в Закарпатье есть цыганские села. Там и принимайте!

— Правильно, — аплодирует толпа.

"Швеция уже уничтожена"

— Я вам расскажу историю 30-летней давности, — поднимается на ступеньки у здания Дома культуры местная жительница Любовь Кутепова. — В 1982 году, будучи студенткой, я жила в общежитии. Тогда, вы помните, была война в Афганистане. И одну из девочек в нашей комнате очень жестоко изнасиловал афганец. И как оказалось, она была уже восьмой его жертвой! Не третьей, не пятой — восьмой! Мы не можем этого допустить!

— Н-еее-т!!! — бушуют собравшиеся.

— Наш город был просто захвачен этими людьми! — берет в руки микрофон Карл Андерс из шведского Мальме. Этого шведа (активиста антимигрантского движения) в Яготин привез "Правый сектор". — У нас 300 тысяч населения, и шведы теперь составляют только 49%. Беженцы прямо говорят, что они не от войны бегут, а просто хотят денег и наших женщин.

По толпе проходят возгласы возмущения.

— Швеция уже практически уничтожена, — продолжает через переводчика Андерс. — Хотите ли вы этого в Украине?

Депутат от "Свободы" Игорь Сабий. Фото: Анастасия Рафал, "Страна"

— Мы это уже проходили, — кричит депутат облсовета от "Свободы" Игорь Сабий. — Сначала приезжают несколько корейцев лук сажать, а потом от них уже некуда деться. Если мы сейчас допустим, чтобы приехали 150 беженцев, то через три года их тут будет уже 25 тысяч! Конечно, немцы и французы готовы платить хоть черту, чтобы избавиться от этих гостей. Но и нам не надо это осиное гнездо!

А нам кто поможет?

Дело, похоже, приобретает нешуточный окрас. К мэру Яготина Наталье Дзюбе уже приезжают иностранные журналисты. В пятницу были из New York Times.

— Агитировали за милосердие, — объясняет мэр.

Впрочем, тех, кто готов его проявить по отношению к афганцам и сирийцам в Яготине, похоже, нет. Или почти нет.

— Та не пускайте вы этого ненормального! — кричит толпа, завидев возле микрофона седовласого деда с усами.

— Я хотел сказать мысль, — обиженно лопочет Мыкола Дрэмлюга.

Свою "мысль" он излагает мне в частном порядке. Начинает издалека: он и в "Рухе" был, и на Майдане был, и где он только не был.

Мыкола Дрэмлюга готов протянуть сирийцам руку помощи. Фото: Анастасия Рафал, "Страна" 

— Мы должны подать руку помощи… — подготовился он толкнуть патетическую речь. Но не успел. 

— Домой себе их забери, старый дурень! — накинулась на него бабка с авоськой. — Не слушайте этого идиота!

"Мы сами в наймах"

— Я к людям с честной правдой, — кричит, тем временем, со ступенек, которые служат сценой, глава государственной районной администрации Александр Деренец. Один из тех, кто не может не поддерживать размещение в Яготине центра беженцев. Деренца назначил президент, у него не выборная должность.  

— А правда такая, что мы с вами живем в Яготине, и правда, что живем мирно, и правда еще и в том, что в прошлом году все врачи, работники культуры, учителя получили зарплату, — осваивает былинный стиль изложения глава района.

— Что он несет?

— Ты по сути давай! — разносится в толпе.

— Нет, вы меня не затыкайте, — все с тем же невозмутимым спокойствием возражает глава. Он хотел было продолжить рубить правду матку. Но тут к нему подскочил Алексей Копишинский, глава правления  Всеукраинского альянса бойцов и волонтеров АТО.

— Дайте людям ответ! Вы за пункт беженцев или против?

— Встаньте на свое место! Вы от меня под давлением ничего не добьетесь!

Глава Яготинской райгосадминистрации не любит, когда на него давят. Фото: Анастасия Рафал, "Страна"

— Мы сами в наймах и детям работы нет, — закричал кто-то в толпе.

— Денег нет! Ни дома, ни квартиры!

— Сколько можно издеваться?!

— Нас в рабов превратили! Так же нельзя жить!

— И все хуже и хуже.

— У меня ребенок инвалид. Пускай государство мне поможет! — кричат все и сразу.   

— Люди готовы идти под Верховную Раду, Кабинет министров и даже перекрывать дороги, — объясняет настроения Алексей Копишинский.

— Наша громада может! — улыбается замглавы Яготинского райсовета Александр Усенко. — В 2012 году мы не дали построить тут завод по производству минваты. Под это тут 52 гектара земли выделили. Но это вредное производство. Так тут каждый день митинги собирались, люди такого жару давали! 

"Пускай в Россию едут"

Усенко хочет еще что-то рассказать, но его уже не слышно.

— Ганьба! — взревели собравшиеся, увидев микрофон в руках у Натальи Науменко, директора департамента по делам беженцев.

— Я представляю Миграционную службу, но я хочу говорить с вами не как чиновница…

Гул становится все громче.

— Подождите, если вы хотите кричать… Мы приехали вас услышать. Может быть, мы можем найти общий язык…

— Не найдем!

— Ганьба!

— Я не буду переубеждать вас, что беженцы — это такие же люди, как и мы с вами, — пытается перекрикивать чиновница. — И что детские слезы, они одинаковые у людей с разным цветом кожи. Вы все забыли события 2013-2014 годов, когда люди отдали свои жизни за европейские ценности. 

— Это ганьба! Они убивают людей, они делают терракты в Париже!

— У терроризма нет национальности, — перекрикивает Науменко.

— Цыганы живут с нами по 200-300 лет, и все это время мы имеем одни и те же проблемы! — кричит кто-то, дорвавшись до микрофона. — Они не интегрируются. Они будут заниматься криминалом, убийствами, изнасилованиями.

Наталье Науменко не удается найти общий язык с местными жителями. Фото: Анастасия Рафал, "Страна"

— Пускай в Россию едут! — раздается в толпе.

— У нас полно собственных беженцев на экспорт, зачем они нам на импорт? — поддерживает кто-то.

— У нас в добровольческих батальонах много ребят из других стран. И они не могут получить гражданство, — взял в руки микрофон Копишинский.

— Эта проблема решается, — парирует Науменко. — Некоторые получают гражданство.

К микрофону прорывается какая-то бабка, и принимается читать стихи собственного производства.

— Росте в саду калина, а на ній білий цвіт, родила мати сина у цей жорстокий світ.

"Решение огласим в понедельник"

Видимо, понимая, что слушать ее никто не хочет Науменко развернулась и зашагала в сторону авто. Следом за ней ринулись журналисты.

Впрочем, разговор не клеится. Стоит нам окружить чиновницу, и задать ей вопрос, как из-за спин тут же слышится рев "ганьба!", "заврались!", "не слушайте эту бредятину!", "геть из Украины" и "громада против!".

Науменко снова уходит. Журналисты снова окружают. Так происходит несколько раз.

— Дайте же ей сказать! — кричит кто-то из операторов. Но напрасно.

— Ганьба! — негодует в ответ толпа. — Мы возьмем оружие в руки и будем стрелять! Мы к вам придем с коктейлями Молотова!

Единственное, что понятно из слов чиновницы, что рассказы о сирийских беженцах — это фейк. Мигранты будут самые разные: из Афганистана, Ирана, Ирака, Палестины, России. И что дальнейшие планы в отношении пункта беженцев чиновники огласят в понедельник. 

— Мы поднимем документы… Мы найдем точки соприкосновения… Европейские ценности… Обязательства… — перекрикивает Науменко, пытаясь, видимо пояснить, что Украина не может вот так вот просто, взяв деньги у Европы на строительство центра для беженцев, затем эту Европу тупо кинуть и отказать принимать мигрантов.

Тем временем, яготинцы призывают всех неравнодушных подписывать электронную петицию на сайте президента с тем, чтобы вместо сирийских, афганских и палестинских беженцев разместить здесь своих — с востока Украины.

Чья возьмет, пока говорит рано. Похоже, что битва только начинается.    

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости