Александр Александров (слева) и Евгений Ерофеев
Александр Александров (слева) и Евгений Ерофеев, фото: mediazona

Российским ГРУшникам Евгению Ерофееву и Александру Александрову в понедельник 18 апреля должны зачитать приговор. Сегодня обвиняемые сказали свое последнее слово, в котором не признали свою вину и заявили, что процесс политический. Таким образом, дело российских спецназовцев (или экс-спецназовцев, как они сами себя называют) движется к развязке. "Страна" отвечает на шесть главных вопросов о нем. 

1. В чем их обвиняют?

Александров и Ерофеев обвиняются в ведении агрессивных военных действий группой лиц по предварительному сговору, контрабанде оружия и боеприпасов, а также в терроризме. В общей сложности, гособвинитель попросил для российских военных 15 лет лишения свободы. Наказание они должны отбывать в Украине.

Версия обвинения такова: Ерофеев, Александров и другие "неизвестные лица" 19 марта прилетели в Миллерово в Ростовской области. После прохождения подготовки, они прибыли для участия в "террористической организации ЛНР".

С марта по 16 мая 2015 года, Ерофеев и Александров, зная, что "своими действиями нарушают суверенитет Украины", осуществляли разведывательную деятельность, а также изучали следующие объекты: Луганская ТЭС, мост через реку Северский Донец. Собирая информацию, они передавали ее руководству для "использования террористической организацией ЛНР против Украины". 

Сторона обвинения также рассказывала об обстоятельствах боестолкновения 16 мая 2015 года у моста через Северский Донец, в результате которого погиб украинский военнослужащий Вадим Пугачев.

Согласно показаниям свидетелей, у Ерофеева найдена винтовка «Винторез», а сам он сказал, что является российским военным. Командир 92-й отдельной механизированной бригады ВСУ полковник Николюк, который участвовал в задержании россиян, дал показания, что опорный пункт у моста через Северский Донец является стратегическим для ВСУ, и террористические силы постоянно пытались захватить его, чтобы продвинуться вглубь территории Украины. Также приводятся показания свидетеля Вереса — это экс-сотрудник СБУ, который 16 мая обнаружил раненого Ерофеева на месте боя. Свидетель утверждал, что раненый мужчина в военной форме иностранного образца без опознавательных знаков в ответ на требование назвать себя сказал: капитан Ерофеев, спецназ ГРУ.

"Александров тогда ответил точно так же: 3-я бригада спецназа, Толльяти", - утверждает прокурор.

После этого двое россиян были направлены для оказания медпомощи в больницу Счастья, где еще раз, как утверждает сторона обвинения, подтвердили свою принадлежность к 3-й бригаде спецназа и описали маршрут, по которому попали на территорию Украины и передвигались в Луганской области.

2. А сами они что говорят?

В своих показаниях суду Ерофеев и Александров по-прежнему придерживались версии, заявленной защитой еще на первых заседаниях. Обвиняемые утверждают, что они самостоятельно приехали на территорию Украины. Причем к этому моменту они уже не были военнослужащими ВС РФ, уволившись из их рядов и поступили на службу в «народную милицию» самопровозглашенной ЛНР.

Также на суде оба обвиняемых отказались от ранее данных показаний, заявив, что давали их под давлением из-за опасения за свою жизнь.

Ерофеев заявил следующее: "16 мая я никого не убивал, не стрелял, даже не видел потерпевшего".

Позиция Александрова: "От всех показаниях, данных ранее, я отказываюсь, поскольку давал их из опасений за свою жизнь".

3. Какова позиция защиты?

Адвокат россиян Оксана Соколовская заявила, что реальных доказательств виновности Александрова и Ерофеева защита так и не дождалась. Также, она считает, что была нарушена Женевска конвенция о военнопленных.

"И Ерофеев, и Александров — комбатанты. Все инкриминуремые им деяния: принадлежность к ВС РФ, ношение оружия, нарушение режима пересечения границы — не доказаны. Верховная Рада Украины постановила, что конфликт на востоке страны — вооруженная агрессия РФ, а РФ названа державой- агрессором. Тогда конфликт должен быть рассмотрен в рамках международного гуманитарного права", - заявила на суде Соколовская.  

Также она добавила, что Александров и Ерофеев обвиняются в участии в конфликте, который не признан решением ООН, которое носит наднациональный юридический характер. А значит, обвинение в ведении агрессивной войны тоже несостоятельно. 

Кроме того, Соколовская использовала еще один любопытный аргумент: "В своем положении и статусе Александров и Ерофеев не могли подготовить и развязать агрессивную войну. Если бы было так, то все солдаты Вермахта были бы осуждены Нюрнбергским трибуналом. Несколько миллионов военнослужащих, которые принимали участие в войне, были бы осуждены в Германии".

Адвокат Александрова Валентин Рыбин (он заменил убитого Юрия Грабовского) заявил, что обвинение в терроризме не имеет под собой мотивации. Согласно формулировке УК, теракт совершается с политическими целями. «Какие политические цели преследовали Ерофеев и Александров 16 мая 2015 года?» — спросил у суда адвокат. И продолжил: «Власть Украины считает, что ЛНР и ДНР являются террористическими организациями. Действительно, есть решения судов в отношении конкретных лиц — но они не являются преюдиционными, на их основании нельзя признавать террористическими эти организации».

Кроме того, Рыбин пытался разрушить доказательную базу обвинения, ссылаясь на недостоверность вещдоков. "Есть вооруженные силы Украины, есть вооруженные силы РФ, а есть не менее опасные вооруженные силы троечников, они повсюду, - прибег к риторическому приему адвокат. - Они выдают желаемое за действительное, говорит адвокат и переходит к анализу вещдока — винтовки «Винторез», которая была начищена Кириллом Вересом, что сделало невозможным баллистическую экспертизу. Таким образом, мы не можем утверждать, рассуждает Рыбин, что Ерофеев или Александров стреляли из этого оружия".

В итоге, адвокаты просили суд признать Ерофеева и Александрова невиновными.

4. Что сказали обвиняемые в последнем слове?

Евгений Ерофеев: «Процесс нужен был, чтобы достичь резонанса в обществе, мире, прессе. Я не совершал преступлений, я невиновен».

Александр Александров: «Хочу добавить, что процесс считаю политическим. Считаю себя невиновным, а вину — недоказанной».

5. Каков вероятный исход этого дела?

Вряд ли российских военных оправдают. Процесс действительно очень громкий и очень важный для украинской власти, которая постоянно декларирует участие регулярных российских войск на Донбассе. К тому же, недавно Павел Климкин заявил, что рассматривается вопрос обмена Ерофеева и Александрова на Надежду Савченко. Но только после вынесения приговора. То есть, возможен такой обмен - ГРУшников отправляют отбывать наказание в Россию, Украине по такому же принципу выдают Савченко. 

Впрочем, МИД РФ пока не никак не комментировал возможность обмена Савченко на Ерофеева и Александрова. С другой стороны, Савченко могут выдать и без российских военных - если ее сторона подаст ходатайство об отбытии срока в Украине. Но тогда защита и Савченко должны признать свой приговор. А она этого делать не собирается.

При подготовке публикации использовались материалы сайта "Медиазона".

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости