Как живет палаточный городок под Радой после депортации Саакашвили. Репортаж. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua
Как живет палаточный городок под Радой после депортации Саакашвили. Репортаж. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Сложно поддерживать политический протест, находясь в другой стране. Но палаточный городок имени Михаила Саакашвили, укоренившийся под стенами Верховной Рады еще с осени прошлого года, не собирается расходиться – даже вопреки депортации Саакашвили в Польшу.

"Страна" решила выяснить, как и чем живет МихоМайдан, лишившись своего лидера.

Языческие боги хорошо горят

Киевляне настолько свыклись с вялотекущим протестом сторонников Саакашвили, что многие уже и забыли о палаточном городке МихоМайдана, который по-прежнему стоит под Радой. Массивные баррикады из деревянных балок, шин, проволоки и щитов устрашают и создают впечатление неприступности.

Но оно обманчиво. Хоть с каждой стороны палаточного городка и дежурят по парам михомайдановцы, на входе никого не досматривают, так что все желающие свободно проходят в лагерь.

С моего прошлого визита на МихоМайдан многое изменилось. Вокруг того места, где раньше стоял котел полевой кухни, из кусков ДСП и клеенки соорудили целую хижину, так что это уже больше похоже на ларек, чем на полевую кухню. А еду теперь выдают строго по графику через специальное окошко – как на какой-нибудь рождественской ярмарке.

Полевая кухня на Михомайдане обросла стенами из ДСП и клеенки. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Сверяюсь с расписанием – на часах уже 14:03, но возле палатки – никого. Неужели сегодня активисты решили пропустить обед? Оглядываюсь по сторонам и понимаю, что обедать некому. Те немногие оставшиеся активисты, которых не спугнули морозы, в основном только и делают, что курят и шатаются туда-сюда по лагерю без дела. Иногда сюда забредают бездомные – ради еды и компании. Но в целом из постоянного контингента Михомайдана сейчас на улице можно насчитать не более пары десятков человек.

Кажется, сегодня тут больше туристов, чем активистов. То и дело слышна иностранная речь. Вот мимо Мариинского дворца проходит пара среднего возраста – показывают друг другу на палатки и плакаты ("Минские соглашения убивают", "Украина без олигархов") и что-то говорят по-английски. Михомайдан теперь – одна из неизбежных достопримечательностей столицы.

Палаточный городок под Радой оброс границей из деревяшек и проволоки. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Из-за плотного ряда шин, сложенных друг на друга в кучу почти с человеческий рост, выглядывают деревянные фигурки. Обхожу с другой стороны и вижу, что это – мини-идолы, по стилистике напоминающие языческих божков.

– Нам их недавно подарил скульптор один, представляете, из Львова аж сюда вез. Это такая сатира, на три ветви власти – суды, КГБ, прокуроры, видите? – Объясняет высокий мужчина, весь в черном, по моей просьбе покинув свой штаб-палатку. – Это чтобы показать власти – кто есть кто. Человек просто высказал свои мысли не словами, а в дереве. И понятно же тут все и без слов.

В палаточном городке под Радой появилось языческое капище. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Ну, понятно все, да не все. Я вот, например, никак не могу взять в толк: при чем тут КГБ к трем ветвям украинской власти? Остальные фигурки – это казаки, которые на контрасте с умышленно обезображенными тремя центровыми скульптурами выглядят статно и уважаемо.

– Как вам эти идолы? – спрашиваю у проходящего мимо молодого человека в военной форме.

– Я бы из них дома костер разводил. Они дубовые, гореть хорошо будут, – ошарашивает меня своим ответом молодой человек. Я-то думала, судя по военной форме – а среди участников МихоМайдана много ветеранов АТО, – что он тут "свой". Оказалось – у него к МихоМайдану свое, сложное, отношение.

– Как бы вам так сказать, чтобы не ругануться сильно, – откровенничает парень. – Я сюда чисто из любопытства заглянул. Ну и еще – чтобы на Киев с высоты посмотреть. Я тут часто гуляю. Пройдемся? – предлагает он, указывая в сторону смотровой площадки.

Представляется мой новый знакомый Егором. Говорит, только закончил училище.

К протесту настроен скептически. Не понимает его смысла.

Фото плаката на МихоМайдане под Верховной Радой: Анастасия Товт, Страна.ua

Мы не спеша двигаемся от смотровой площадки мимо памятника генералу Ватутину и упираемся в палаточный городок со стороны отеля “Киев”. Здесь нас встречает плакат с надписью "Патриот на фронте – бей московских вшей! Патриот в тылу – дави украинских гнид!".

На МихоМайдане появился алтарь Степана Бандеры. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Прямо за этим красноречивым лозунгом мы натыкаемся на целый алтарь Степана Бандеры – его цитата о непобедимости идеи, время которой настало, и портрет, обрамленный с двух сторон флагами Украины и националистов.

"Многие уехали..."

Молодой парень плотнее закрывает лицо балаклавой цвета хаки и переминается с ноги на ногу – он сегодня на дежурстве в центре палаточного городка, несет стратегически важный дозор возле кухни. Парень явно выбивается из здешнего контингента – как маленький воробушек в стае грозных ворон.

В палаточном городке под Радой жизнь продолжается и после отъезда Саакашвили. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Дозорщик из него, надо признать, никудышный: пока мы разговариваем, мимо него легко проскакивает неизвестный мужчина и, говоря с кем-то по телефону, заходит в узкий проход сзади палаток.

"Эй, малый, глаза разуй – ты человека пропустил!"– кричит "воробушку" мужчина постарше и явно повыше него в местной иерархии. Парень бегом устремляется за подозрительным типом – кричит ему вслед, что проход в лагере только по центру и заходить за палатки чужим нельзя. "Ну вы б тут хоть карту местности какую-то нарисовали, откуда ж я знал", – шутя отнекивается случайный гость и идет своей дорогой. Дозорный выдыхает с облегчением – пронесло.

– Почему так мало людей? – возвращаю "воробушка" к нашему прерванному разговору.

– Многие разъехались… Долгий протест не всем под силу.

– А вы почему все еще здесь?

– Я не собираюсь останавливаться. Хочу убрать Порошенко. И просто по-человечески Верховную Раду всю почистить. Почистить систему. Посадить коррупционеров. Но сейчас нам людей не хватает. Вчера как раз нам бы люди не помешали. Полиция опять пыталась нас разгонять, "кордовцы" (бойцы спецназначения КОРД, созданные на смену "Беркуту". – Прим. ред.) – "космонавты", как мы их называем, из-за того, что они в шлемах...

– Что-то незаметно, – я недоверчиво оглядываю нетронутые баррикады и палатки в поисках следов недавних противостояний.

– У них просто не получилось. Мы отбились.

Игнорируя мой скепсис, "воробушек" убеждает меня дальше: из тех немногих, кто остался в палаточном городке, большинство отлеживаются в палатках, отдыхают. Днем ранее под Соломенским судом, где избирали меру пресечения Геннадию Труханову, в стычках с полицией пострадали многие активисты МихоМайдана, в основном – бойцы батальона "Донбасс". 33 человека задержали. Те, кого вчера не "запаковали", сегодня зализывают раны здесь.

– Тут теперь нас максимум человек 100. Половина в палатках, половина на дежурстве.

Остается верить парню на слово, хотя визуально заметно лишь пару десятков человек. 

Даже под Верховной Радой уже не держат оборону плотные ряды нацгвардейцев и полицейских – туда-сюда снуют два полицейских, вот и вся охрана.

"В воскресенье опять будем отгребать"

Зато возле смотровой площадки припарковано целых шесть автобусов с нацгвардейцами. Они небольшими группами человек по десять стройными рядами патрулируют Мариинский парк.

Мы с Егором подходим к одному из нацгвардейцев. Он стоит в сторонке, возле автобусов, и смотрит сверху на заснеженный Киев. Щуплый паренек с ленивой манерой разговаривать – слова выдает порционно, как будто у него внутренний лимит на фразы.

По палаточному городку ходит слух, что 18 февраля будут какие-то потасовки. Якобы в очередной раз попытаются "зачистить" остатки МихоМайдана. В воскресенье как раз состоится очередной марш, организованный сторонниками Саакашвили за импичмент президенту Порошенко.

Чтобы проволока не висела без дела по периметру палаточного городка, на нее вешают плакаты и фотографии. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

– Не знаешь, будет тут что-то 18 числа? – Егор сходу обращается к молодому нацгвардейцу на "ты", но тот не возражает.

– Знаю. Отгребать мы будем. Опять. От всяких приколистов, – обреченно произносит нацгвардеец.

– Приколистов – в смысле провокаторов? - Уточняю я.

– Ну, да.

– А баллончик газовый и дубинка тебе на что? – спрашивает Егор.

– Нельзя, – отвечает нацгвардеец.

– А если тебя бить будут, ты что, даже не сможешь сдачи дать?

– Не смогу. Приказ. Не применять силу.

По-видимому, Нацгвардия под Верховной Радой – теперь что-то вроде массовки.

– А разогнать не пробовали? – не унимается Егор.

– Должны были разгонять. Еще в начале зимы. Но не дали команду. В последний момент.

В палаточном городке под Радой новый кумир – Степан Бандера. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

А в палаточном городке уже активно готовятся к воскресному маршу. Один мой знакомый, экс-боец "Правого сектора", не покидает лагерь с начала МихоМайдана. После вчерашних потасовок под судом он запасся бронежилетом. Говорит, наденет его и на воскресный марш.

– А что, есть нужда? Будут потасовки?

– Увидим.

– Чувствуется отсутствие Саакашвили?

– Если честно, не особо. Руководит всем тут у нас все равно Сакварелидзе. Ближайшие планы – стоим, как и стояли. До победного конца.

В целом, кажется, протест имени Саакашвили прекрасно может существовать и без него. Если начистоту, он не появлялся там уже долгое время, так что его роль свелась к чистому символизму. Но с другой стороны – какая революция без символов? Если уходят одни, должны появиться другие. 

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!