Украинкам, которые согласны стать суррогатными мамами, предлагают десятки тысяч долларов, жилье в столице, одежду и еду
Украинкам, которые согласны стать суррогатными мамами, предлагают десятки тысяч долларов, жилье в столице, одежду и еду

"Может, это прозвучит странно, но мой муж очень давно мечтал об автомобиле. К сожалению, мы никак не могли его себе позволить из-за нехватки финансов. И приняли решение о моем участии в программе суррогатного материнства. Теперь у семьи есть долгожданный ребеночек, а у нас в семье – долгожданный автомобиль..."

Это отзыв 30-летней Валентины из Киева на сайте Международного агентства "Вспомогательное материнство", которое сотрудничает с клиникой репродуктивной медицины "Надія". Это агентство подыскивает суррогатных матерей для бездетных пар из Украины и всего мира.  

Аналогичных агентств-посредников в Украине десятки, и каждый год появляются новые.

Недавно одно из них, некое World Surrogacy, расклеило такие объявления в киевском метро: "Подарите счастье бездетной семье – станьте суррогатной матерью или донором яйцеклетки". За эти необычные услуги украинкам предлагают немалые вознаграждения.

Суррогатных матерей ищут по объявлениям в киевском метро. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Журналист "Страны" решила на своем опыте проверить, что требуется от женщины, которая хочет стать суррогатной матерью. И притворилась желающей выносить и родить ребенка для чужих людей.

"Клиенты хотят себе черноволосую кучерявую суррогатную маму с голубыми глазами"

"Суррогатные туристы" приезжают в Украину из самых разных стран мира в поисках подходящих утроб для вынашивания их детей. Главные причины: в Украине это разрешено законом (в отличие от многих стран Европы) и на порядок дешевле, чем за границей. 

Для примера, суррогатной матери-американке придется заплатить 100-120 тысяч долларов, а украинке – почти в десять раз меньше. 

Так, авторы непритязательного объявления в киевской подземке обещают суррогатным мамам до 576 тысяч гривен (22 тысячи долларов) компенсации. Для многих украинок это огромные деньги, особенно в условиях кризиса и безработицы. Если для бездетных семей это, возможно, последний шанс родить ребенка, то для многих украинок суррогатное материнство – единственная возможность заработать. 

Я, по редакционному заданию, решаю откликнуться на такое заманчивое предложение.  

Захожу на сайт компании-посредника, указанный в рекламе из метро, и начинаю сомневаться. Что-то это агентство не внушает особого доверия. Оно даже не может определиться с собственным названием: представляет себя то как Surrogacy Club, то как Surrogacy agency, то как World Surrogacy (удобный нейминг – каждое из них легко спутать с другими всемирно известными агентствами сурматеринства). Причем по каждому из этих запросов поисковик выдает абсолютно разные сайты, но только не тот, на который ведет объявление в подземке.

С первого взгляда видно, что сайт этого агентства сделан недавно, причем состряпан очень коряво, наспех, "на коленке". И помимо него, об этом якобы международном агентстве нет никаких упоминаний в Сети. Текст пестрит орфографическими ошибками и несогласованными фразами – так  бывает, если бездумно и не перечитывая прогонять его через онлайн-переводчик с украинского на русский и наоборот. А отзывы якобы реальных суррогатных мам, которые воспользовались услугами этой фирмы, оказываются наглым плагиатом: они абсолютно идентичны отзывам на сайте известного международного агентства "Вспомогательное материнство" (клиника "Надія"). Даже имена и возраст сурмам – те же.

Агентство по поиску суррогатных матерей сплагиатило отзывы у другого известного агентства. Скриншот: Страна

Хотя Surrogacy agency вовсе не вызывает доверия, я все равно звоню туда, представляясь желающей стать суррогатной матерью. Странно, на главной странице сказано, что агентство работает с пятью странами, но контактные номера указаны только для двух государств – Украины и России. Причем в имени украинского контактного лица, кажется, пропущена буква. Что ж – звоню.

На сайте агентства по поиску суррогатных матерей полно ошибок – даже в именах контактных лиц. Скриншот: Страна

Первый звонок – трубку берет девушка. Я, по легенде, молодая мать-одиночка, и мне очень нужны деньги. Поэтому, мол, хочу попробовать себя в суррогатном материнстве – расскажите, пожалуйста, подробнее об условиях. Уже готовлюсь слушать перечень жестких требований, когда вдруг сотрудница агентства говорит: "Ок, я вам перезвоню", – и кладет трубку. Проходят сутки – а обещанного звонка все нет.

Какое-то странное агентство по поиску суррогатных матерей, которое не перезванивает потенциальным суррогатным матерям.

На следующий день – вторая попытка связаться, снова обещание перезвонить, и опять – молчание. Иду другим путем.

Желающим стать суррогатной матерью предлагают тут же на сайте агентства заполнить простую анкету – имя, фамилия, контактные данные. Я заполняю и жду обратного звонка. К своему удивлению, на этот раз я его таки дождалась.

Сайт агентства, которое ищет суррогатных матерей в метро, выглядит коряво и сделан на скорую руку. Скриншот: Страна

Примерно через час сотрудница агентства, представившаяся Леной, уже перечисляет мне список требований к суррогатным матерям. Хотя я и так знаю, что у сурмамы должен быть собственный здоровый ребенок. Это – главное условие. Во-первых, это доказывает, что она способна родить. А во-вторых, считается, что тогда она психологически не привяжется так сильно к малышу, которого выносит для других родителей, и ей будет проще его отдать.

– Вам должно быть от 18 до 35 лет, чем моложе – тем лучше, – перечисляет параметры Лена. – Желательно – положительный резус фактор. Вы должны быть физически и психологически здоровы, у вас должен быть здоровый ребеночек. И промежуток между родами должен быть где-то два года, чтобы вы были уже не кормящей. Желательно, чтобы не было кесарева, но это тоже не проблема, если уже прошло достаточно времени и вы родоразрешимы.

Слово-то какое – "родоразрешимы"! – думаю я про себя. Вру, что подхожу по всем параметрам, и изображаю страстное желание стать суррогатной матерью.

Лена тут же во время разговора вносит мои данные в базу суррогатных матерей. Имя, фамилия, дата рождения, рост, вес, группа крови, вредные привычки, город проживания – пока все безобидно. Потом вопросы становятся интимнее: дата последней менструации, длительность цикла. И тут меня застают врасплох.

– Дата последних родов?

К этому я не была готова. Возраст ребенка еще можно сообразить на ходу, а вот точную дату рождения... Изображая помехи на линии, как в комедийных фильмах, судорожно собираю в кучу весь математический запас и придумываю дату рождения для своего несуществующего ребенка. Пускай будет июнь, 12, 2016 года – как раз уже два года якобы прошло.

– Рожали сами или было кесарево сечение? Были ли аборты? Хронические или генетические заболевания есть? Семейное положение?

– Не замужем. В смысле в разводе, – на ходу соображаю я.

– Это важно. Тогда вы должны будете предъявить свидетельство о расторжении брака или письменное заявление от мужа, что он не претендует на ребеночка.

Я уже подумала, что опрос закончен, но самое интересное ждало меня впереди.  

Вдруг Лена спросила, какой у меня цвет и тип волос (волнистые или ровные), цвет глаз и склонна ли моя кожа к загару.

– А что, это на что-то влияет? – удивляюсь я.

– Ну конечно, – объясняет Лена. – Нам важно иметь представление, как вы выглядите. Бывает, клиенты хотят себе черноволосую кучерявую суррогатную маму с голубыми глазами. Разные есть предпочтения.

Хотя малыш не связан генетически с суррогатной мамой, многие считают, что она все же передает ребенку часть "себя", пока носит его под сердцем девять месяцев.   

Суррогатными родителями, говорит Лена, могут быть как украинцы, так и иностранцы.

– Тут уже кто вас выберет, из какой страны.

– Из какой, например? – не отстаю с расспросами. Лена теряется.

– Ну… Это может быть Испания, Россия... Клиенты из разных стран обращаются к нам в агентство, если у них проблемы с деторождением. То есть это здоровая мама, здоровый папа, но по каким-то медицинским причинам они не могут выносить и родить ребенка.

Скриншот: Страна

Съезжая с вопроса про страну происхождения суррогатных родителей, которые могут выбрать меня для вынашивания своего ребенка, Лена принимается описывать саму процедуру.

– Получается, что суррогатная мать вынашивает малыша вместо генетической мамы. Искусственным способом, в пробирке, оплодотворяется яйцеклетка мамы сперматозоидами папы. Получившийся эмбрион пересаживается к вам в матку, и вы уже вынашиваете для них ребеночка. Отдаете родителям вы его сразу после родов, грудью не кормите, – объясняет она схему процесса.

Выходит, суррогатная мать – лишь "курьер", "инкубатор", в котором чужой малыш проведет девять месяцев, пока не родится, чтобы уехать к своим генетическим родителям и больше не увидеться с той, кто носила его под сердцем и подарила жизнь.

Обсудили, кажется, все, кроме главного. Мне так и не сказали ничего про оплату - собственно, главную причину, по которой я звоню. Успеваю спросить, пока Лена не повесила трубку:

– Так какую компенсацию я получу?

– Точную сумму не назову, это все обсуждается потом, при встрече с суррогатными родителями, – снова "съезжает" представительница агентства. – Как только вы сдаете анализы и вас выбирают клиенты, вы с ними и с юристами обсуждаете условия итоговой выплаты за вынашивание и суммы помесячного содержания, подписываете контракт. Ориентировочная цена за ребенка – от 12 100 евро (это 369 582 грн – на порядок меньше, чем обещали в объявлении в метро). Питание, проживание, одежда, проезд оплачиваются отдельно.

Что ж, моя анкета заполнена. Следующий шаг – медицинское обследование, которое я должна пройти в определенные дни менструального цикла в клинике Nativita – партнере того агентства. Всего предстоит сдать 24 базовых анализа, главная цель которых – определить, здорова ли я и способна ли рожать.

Правда, Лена затрудняется назвать полный перечень анализов, а на все мои детальные расспросы отвечает "вы, главное, приезжайте, а там врачи уже на месте все объяснят". Зато спешит успокоить: оплату анализов клиника берет на себя. После этой фразы, видимо, все вопросы должны отпасть сами собой.

– Если вы готовы участвовать в программе суррогатного материнства, до обследования нужно скинуть нам на Viber фото документов: паспорт и ИД-код (свой и мужа, если замужем), свидетельство о рождении вашего ребенка, свидетельство о браке или разводе. А также справки от нарколога, психолога, терапевта (о том, что нет противопоказаний для беременности) и флюорография. Впрочем, все эти документы можно предъявить уже лично в клинике.

Вот так просто – сфотографировать пару документов, пройти несколько врачей, и я уже почти суррогатная мама. Кладу трубку с таким ощущением, как будто вопрос моего участия в программе уже решен.

"Помните: вы на этого ребенка не имеете права"

Может быть, это только с этим агентством так вышло? Потому что серьезность и надежность компании, которая ищет суррогатных матерей в метро, мягко говоря, вызывает вопросы.

Поэтому решаю повторить свой эксперимент, но уже с более известной фирмой по суррогатному материнству.

С той же легендой обращаюсь в клинику "Надія", где меня перенаправляют на агентство "Вспомогательное материнство". И снова изображаю желание сдать свою утробу в аренду на девять месяцев чужим людям.

Скриншот: Страна

Первое различие: в этом агентстве "вилка" возраста, в котором можно стать суррогатной мамой, ýже – от 22 до 34 лет. А вообще, как признается мне в разговоре сотрудница Наталья, стараются брать в программу девушек от 23 лет.

Здесь не перечисляют сходу все требования к сурмамам, а сначала проверяют, подхожу ли я под них. Как и в прошлый раз, первым делом мне задают базовые  вопросы: сколько лет, где живу, группа крови и резус-фактор, рост, вес – и параллельно вносят данные в базу.

– У вас есть ребенок? Сколько ему лет?

Спонтанно решаю подкорректировать легенду и называю другой возраст ребенка.

– Год, – выпаливаю я первое, что пришло в голову. На всякий случай добавляю:

– Год и два месяца.

– Лактация как давно закончена?

Вопрос с подвохом. Выдумываю, что где-то месяц-два назад. Наталья неодобрительно хмыкает. Оказывается, со дня прекращения грудного кормления должно пройти минимум три, а то и все четыре-пять месяцев.

– При грудном кормлении в организме женщины вырабатывается в больших количествах гормон пролактин, который препятствует приживанию эмбриона, – объясняет Наталья. – Придется вам подождать еще месяца два-три, а потом прийти к нам в клинику и сдать анализ на уровень пролактина. Пока он высокий, в программу вас не возьмут.

Уже понятно, что в этом агентстве список вопросов шире – меня просят пересказать чуть ли не весь анамнез по гинекологии и общему здоровью. Были ли эрозия или дисплазия шейки матки? Есть прививки от кори и краснухи? Оказывается, без них к участию в программе сурматеринства тоже категорически не допускают.

Когда все формальные строки анкеты заполнены, вместо требований мне оглашают предложения. Наталья, не дожидаясь моего вопроса, сразу переходит к финансам.

Компенсация, которую в этом агентстве предлагают суррогатным матерям, составляет 14 тысяч долларов при рождении одного ребенка, 17 тысяч долларов – при рождении двойни. Действительно, деньги солидные, на них суррогатная мать потом может не один год жить, не работая, или потратить их на переезд, скромную недвижимость. Либо – как некая 30-летняя Валентина из Киева, чей отзыв значится на сайте агентства, – приобрести автомобиль. 

Интересно, что на сайте сумма компенсации за двойню – 18 тысяч долларов, на одну тысячу больше, чем назвала мне менеджер по телефону. Скриншот: Страна

– Сумма фиксированная, из нее ничего не вычитается, и она выплачивается по факту уже после рождения ребенка, – уточняет Наталья. – Отдельно оплачивается период подготовки к переносу эмбриона и сам перенос – 250 долларов. Если беременность наступает, ежемесячно еще выплачивается 300 долларов – на питание. И разово после 16-й недели беременности выплачивают 5 тысяч гривен – на одежду.

Наталья не скрывает, что спрос на суррогатных матерей высок и превышает предложение. Пары буквально стоят в очереди за здоровыми украинскими женщинами, готовыми выносить и родить их ребенка.

– Программа у нас без ожидания, то есть вам ждать очереди не придется. Биопары, желающие завести ребенка, есть. Время требуется только на обследование вас как будущей суррогатной мамы, – говорит Наталья.

На полное медицинское обследование перед переносом эмбриона уходит примерно месяц-полтора. Если не выявят каких-то заболеваний, которые еще придется лечить. – например, молочницу.

Порядок обследования мне оглашают сразу.

Вначале я как будущая мама должна приехать в клинику "Надія" – на кольпоскопию и УЗИ (все анализы в клинике – за счет агентства). Если после осмотра мне дадут добро на участие в программе, то потом по месту жительства в поликлинике мне фактически нужно будет пройти полный медосмотр. Сдать общий анализ крови, мочи, сделать кардиограмму, флюорографию, анализ на свертываемость крови, анализ на краснуху, корь, УЗИ молочных желез, щитовидной железы, внутренних органов, взять справку от терапевта, нарколога и психиатра... И это еще не полный перечень. Пока Наталья это все перечисляет, у меня голова идет кругом от массива информации. 

– Не переживайте, на первичном осмотре в "Надії" мы выдадим вам полный список.

Потом, если с общими анализами все хорошо, в "Надії" уже будут готовить меня непосредственно к программе суррогатного материнства. Опять же, за счет агентства.

Наталья говорит, что я уже могу начинать сдавать анализы, причем в первую очередь – анализ на антитела к краснухе.

– Если он отрицательный, девочки в клинике либо отказываются от программы, либо идут делать прививку от краснухи, но тогда еще нужно будет ждать три месяца, пока появятся антитела, – объясняют в агентстве.

Но потом все равно придется подождать два-три месяца, чтобы сдать анализ на пролактин, потому что из-за моей предполагаемой лактации он сейчас будет зашкаливать. Хотя – Наталья говорит, что уточнит, – может, я смогу сдать этот тест раньше.

В отличие от агентства "из метро", на сайте "Вспомогательного материнства" четко перечислены все требования к суррогатным матерям. Скриншот: Страна

Она перезванивает буквально через 20 минут и радостно сообщает, что уже через пару недель может записать меня на гинекологический осмотр в клинику и заодно на анализ на пролактин. Хотя еще пару минут назад Наталья говорила, что надо ждать три месяца.

– Может, у вас пролактин уже настроился и все ок, – сообщает она.

Становится понятно, что с суррогатными матерями у агентства сейчас напряженка и они очень нуждаются в "свежих утробах".

Наталья уточняет – живу ли я сама с ребенком, и, если я буду участвовать в программе, кто мне будет помогать? Отвечаю, что мама – я же все-таки, по легенде, мать-одиночка.

И тут самое интересное.

– Когда вырастет животик, вы будете оставаться по месту жительства или захотите переехать? – спросила Наталья.

– Переехать? В смысле?

– Насколько вы будете стесняться? – уточняет она.

– Наверное, сильно…

– Хорошо, – слышу в ответ, – тогда мы подыщем вам квартиру на последние месяцы беременности.

 

Отзывы пар, которые стали родителями благодаря суррогатному материнству. Скриншот: Страна

Тем временем Наталья описывает, как происходит сам процесс "подсадки" в матку сурмамы чужого эмбриона.

Согласно договору, переносится не более двух эмбрионов. Наталья уверяет, что близнецы бывают очень редко.

– Буквально единичные случаи. В основном девочки вынашивают по одному ребенку. Бывает, что подсаживают один эмбрион, а он превращается в два – тогда это однояйцевые близнецы. Но это уже крайне редкий случай, – добавляет Наталья.

– А что делать, если в процессе вынашивания происходят какие-то проблемы – выкидыш, например? – интересуюсь.

– Все риски, ответственности и компенсации прописываются индивидуально уже при подписании договора о суррогатном материнстве с парой. Суррогатная мама получает договор до подписания и может проконсультироваться с юристом, если есть вопросы – можно будет обсудить с директором компании. И если женщина согласна, она подписывает договор и уже знакомится с парой, – успокаивает моя собеседница.

На вопрос – кто эти пары, которые фактически возьмут мое лоно в аренду на девять месяцев? – в этом агентстве отвечают намного подробнее.

Это гетеросексуальные мужчина и женщина, в официальном браке, с медицинскими показаниями для участия в программе суррогатного материнства.

– Есть и украинцы, и иностранцы. Если иностранцы – то из стран, где официально разрешено суррогатное материнство.

– А есть ли разница, вынашивать ребенка для украинской или заграничной пары?

– Нет. Компенсация одинаковая. Единственное, что украинцы могут приезжать на УЗИ, смотреть, как развивается ребенок. А иностранцы приезжают на знакомство и подписание договора, а потом общаются с переводчиком компании. Он каждый раз, когда суррогатная мама приходит на прием в клинику, пишет паре, как протекает беременность. То есть иностранцы следят за развитием беременности удаленно – вот и вся разница. Иногда по "Скайпу" общаются с суррогатной мамой, если есть желание.

Но, подчеркивает Наталья, общение украинских пар с украинскими суррогатными матерями не назойливое.

– Мы контролируем этот процесс и просим родителей не очень нагружать суррогатную маму, чтобы у нее было свое личное пространство.

Пытаюсь как-то осторожно выяснить главный волнующий меня вопрос: а бывало ли такое, что суррогатная мать отказывалась отдавать ребенка паре? На что сотрудница клиники резко меняется в голосе и жестко отвечает:

– Суррогатная мама по закону не имеет права не отдавать ребенка паре. И вообще, за такие вопросы я могу сейчас просто прекратить этот разговор, – тоном строгой учительницы отрезает Наталья.

– Ну, вы же и меня поймите, это такая ответственность, у меня еще есть страхи и сомнения, – пытаюсь сгладить ситуацию.

– Вот поэтому я не зря спросила, сколько вам лет. Потому что вам 22, а обычно в программу мы принимаем девушек от 23-24 лет. В этом возрасте они психологически уже к этому готовы, – объясняет сотрудница агентства.

Она продолжает:

– У вас еще будет несколько месяцев – настроиться. Пока вы не подписали договор, у вас еще есть возможность передумать. Вернее, даже до тех пор, пока вам не перенесли эмбрион, потом уже никуда не денешься. Поэтому, пожалуйста, серьезнее, – отрезает Наталья.  

И, подводя черту под разговором, добавляет:

– По документам официально вы – суррогатная мама. Не генетическая. И запомните главное: вы на этого ребенка не имеете права.

Профессия: суррогатная мать

На медицинском жаргоне суррогатных матерей неспроста принято называть "гестационными курьерами" (гестационный – относящийся к беременности или обусловленный ею. – Прим. ред.). С физиологической точки зрения тело суррогатной матери фактически выступает природным инкубатором, куда "подселяют" чужого ребенка.

Коммерческое суррогатное материнство помимо Украины разрешено во многих странах мира, включая большинство штатов США, ЮАР, Россию, Грузию и Казахстан.

Почему тогда в последнее время бездетные пары все чаще приезжают именно в Украину в поиске суррогатных матерей? Потому что здесь, при сравнительно неплохом качестве медицинских услуг и либеральном законодательстве, это так дешево. И доступно.

Украинки, желающие выносить и родить чужого ребенка, буквально сами выставляют себя на аукцион. Интернет пестрит подобными объявлениями. Авторы многих из них – суррогатные мамы с опытом, и уже рассматривают это как полноценную профессию.

"Я сурмама и ищу себе работу. Хочу помочь бездетной паре и заработать. Мне 29 лет, O(I)Rh+.Цикл 28 дней. Цвет волос – темно-русые, цвет глаз – серые, рост 160 см, вес 50 кг. Двое своих детей, в браке, без в/п. Занимаюсь плаваньем. У меня есть ооочень положительный опыт СМ (суррогатного материнства. – Прим. ред.) – беременность с первой попытки – идеальное вынашивание – естественные роды в срок – порядочность и абсолютное выполнение контракта. Рассчитываю на вознаграждение 30 000 евро, учитывая что эти деньги я получу примерно через год, это нормально, просто никто не будет жаловаться, что все подорожало".

Объявлений, аналогичных этому – сотни. Фактически украинские женщины предлагают сдать себя в аренду богатым иностранным парам, которые не могут иметь детей. 

Вот только все агентства по поиску суррогатных матерей и клиники, которые сулят украинкам золотые горы за эту "репродуктивную услугу", умалчивают об одной важной детали. Во многих странах мира, в той же Индии и Таиланде, суррогатное материнство было запрещено, потому что в итоге вылилось в тотальную и неконтролируемую эксплуатацию женщин из бедных семей. На сегодняшний день суррогатное материнство также запрещено законом во многих странах Европы и некоторых штатах Америки.

А ведь помимо медицинской и законодательной, у суррогатного материнства есть еще этическая и психологическая стороны.

Да, с одной стороны, мотивация суррогатных родителей понятна – для них это может быть единственный шанс иметь родных детей.

Но с другой стороны – что чувствует женщина, которая фактически сдает свое тело в наем на девять месяцев незнакомцам, вынашивает для них ребенка, а потом просто отдает, чтобы больше никогда не увидеть? Возможно ли не привязаться к этому малышу и не ощущать его "своим"? Пусть умом ты и понимаешь, что генетически это не твой ребенок, но сердце женщины просто не может не замирать от его первых шевелений в животе. Ты говоришь с ним вечерами, гладишь живот и представляешь, каким он вырастет. Ты рожаешь его. Ты даешь ему жизнь. Чтобы потом всю эту жизнь он называл своей мамой не тебя – другую.

Наверное, на это способны только те женщины, которые могут отключить материнский инстинкт и пойти на такую жертву. Но альтруизм ли это? Или отчаяние?

Как бы ни пытались убедить нас агентства по подбору суррогатных матерей, я не верю, что женщина, хоть в Индии, хоть в США, хоть в Украине, пойдет на это из одного лишь альтруистического желания "поделиться с другой женщиной радостью материнства". Ими движет не альтруизм, а деньги. Полмиллиона гривен за "каких-то" девять месяцев – где еще среднестатистическая украинка сможет заработать столько, да еще при нынешнем кризисе?

А ребенок – лишь посылка, которую они, как гестационные курьеры, просто должны доставить получателям в срок.

Вот и выбирают украинки кошельками, а не эмоциями.

Ребенок – в обмен на квартиру, учебу, лечение для собственного ребенка. Или – как у 30-летней Валентины из Киева, – автомобиль, о котором так долго мечтал муж. Так, оказывается, тоже бывает.

Марина Шудель, женский и перинатальный психолог:

"В равной степени как сама суррогатная мать, так и женщина, которая ее "заказывает", может испытывать психологические проблемы. 

Начнем с суррогатных матерей. Исходя из моей личной практики, все зависит от типа женщины. Сбалансирована ли она, во взрослой ли она позиции, четко ли она понимает, зачем это делает, и может ли "отключить" материнство? А материнство не может не "включиться". Все системы организма во время беременности работают на то, чтобы у женщины проснулась любовь к ребенку. Природой так задумано, что за девять месяцев беременности включается материнская часть, которая должна гарантировать жизнь малыша после родов. Что мать будет ухаживать за ребенком, оберегать, заботиться, кормить, обеспечивать безопасность, любовь и тепло.

Вот представьте: женщина носит беременность, и она знает, что это не ее ребенок, но у нее начинает набухать грудь, растет живот, начинает выделяться молоко… Только подумайте, насколько у женщины должно быть сознание на контроле, насколько надо уметь включить холодный расчет, чтобы не полюбить этого ребенка. Организм ведь даже при суррогатном материнстве работает так, как будто это естественная беременность. При условии, конечно, если у женщины здоровая психика.

А теперь вопрос: кто вообще идет на суррогатное материнство?

Мне сложно представить, чтобы стать суррогатной матерью согласилась психически здоровая женщина. То есть с точки зрения социума такая женщина абсолютно нормальна, адаптирована, это не больной человек. Я говорю о личностном.

Как правило, у женщин, которые становятся суррогатными матерями, не сформирована привязанность к собственной матери. Вероятно, у них было тяжелое детство, и они сами недополучили любви. Поэтому они, скорее всего, одинаково холодно относятся и к своим родным детям, и к тем, которых вынашивают для других. Они просто не умеют любить. У них там внутри все заморожено. Потому что их самих никто не любил. Для таких женщин не составит проблемы оставить не только чужого, но и собственного ребенка.

Если же суррогатная мать и биологическая мать ребенка состоят в родственных отношениях – бывают случаи, когда мать вынашивает ребенка для бесплодной дочери, например, то есть приходится этому малышу бабушкой, – в таком случае нельзя говорить о нездоровой психике. Тогда это допустимо, потому что ребенок все равно остается в семье, он никуда не уходит.

С другой стороны, разные ситуации бывают. Если суррогатное материнство для женщины – единственно возможный способ заработать нужную сумму денег, и если она знает, что это спасет жизнь ее родного ребенка – то почему нет? В этом случае мотивы очень сильные. И никакого конфликта нет, потому что это во благо. Поэтому вот так огульно всех женщин, которые идут на суррогатное материнство, объявить психически нездоровыми, тоже неправильно. Все в психологии очень индивидуально. Нужно отталкиваться от того, какие были ожидания и удовлетворены ли они. Если суррогатная мать хотела исключительно денег и она их получила – то никакой травмы не будет.

Но я бы не сказала, что суррогатное материнство – это психологически тяжело только для суррогатных матерей.

У меня есть женщины в работе, которые пользовались услугами суррогатной матери, и у них очень много проблем. Если тебе по каким-то причинам не дано иметь ребенка, значит это в каком-то смысле твой урок, и ты должен его пройти. Но эти женщины решают пойти простым путем, который в итоге оказывается не таким уж простым. Потому что ожидания, которые они возлагали на этого ребенка, не совпадают с реальностью.

Они очень часто чувствуют разочарование, потому что, как правило, рисуют себе чересчур ванильно-розовый образ малыша, который приносит только радость и призван удовлетворять потребности этой женщины стать матерью. Но мать – это человек, который больше отдает ребенку, чем получает. Не ребенок ей должен – приносить любовь, счастье и радость жизни, сделать ее цельной, наполненной и т. д. Это женщина должна быть готова отдавать этому ребенку – свое время, внимание, тепло, свои жизненные ресурсы.

Ну а теперь представьте себе женщину, которая до 40 лет жила для себя, и тут ей вдруг вручают маленького ребенка. Который кричит, капризничает, не спит, может быть, оказался другого пола, не того, что она хотела, имеет другой темперамент. И начинаются жуткие конфликты, вплоть до неприятия этого ребенка. К тому же может оказаться, что она морально к нему не готова, ведь она не носила его под сердцем девять месяцев, и природа за это время не настроила ее на материнство. На этой почве часто у женщин появляется зависть к суррогатным матерям.

Суррогатные мамы все это переживают в моменте. Отходила беременность, родила – и все закончилось. Да, потом душа еще будет болеть какое-то время, но все равно эту травму легче проработать, даже ей самой – она проговаривает это, успокаивает себя, может пойти в церковь или помедитировать. А вот у той женщины, которая воспользовалась услугами суррогатной матери, эта травма пролонгирована, и она – на всю жизнь.

Так что, на самом деле, к психологу нужно обращаться обеим. Причем еще "до того как". "Заказчицам" ребенка – чтобы определить, с одной стороны, для чего им этот ребенок, а с другой – определить свою готовность к принятию любого ребенка, каким бы он ни был. А суррогатной матери – чтобы принять тот факт, что она его отдаст – насколько она к этому готова. И психологические техники позволяют это сделать. Но проблема в том, что в нашей стране это никому не надо. В Украине больше заинтересованы не в суррогатной матери, а в той женщине, для которой она рожает ребенка, потому что у той – бабки. Ребенка отдала, деньги получила – все, свободна. Никому не интересно, что суррогатная мать чувствует, и сами эти женщины к психологу не идут, потому что они нуждающиеся и не хотят или не могут на это тратить деньги.

На Западе совершенно другая картина. В том числе поэтому там суррогатное материнство стоит в десятки раз дороже – потому что там работают квалифицированные психологические службы поддержки, все диагностируют, проверяют, если что – адаптируют. И это очень важный сопровождающий процесс. А у нас женщины, которые идут на суррогатное материнство, страдают. Они никому не интересны".

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!