Михомайдан. Все фото:
Михомайдан. Все фото: "Страна"

За сугробами снега начинается "Украина без олигархов". По крайней мере, это обещает плакат на баррикадах, которые перегородили улицу Грушевского у Верховной Рады. Многие киевляне, жизнь которых протекает вдалеке от правительственного квартала, и не в курсе, что палаточный городок Михомайдана по-прежнему здесь.

Вот уже три месяца его игнорирует большинство национальных телеканалов.

А для многих – если тебя нет в телевизоре, значит тебя не существует.

На днях о паузе в протестных акциях на новогодние праздники объявил и сам Михаил Саакашвили и его соратники.

Этому предшествовал раздрай между организаторами МихоМайдана после попытки штурма Октябрьского дворца в минувшее воскресенье. 

Как в таких условиях протекает жизнь палаточного городка, решила выяснить "Страна".

Ряд палаток вдоль дороги до половины засыпало снегом. Снег чуть не похоронил утверждение "Мінські домовленності вбивають”,  Но вход в жилище и дорожки между скромными объектами инфраструктуры Михомайдана расчищены.

При входе у бочки греется караул.

– Снег сами разгребаете или дворники помогают?

– А как же! Сами, конечно.

– Нелегкий труд. Я, вон, сегодня машину откапывала и поняла, каково это.

– Давайте я вам буду снег расчищать, – говорит самый резвый.

– А я стану персональным водителем, – не упускает инициативу другой.

– А главное – работать они будут за еду, – расписывается за молодняк самый старший.

– Ну тогда я пошла искать того, кто будет нам всем готовить, – отшучиваюсь я и прохожу вглубь городка.

Арена имени Саакашвили перед Верховной Радой расчищена дочиста. У местных обитателей нет техники для вывоза снега. Поэтому осадки становятся стройматериалом для снежной стены, которая отгораживает палаточный городок от здания Верховной Рады. Сооружение высотой с человеческий рост смахивает на миниатюрную версию той самой стены из "Игр престолов".

Под веселенькую музычку мужчина в красно-черном стяге без устали машет лопатой.

– Небесная сотня посылает нам снег. Зальем (снежную стену) водой, сделаем ступеньки, и будем там их казнить. Сделаем штыри, колючую проволоку, чтоб они не могли никак к нам перелезть. Когда придет народ, три миллиона, казачество приедет на конях, вот тогда мы им покажем!

Будто в подтверждение его слов прямо по окнами парламента воткнут деревянный кол с табличкой "Січовий люстратор". Напротив него стоит снеговик Рошен с косой в одной руке и плакатом за импичмент в другой. Ко мне и снеговику подбегает незнакомый грузин с метлой в руке и бросается обнимать. Может с кем-то спутал – на мне мохнатая шапка, смахивающая на грузинскую папаху.

На Михомайдане знакомятся быстро, и вот я уже с метлой в руке расчищаю вход в санчасть. В благодарность активист Саша из Коростеня угощает яблоком и зовет пить чай.

Мы заходим в палатку. Внутри хозяйничает киевлянка Наташа. После уличного морозца здесь тепло и уютно.

"А какая аура!" – добавляет Саша.

За три месяца жилье обустроили так, что при желании можно жить всю зиму. Справа от входа –печка с дымоходом, слева – умывальник. Большая палатка поделена на две части: общая зона, где под каждой стенкой стоит лавка, и спальная зона, в которой при желании могут разместиться человек пять. Ложе отгорожено тяжелой занавеской и черно-красным флагом.

– К нам Саакашвили отдыхать приходит. Смотрите, какой вид из окна нашего отеля, – хвастается хозяин и приподнимает тряпичную дверь, показывая здание под куполом.

– У вас тут все: печка, чайник, кастрюли…

– Пиво, водка, – добавляет Саша.

– А сухого закона нет разве?

– Сухого закона?

– Да.

В ответ – молчание.

– Понятно, – говорю я и смеюсь.

– Угощайтесь: чай, печеньки, мандаринки, сигареты. В палатке у нас не курят. Чувствуете запах никотина?

– Не чувствую. Вообще уютно у вас.

В сумраке палатки вдруг замечаю: поверх красно-черного стяга на входе в опочивальню висит портрет Саакашвили.

– Вы сюда пришли поддержать Саакашвили или для вас это отдельный от него протест?

– Отделять одно от другого просто нельзя, – говорит Наташа.

– Уже нельзя, – добавляет Саша. – Дело в том, что мы с женой дома, в Коростене, уже много лет воюем с коррупцией. Когда Саакашвили задекларировал свою программу, мы поняли, что это то, что нам надо. И не важно, в какой палатке ты живешь, под какими лозунгами и флагами.

– И под какими портретами, – смеюсь я.

Каждые пару минут в палатку кто-то заходит и просит чаю. Заговариваем о штурме Октябрського дворца на прошлых выходных.

– Я расскажу то, что я видел. Когда мы шли колонной в Октябрьcкий дворец, мне позвонили и сказали зайти в штаб взять значки и газеты. Мы пришли в палаточный городок, и одновременно с так называемым штурмом дворца тут начался информационный разгон о том, что Саакашвили такой-сякой, киданул людей. Одновременно! Там еще не успели ничего сделать, а тут уже начали разгонять. Я смотрел ролики – наших людей там не было. Из лагеря я никого не видел.

– Но там же были Семенченко, Соболев.

– Я их на роликах не видел. Вопрос в другом. Откуда там сколько ментов взялось? С противогазами. Они что, пришли концерт защищать?

Наташа добавляет: еще в девять утра, задолго до штурма, у Октябрьского стояли автобусы с Нацгвардией.

– Я сфотографировала и стала звонить, чтобы предупредить наших. Но связь была заблокирована. Все то же самое, что было в 2014-м.

– Даже Антимайдан, вон, в воскресенье должен быть, – добавляю я.

– А я к ним схожу. Пообщаюсь с порохоботами. Узнаю, чем они дышат, – обещает Саша.

В целом, не очень многочисленное население палаточного городка на время объявленной Саакашвили "новогодней паузы" расходиться не собирается. Полагая, что главные протесты еще впереди.

 

Читайте Страну в Google News - нажмите Подписаться