— При Кучме выдвигали идею назвать город Кучмань. Потом кто-то предложил Сичослав. Звучали даже названия Бакулеба — по первым буквам районов: Балашовка, Кущевка, Лелековка и Балка, — смеется историк Константин Шляховой.

Старший научный сотрудник краеведческого музея, он ратует за возвращение родному городу названия Елисаветград. И еще во времена перестройки собирал подписи сотрудников в поддержку этой затеи. Не прошло.

Спустя 30 лет история повторяется. Согласно недавнему опросу КМИС и социологической группы "Рейтинг", 55% кировоградцев выступают за Елисаветград. Но парламент идет на поводу у меньшинства, которое поддерживает Кропивницкий (8%, при этом 82% против такого переименования), Ингульск или Златополь (по 4%).

Вчера Верховная Рада проголосовала за переименование Днепропетровска в Днепр вопреки воли подавляющего большинства горожан. На очереди — Кировоград. Ожидается, что 26 мая город получит новое название. Спикер Верховной Рады Андрей Парубий уже анонсировал, что до следующего четверга декоммунизация в Украине будет завершена. 

Специальный корреспондент "Страны" провел несколько дней в Кировограде, чтобы понять, почему его жители так настойчиво отстаивают название Елисаветград.  

"Черный историк Черный"

Сторонником Русского мира преподавателя истории Александра Черного нельзя назвать даже с натяжкой. Хотя в фэйсбуке его оппоненты и пишут о "черном историке Черном".

Просто он, как и вся кафедра истории Украины Кировоградского Педагогического университета им. Винниченко, выступает за то, чтобы вернуть городу историческое название — Елисаветград.

— Для мене Україна асоціюється з історію. З тією, якою вона була, а не як її намагаються переписати. Ну, раз ми були у складі Російської імперії, — значить, були, — разводит руками Черный. При этом, он уверен, что город назван в честь святой, а не в честь императрицы.

Большинство европейских городов в ту пору начинались с крепостей. Так случилось и 18 июня 1754 года, когда на месте будущего города "выросла" крепость — для защиты от турок.

— С ее строительством был связан международный скандал, — рассказывает Константин Шляховой. — Граница с Турцией проходила в 100 километрах отсюда, и султан прислал ноту протеста, а вместе с ней и эмиссаров — мол, нельзя строить такую крепость на границе. Здесь их встретили, напоили, и щедро подкупили с тем, чтобы они вернулись и сказали, что крепость невысокая: от разбойников, так сказать, от гайдамаков. Теперь эту историю широко используют противники Елисаветграда. Дескать, эта же крепость против казаков строилась. Глупости! Запорожцы, наоборот, принимали участие сначала в ее строительстве, а затем и в русско-турецких войнах.

По стопам Барона Мюнхгаузена

— Посмотрите какой ров. Сколько лет, а он до сих пор сохранился! — Константин Шляховой ведет меня смотреть крепость Святой Елизаветы.

Он может долго рассказывать об истории родного города.

— Здесь бывали все известные люди: граф Потемкин, который, кстати, основал первое в Украине высшее медицинское учебное заведение. Кутузов. Дело в том, что крепость имела огромное значение. Тут была база накопления войск для дальнейшего продвижения на юг. Именно отсюда начинались Одесса, Николаев, Донецк, Запорожье. Кировоград — это, по сути, колыбель юга Украины. Именно благодаря русско-турецким войнам, мы приобрели более половины нынешней территории.

И, кстати, не без помощи того самого барона Мюнхгаузена, который служил под началом фельдмаршала Миниха в кирасирском полку.

— Помните, эпизод, как он вытащил сам себя из болота? — продолжает Шляховой. — Вероятно, эта история имеет украинские корни. Я помню, как мой дед рассказывал, "нащо козакові чуб? Щоб коли його уб'ють, — ангели могли його за чуба в рай затягнути".

Константин Шляховой говорит, что в этих краях бывал тот самый Мюнхгаузен. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Город назвали картографы

И если с названием крепости все более-менее ясно, то с городом — не до конца. 

— Назва Єлисаветград з'явилася сама собою, — уверен Александр Черный, — Вперше ми її зустрічаємо на європейських картах в 1760-х роках. Тобто так назвали місто європейські картографи. І лише потім воно перекочувало в топоніміку Російскої імперії.

При этом, Черный, а вместе с ним и многие другие историки, уверены, что город носит имя вовсе не императрицы Елизаветы Петровны, хотя и основан во время ее правления.

Формально, именно из-за этого и ведут бои сторонники и противники Елисаветграда.   

— Для мене знаковим є те, що деякий час після ліквідації Січі запорожці в своїх документах писали: "В крєпость Святой Єлисавети" або "В Єлисавет". Відповідно до церковного письма, Єлисавету в XVIII сторіччі називали Єлисавет. Царицю так не називали. Взагалі гіпотезу, що місто назване на честь імператриці, висунув Яворницький, і це було лише його припущення, що так могло бути, — настаивает Черный. 

Он готов сесть за стол переговоров, и с документами в руках объяснить, почему город должен носить имя Елизаветы. Но вместо этого, сетует историк, им навязывают диалог в стиле "мы патриоты, а вы — сепаратисты". 

Как закалялся вопрос 

Элина Мороко уже устала доказывать, что не собирается вывешивать флаг Новороссии над зданием городского совета.

Дело в том, что она и ее единомышленники отстаивали название Елисаветград еще в те времена, когда о Владимире Путине не знал даже Борис Ельцин.

— Еще когда Жданову вернули название Мариуполь, а Ворошиловграду — Луганск, тогда заговорили и о нас, — вспоминает настоятель Благовещенского храма отец Евгений.  

Однако, кировоградские коммунисты оказались покрепче луганских, и горсовет провалил этот вопрос. 

17 апреля 2000 года в городе состоялся референдум, но и тогда большинство жителей выступили за то, чтобы оставить все, как есть. 

Но начиная с 2004 года, к 250-летию Кировограда, в городе одно за одним стали открываться кафе, рестораны, отели, и даже коммунальные транспортные компании под брендом Елисаветграда. 

Впрочем, длительное время вопрос переименования не имел особой остроты: так, еще одна вялотекущая проблема.

Но всё изменилось весной прошлого года, когда Верховная Рада приняла закон о декоммунизации. С тех пор 230-тысячный город потерял покой. 

"Токареву сказали: с такой фамилией молчать надо" 

— В июне 2015 года противники Елисаветграда провели конференцию, куда приехали филологи из разных городов Украины, и Вятрович — это тот, который возглавляет институт злополучный. Он сказал, что "імперські назви не пройдуть", хотя есть закон, где про "імперські назви" ничего не сказано. На этой конференции родилось название Ингульск. Мы провели мирный митинг против Ингульска, даже самовар принесли. Но наши противники пришли на ступеньки к горисполкому со своим боевым отрядом. И устроили провокации. Кто-то из них с таким сарказмом, поводя в воздухе руками, и словно бы дирижируя нами, кричал: "Путин, приииди". А потом сайт "Гречка" написал, что на митинге были люди, которые высказывались за Путина, — вкратце пересказывает мне вехи борьбы Элина Мороко, которая взяла на себя функцию координатора движения. — Сейчас против нас поднялась волна негатива в СМИ: мол, мы совки, сепаратисты. Заместитель Вятровича Алина Шпак, заявила, что в центре Украины пророссийские силы подняли головы. При этом, наши оппоненты ведут себя вызывающе. Весной на одной из конференций кто-то из них заявил Виктору Токареву, главе "Движения за Елисаветград", что с такой фамилией ему вообще молчать надо. Мол, это уже намек на русский мир.  

Элина Мороко. Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

— Приходят несколько люмпенов, и давай кричать: "Мы из АТО, мы из АТО". А сами где-то там мародерствовали! — возмущается местный предприниматель Евгений Бахмач, который, кстати, за свои деньги ремонтирует военную технику. — Потому что те, кто правда в атаку шел, с богом не шутят.

— Ведь отказаться от имени святой, — это все равно что отказаться от божьего благословения, — уверен протоиерей Евгений Назаренко, настоятель Свято-Благовещенского собора, который тоже вносит свою посильную лепту в помощь бойцам — бесплатно крестит их детей, и собирает помощь для переселенцев.  

Жители даже провели флэшмоб с призывом их услышать и не переименовывать город без их согласия.  

Фото со странички в facebook Элины Мороко

Почему бы не Ингульск?

Почему все так защищают Елисаветград?

Для Александра Черного и Константина Шляхового это вопрос исторической справедливости. Для Эллины Мороко — еще и инвестиционной привлекательности. Священник отец Евгений верит в сакральное значение этого имени. 

— Елизавета, — говорит он, — могущественная покровительница. 

И, наконец, все они возмущены самоуправством политиков.

— Проти самого Марка Лукіча я нічого не маю. Це глиба. Але як буде називатись наш університет? Кропивницький університет імені Винниченка? — смеется Черный. — Це вже якийсь Салтиков-Щедрін. 

— Марк Лукич Кропивницкий был великим человеком, знаменитым драматургом, но он родился в селе Кировоградской области, где и увековечен. Работал во всей империи, включая Петербург, а умер в Харькове. Зачем натягивать чужое? Люди называют себя демократами, а действуют методами большевиков, — пожимает плечами Константин Шляховой. — Те тоже все переименовывали. 

— Почему кучка людей, возомнившая себя элитой, не считается с мнением большинства? — возмущается Бахмач. — Городу, как и человеку, при рождении дается имя. И имя города — Елисаветград. А Ингульск — это тюркское название, оно означает "тихий, болотисты". Когда-то конные эту реку вброд переходили. 

Бизнесмен Евгений Бахмач за собственные деньги построил храм, в котором теперь служит отец Евгений. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Все мои собеседники готовы к компромиссу. Например, отложить решение этого вопроса до окончания войны, или переименовать город в Елисавет. 

— Поначалу это было бытовое сокращение, как Питер, — объясняет Шляховой. — А с 1917 года форма Елисавет уже попадает в документы. 

— До речі, в творчості Шевченка, в "Наймичці", зустрічається саме ця назва. Тут можна було б шукати компроміс, — говорит Черный, но тут же добавляет, что и эта идея понимания не встречает. 

— Я была один раз на заседании комитета Верховной Рады. Их там 12 человек. И когда я предложила название Елисавет, — они рассмеялись. Знаете, стол длинный, и они все сидят, смотрят на меня, и смеются, — вспоминает Элина. — Словом, идет игра наверху, а мы ее заложники.

— Назву, яка би усіх примирила, дав би місцевий референдум, — полагает Александр Черный.  

И хватит референдумов

Впрочем, его оппоненты считают иначе. Дмитрий Синченко, глава "Ассоциации политических наук" напоминает, что несколько "референдумов" у нас уже было. И чем это закончилось, — ни для кого не секрет. 

— Топоніміка — це один із виразників ідеології держави. І провести на цю тему місцевий референдум, це як передати на місцевий рівень питання, чи хочете ви бути у складі України? І питання не у тих, хто тут на місці відстоює назву Єлисаветград. Питання в тому, як це буде ідеологічно використано Російською Федерацією.

Синченко говорит, что этот вопрос искусственно раскручивают последние два года Московский патриархат и местные предприниматели, потому что их бизнес связан с Россией.

— Навіть частина їх підприємств знаходиться в Росії.

— Но многие из них отстаивают идею Елисаветграда давно, — парирую. 

— А Росія дуже давно готувала агентську мережу в Криму і на Донбасі, — отвечает Дмитрий. 

Сам он предлагает для города название Эксампей — так именовался сакральный центр Великой Скифии, который по пересказам Геродота находился на территории Кировоградской области. 

Однако на своей версии не настаивает, и готов согласиться на любое другое "неимперское" название — будь-то Ингульск, Кропивницкий или Златополь. 

Несознательная кафедра истории

Того же мнения придерживается и писатель Василий Бондарь. Он предлагает название Тобилевичи: в ноябре 1941 года, во время немецкой оккупации, такую идею опубликовало издание "Голос Украины". Впрочем, ему подойдет и Кропивницкий, и любое другое название — только бы не Елисаветград.

­— Ці єлисаветградці забумберені Росією.

— Даже кафедра истории?

— Я їх називаю недовченими. Розумієте, цей факультет ­— це фактично приїжджі історики. Їхній декан він тут писав історію турків. От не було йому тут чого досліджувати, крім турків! — возмущается Василий Васильевич. ­— Цей факультет — слабкий у державницькому плані.

Василий Бондарь считает местную кафедру истории Педуниверситета недоучёными. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Это память? Это дурость!

Евгения Бахмача, директора завода "Радий", такой уровень дискуссии раздражает. 

— Из-за того, что Россия ведет идиотскую политику, — мы все на нее оглядываемся, как бы ей не подыграть. Это подход? — возмущается Бахмач. — Это дурость! 

У него самого непростое отношение к соседям. 

— Мы в своей отрасли лидеры. Но мы работаем в такой сфере, где происхождение из Украины — это минус. И тут сказывается и война, и русский след: потому что они делают все, чтобы не сильно нас куда-то пускать… Тут нужна поддержка государства на международном уровне, а ее нет.

"Радий" создает системы управления для атомных реакторов. И, в основном, работает на экспорт. Недавно модернизировал два блока в Болгарии, сейчас принимает делегацию из Бразилии.  

— А если вас все-таки переименуют? — спрашиваю. 

— Не переименуют. У них не хватит голосов.

Хотя, как знать... Сторонники названия Кропивницкий уверены, что если Верховная Рада проголосует за это название "елисаветградцы" молча проглотят обиду.

Тем более, что они и сами пока ни о каких радикальных акциях не заикаются. 

— Если я буду действовать такими методами, как они, — я духовно проиграю, — объясняет свою позицию отец Евгений. 

— Я думаю, надо подавать в суд, — предлагает Константин Шляховой.

Он тоже не поддерживает волнения.

— Тем более, что Кропивницкий — это же кличка. Она долго не продержится, сама собой отпадет, как короста.

— Что мы будем делать, если нас обзовут Кропивницким? Мы будем безутешны,— иронизирует директор медсанчасти шахтерской больницы (возле Кировограда добывают уран — Авт.) Александр Барков. — А если серьезно: проблема в том, что активное меньшинство пытается создавать видимость большинства. А спокойное не скачущее большинство пытается добиться своего.  

Врач Александр Барков говорит, что меньшинство пытается создавать видимость большинства. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Или оставьте Кировоград

К слову, большинство жителей города выступает за сохранение старого названия. Об этом свидетельствует опрос того же КМИС и группы "Рейтинг".

По данным социологов, 67% горожан не поддерживают идею переименования города, и лишь 28% ратуют за. И только если смена неминуема, то 55% выступают за историческое название города — Елисаветград.

 

***

До сих пор кировоградцам удавалось отстаивать свое право самим решать в городе с каким названием жить. 12 мая они собрались под стенами парламента с требованием не переименовывать родной город в Кропивницкий. И депутаты отложили голосование. 

Как будет на этот раз, и к чему это приведет, мы, похоже, узнаем очень скоро. 

Возможно, если Рада вопреки желанию жителей все-таки переименует город, — массовых выступлений сразу не будет. Но обиду против власти люди затаят (при том, что и без того на нее есть за что обижаться). И, как только представится удобный случай, она проявит себя в полной мере. В лучшем случае — на выборах, в худшем — если во всей стране или в соседних регионах начнутся некие потрясения.

И хотя сегодня власти уверены в своих силах, и видимо, не видят необходимости считаться с мнением жителей Кировограда или любого другого города, но ведь и Янукович еще в середине 2013 года мнил себя неуязвимым. А уже в конце февраля мог с полным правом процитировать "того самого Мюнхаузена": "мой лучший друг меня предал, моя любимая отреклась. Я улетаю налегке".

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости