Минобороны Украины, МИД России и представители так называемой "ДНР", обвиняют друг друга в подготовке химической атаки на Донбассе с применением отравляющих химических веществ.

Первым об этом заявил представитель "ДНР" Эдуард Басурин. По его словам, на станцию Красногоровка Донецкой области, которую контролирует Украина, якобы прибыли "вагоны, забитые бочками синего цвета с сильнодействующим ядовитым веществом". Бочки, дескать, даже начали разгружать украинские военные, одетые в защитные костюмы.

На заявление Басурина откликнулось и Министерство обороны Украины – представитель ГУР Минобороны Вадим Скибицкий рассказал, что Россия хочет обвинить Украину в применении химического оружия.

Пока военные, разведчики и дипломаты рассказывают о возможных провокациях и химической опасности, "Страна" побывала в ООС, заехала в Красногоровку и другие соседние села и выяснила, насколько соответствуют действительности заявления официальных инстанций.

- Химическое оружие? Да есть оно у нас. Вон – видите? Военно-полевой сортир типа М/Ж? Вот это и есть наше химоружие. Если разбросать лопатами содержимое по округе, то сразу все почувствуют, - смеясь, показывает на дощатый "домик" рядом с окопами боец бригады в Красногоровке (согласно правилам Минобороны, "Страна" не публикует номера боевых частей на передовой – Прим.Ред.).

На самом деле ни в Красногоровке, ни в других селах рядом никаких "синих" бочек нет и не было. Мы попытались отыскать хоть каких-то свидетелей разгрузки или хотя бы подвоза некоего груза, опросили местных жителей и военных, объехав почти весь район. Но так и не нашли.

Фото: "Страна"

Шутки – шутками, но фейк с химоружием реально напряг украинских военных. В подразделениях обсуждают, откуда взялась информация о вероятной химатаке. В реальность применения отравляющих веществ никто не верит. Хотя есть уже информация о требованиях штабистов отчитаться о наличии противогазов.

Это вызывает у бойцов иронию и дает повод для создания новых анекдотов в духе черного юмора.

"Противогазов отродясь у нас на передовой не было. В войсках ходит слух, что сепары могут закинуть на украинскую территорию бочку с отравляющим веществом, рвануть ее здесь, а затем завопить на весь мир, мол, видите!? Украинцы готовились к химической атаке, но недосмотрели и разлили по недосмотру отраву у себя на передке или в тылу. Но на самом деле такой слух - это полная чушь, придуманная политиками. Дело в том, что сейчас на передовой уже месяца полтора – полный "штиль". Артиллерия не работает, ни с нашей, ни с "той" стороны. Прилетов нет, диверсионные группы, бывает, выходят поближе к нашим позициям, но тут же откатываются. Главная опасность – снайпера. Они обустраивают "лежки" на "нуле" (нейтральной полосе), и оттуда постреливают. Но за последний месяц боевых потерь у нас не было. В других подразделениях потери есть – от снайперов. Но большая часть потерь в войсках сейчас – из-за разгильдяйства и неуставщины. Кто-то гранату не туда кинул по пьяни, кто-то - избил подчиненного до смерти. Война 2018 года и война 2014 года – две большие разницы. По факту мы сейчас мы стоим на линии разграничения с как бы украинским "сектором Газа". Нашим политикам в Киеве не очень выгодно, что война вошла в "штилевую" фазу. Нужна "заруба", нужны потери, по ящику политикам нужно скорбно заявить, что войска героически сражаются, и несут потери. Руководству сепарам – тоже невыгодно просто киснуть на передовой. Им как воздух нужна "угроза укрофашистов", чтоб увеличилась помощь из Москвы. Вот и запускают с обоих сторон фейки про подготовку к химическим атакам", - комментирует офицер боевого подразделения в Марьинке Владимир Д.

Фото: "Страна"

Впрочем, настоящие ЧП в войсках на передовой связаны вовсе не с фейком вокруг применения отравляющих веществ. Почти каждую неделю в подразделениях на передовой есть потери. Половина из них связана с пьянством. Справедливости ради стоит отметить, что по сравнению с прошлыми годами в боевых подразделениях ВСУ "алкозалетов" стало в разы меньше. Официально на передовой – сухой закон.

А опыт прошедших лет войны на Донбассе забил командирам аксиому – от спиртного жди беды.

"Если в первый раз боец попадается на употреблении, проводим беседу. Чаще всего пишем рапорт в ВСП, "аватаров" судят и штрафуют на несколько тысяч гривен. Если повторно "залет" происходит – пишем рапорт на увольнение", - рассказывает офицер Ш.

Но монотонность службы, да и постоянный стресс берут своё. Все таки "словить" пулю снайпера или шальной осколок вероятность на передовой даже в условиях "штиля" в сотни раз больше, чем в тылу. Поэтому ежедневные сводки ВСУ пестрят сообщениями о пулевых и осколочных ранениях и гибели бойцов, которые происходят по "пьяному делу" в разных подразделениях по всему фронту. Помимо "пьяных" ранений и смертей, часты несчастные случаи при обращении с техникой и суициды.

Самоубийства в армии чаще всего объясняют неурядицами дома и неустроенностью близких в тылу. Недовольны военные и зарплатами.

"Квартиру я получу лет через двадцать с теми темпами, как выделяют жилье для военных. Пока моя жена живет в общежитии – учится в университете. Когда приезжаю, приходится прокрадываться к ней в комнату, как будто я преступник. Был в штабе, подошел к полковнику – заму по тылу, как продвигается моя очередь. Жирное рыло в полковничьих погонах нагло и не стесняясь ответило, мол, подгонишь "по-братски" пятерку тысяч "зелени", сразу окажешься в первой десятке в очереди. Очень хотелось дать ему по роже. Я на передовой уже пять лет. Зарплата чуть больше 12 тысяч гривен. Сколько мне придется работать, что бы собрать хотя бы тысяч 10 долларов на однушку где-нибудь в провинции?" - возмущается старший лейтенант Юрий К.

Правда, командование обещает с нового года поднять зарплаты. Как заявляет министр обороны Полторака получать военные на передовой будут как минимум 20 000 гривен.

Впрочем, солдаты пока осторожно оценивают такие обещания. "Посмотрим как оно будет. Да и 20 000 по нынешним временам - не сильно крутая зарплата. Нижний уровень зарплат в Польше", - говорит один из из бойцов. 

Фото: "Страна"

Фото: "Страна"

О патриотизме в боевых частях особо говорить не любят.

"Это – наша работа. С передка никто не побежит. Но есть разница между нами и тыловыми патриотами. Те, тыловые – бегают, щемят коммерсантов, "капусту" рубят. Те, кто хочет реально защищать родину – идет в военкомат, заключает контакт с ВСУ и сидит в окопах. Вот разница. Но для многих "патриотов" проще в тылу любить Родину, чем здесь. А на передовой - некомплект", - комментирует сержант с позывным "Вано".

Фото: "Страна"

Нехватка личного состава действительно ощущается.

Бригады по всему фронту укомплектованы в среднем на 50 процентов. То есть по штатному расписанию, на передовой нет каждого второго солдата. И с каждым месяцем все больше рапортов об увольнении.

Основные причины – низкие зарплаты, отсутствие жилья у кадровых офицеров и солдат-контрактников. И, вполне традиционная бюрократия – у любого офицера ВСУ, кроме реальной боевой работы, настоящая головная боль по заполнению десятков отчетов и ведомостей.

По общему мнению опрошенных нами бойцов реального наступления не готовят ни с украинской стороны, ни со стороны сепаратистов.

"О каком наступлении бредят в тылу? О какой "самой сильной" армии говорит Порошенко? Да, на передке профессионалы-контрактники, а не мобилизованные. Но если на один километр передовой – всего пять-десять бойцов, даже суперпрофи, то о каких наступлениях или грядущих победах твердят политики? Только клоуны могут накатать законопроект об объявлении войны России и у…здить на каникулы. Теперь до кучи еще и химическую войну придумали. Вот такой анекдот появился: "Хочешь выжить при химатаке – носи с собой подушку. С ней на минуту больше проживешь, успеешь принять достойную позу", - говорит солдат-контрактник из Черкасской области Вячеслав с позывным "Иваныч".

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!