Традиционное, по средам, заседание Кабинета министров Владимира Гройсмана, прошло сравнительно лаконично – министры уложились в 1 час и 40 мин.

Премьер-министр поприветствовал собравшихся, и предложил почтить минутой молчания память жертв депортации крымских татар.

- Я глубоко верю в то, что несгибаемый дух крымскотатарского народа, несгибаемый дух всех украинцев позволит победить в эти сложные минуты, поэтому сегодня я бы хотел начать заседание правительства с минуты молчания по тем всем, кто погиб.

Он встал, застегнул верхнюю пуговицу пиджака, поправил складки на костюме и опустил голову, посмотрев то ли в пол, а то ли на складки, которые некрасиво наморщились на пиджаке.

Резко приосанились и втянули животы и другие министры. Они молчали и украдкой поглядывали на камеры всех телеканалов страны, собравшихся в зале, которые фиксировали особенности их мимики и детали гардероба. В камерах операторов замелькали в приближенном фокусе: часы, запонки и украшения членов Кабминета министров – так работают СМИ.

Минута прошла, началась работа. В повестке этого Кабмина два интересных вопроса, главный из которых – ликвидация пенитенциарной службы, функции которой хотят передать Минюсту (впрочем, служба и раньше была в введении министерства). С докладом приглашают заместителя министра юстиции Наталью Севостьянову.

- Главная цель, чтобы лица, по которым еще нет приговора, не находились в жестких условиях. Необходимо назначать на ликвидацию (пенитенциарной службы) действительно ликвидаторов, а не тех, кто будет тянуть резину… И начнем строить новое СИЗО, за пределами Киева! – торжественно анонсировала чиновник и повела так, вроде описывала строительство пятизвёздочного отеля в канун проведение Евровидения-2017.

Решение приняли.

Не менее важным в тот день стал вопрос повестки – приватизация Одесского припортового завода – главный источник потенциальных поступлений, на продаже которого рассчитывают в первую очередь в Минфине, что поможет сбалансировать бюджет под конец года.

Взволнованный глава Фонда госимущества Игорь Билоус вышел к стойке - взволнованный и раскрасневшийся. И прежде, чем огласить планы приватизации ОПЗ, напомнил присутствующим, что будут продавать.

ОПЗ – отличный химзавод, описывает чиновник. Один из самых больших заводов в Европе с прямым выходом к морю. Владеет самыми большими хранилищами амиака в Европе. Завод соединен с амиакопроводом, - Билоус просит сотрудника секретариата листать файлы под его рассказ.

Видно, что ОПЗ Белоус продает впервые. Он подглядывает в шпаргалку, описывая преимущества объекта приватизации, который ему предстоит реализовать по хорошей цене, хорошему инвестору. Стартовая цена, кстати, чуть больше 500 млн.долларов. В хорошие времена его оценивали как минимум в 1 миллиард.

- Сейчас объект готовится к продаже. Для квалификации участников, которые будут принимать участие в приватизации, есть абсолютно четкое условие закона о приватизации. Появится и квалификационная комиссия, - ответил Билоус на вопрос министра МВД Арсена Авакова.

И добавил, что кроме российских компаний к приватизационному конкурсу не допустят также  предприятия, которые находятся под FATF, в офшорных зонах, не утверждены государством и не могут объяснить происхождение денег, а также не могут предоставить документы для определения конечного бенефециара.

- Будем требовать паспорт контрольного акционера!

И второй вопрос от Авакова в этот день: “Говорят, есть задолженность чуть ли не под 200 млн долларов, что также может заблокировать реализацию этого предприятия. Объясните!”

Билоус признал, что ОПЗ должен 193 млн долларов компании Ostchem Дмитрия Фирташа за газ в 2013-2014 годах и сейчас существует иск в Стокгольмский арбитражный суд по этому долгу. Причем данный суд уже предписал заблокировать операции с необоротными активами предприятия.

Министры внимательно посмотрели на Билоуса и каждый о чем-то задумался. Больше всех, казалось, ушел в размышления Игорь Насалик. Он подпер щеку рукой, а после спохватился, глянул в сторону СМИ и выпрямил спину.

Рефлекторная реакция на прессу практически у всех министров. По многим видно, что они еще не свыклись с вниманием прессы и камер, устремленных на каждого из них. Поэтому часто кто-то из министров прихорашивается, поправляет пиджак, волосы, осанку, ракурс. Из-за телеоператоров они боятся пользоваться телефонами, и если отправляют кому-то смс, то украдкой, как будто их никто не замечает. Равнодушные к журналистам и их привычке поглядывать лишь мастодонты, сидящие подальше от камер и поближе к премьеру – вице-премьеры: Павел Розенко и Степан Кубив. И Аваков, успевший за все заседание Кабмина минимум трижды отправить кому-то сообщение.

Один из фотографов также написал сообщение своему знакомому:

- Леха, тебе тюрьма нужна?

- Нет.

- А ОПЗ, коксохим – в одном ряду.

- Ни тюрьма, ни завод с коксом.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости