Печерский суд принял решение в пользу супружеской пары пенсионеров, потерявших в АТО дом, 27 января, фото: Украинские новости
Печерский суд принял решение в пользу супружеской пары пенсионеров, потерявших в АТО дом, 27 января, фото: Украинские новости

Супружеская пара пенсионеров отсудила у Украины 6,7 млн. гривен компенсации за разрушенный в ходе АТО дом. Также суд взыскал по 10 тысяч гривен морального ущерба на каждого из супругов. Об этом "Стране" стало известно из Единого реестра судебных решений. Соответствующее решение Печерского районного суда было принято 27 января.

Судьба беженцев

После начала АТО населенные пункты Донецкой и Луганской областей подвергались обстрелам с разных сторон. Самые серьезные бои развернулись за донецкий аэропорт. В селе Водяное, недалеко от аэропорта, находился теперь уже разрушенный дом супругов-пенсионеров:

Трагическая история этой семьи похожа на тысячи других. О ней сухим юридическим языком рассказано в решении суда.

После начала боев в июне 2014 года супруги вынуждены были уехать, а в октябре в их дом попал первый снаряд. Супруги приехали, отремонтировали повреждения, но не могли оставаться в доме надолго, поскольку электроснабжение и вода отсутствовали, а в округе шли бои.

С января 2015 года в доме расположился военный штаб. Дом заняли  военнослужащие 93-й военной бригады и батальона "Запорожская Сечь".

Приехав снова в марте 2015 года, супруги обнаружили, что дом занимают 30-40 человек военнослужащих. В доме были разбиты окна, полсада снарядами были вырваны с корнем, в доме вся мебель была разбита и вынесена на улицу, ковры разрезаны и развешены на окнах, которые были заложены мешками с песком.

На третьем этаже стоял танковый пулемет 12,7 мм, развернутый в сторону аэропорта. В гараже был склад боеприпасов, а в каждой комнате лежали гранаты. Поэтому в доме жить было невозможно, и супруги снова уехали.

В октябре 2015 года с третьего этажа дома велся обстрел в направлении аэропорта Донецка, который находится в 3 км. Встречный огонь был направлен на дом истцов. В результате были разрушена крыша и перекрытия. После этого военные покинули дом.

В это же время истцы несколько раз пытались проехать к селу Водяное, но их не пропустили на блокпостах. А когда им удалось попасть в свой дом, они увидели, что все было разбито и разгромлено. Крыша дома была снесена, она упала на второй этаж и сползла на веранду, дом был разрушен, а все имущество повреждено или уничтожено. Террористов в селе Водяное не было.

На суде истцы рассказали о своих скитаниях после бегства из-за обстрелов. Сначала супруги проживали по путевке в военном санатории в Запорожье, поскольку ни один человек не желал им сдавать в аренду жилье, узнав, что они приезжие из Донецка и считая их "сепаратистами". В Кировограде супругов ограбили. В социальных службах, в которые они обращались за помощью, получали в ответ пренебрежительное, унизительное отношение, препятствия в получении выплат для вынужденных переселенцев.

Сейчас оба истца тяжело болеют. Муж, в прошлом талантливый изобретатель, автор более 10 патентов, проходит химиотерапию.

Почему должно платить государство

Узнав о возможности получить компенсацию за разрушенный дом, в сентябре 2016 года супруги, которые снимают жилье под Киевом, обратились в Печерский суд. В качестве ответчика они указали государство Украина в целом, а его представителями – ряд органов центральной власти: Кабмин, Госказначейство, МВД, Минобороны, Нацгвардию и Антитеррористический центр при СБУ.

Это очень важный нюанс в таких делах: средства на возмещение ущерба истцы должны просить взыскать с государства (из Государственного бюджета Украины в целом), а не с какого-то отдельного органа государственной власти – Кабмина, МВД, Миноборны и т.д. Ведь органы власти в данном случае – не более чем представители государства, выступающие от его имени.

Ссылаясь на украинское законодательство, а также на решения Европейского суда по правам человека и Конвенцию о правах человека, истцы посчитали, что вина за причинение им в результате проведения антитеррористической операции вреда лежит на государстве, и именно оно должно им возместить ущерб.

Обосновывали они свои требования следующим образом. Согласно статье 19 Закона "О борьбе с терроризмом", возмещение вреда, причиненного гражданам террористическим актом, осуществляется за счет средств Государственного бюджета Украины в соответствии с законом. А в дальнейшем государство должно само взыскивать сумму ущерба с лиц, которые его нанесли:

 

Как видим, не имеет значения, кто нанес ущерб – террористы или те, кто с ними воюет. Возмещать сумму ущерба должен не виновник, а государство. При этом неважно, установлен ли виновник нанесения ущерба. Если виновник будет найден, государство должно взыскивать с него сумму ущерба самостоятельно.

В качестве закона, в соответствии с которым должны производиться выплаты, суд определил Кодекс гражданской защиты Украины. Статья 84 этого Кодекса предусматривает возможность выплаты компенсации пострадавшим от чрезвычайных ситуаций, а статья 86 – что ее размер должен быть на уровне рыночной стоимости строительства такого же жилья в том же регионе.

В качестве доводов в пользу того, что дом разрушен в результате теракта, суд применил Указ о начале АТО от 14 апреля 2014 года и Перечень населенных пунктов, на территории которых проводится АТО, утвержденный Кабмином 2 декабря 2015 года. Последним село Водяное, где находился разрушенный дом, было включено в зону проведения АТО.

Еще суд сослался на План мероприятий по организации восстановления поврежденных (разрушенных) объектов на территории Донецкой и Луганской областей, утвержденный распоряжением Кабмина 16 октября 2014 года. Этим планом ряд министерств был обязан в октябре 2014 года подготовить проект специального порядка предоставления денежной помощи и возмещения вреда лицам, пострадавшим во время проведения АТО. Но этот документ так и не был утвержден. Поэтому суд решил исходить из норм тех документов о возмещении ущерба, которые уже есть.

Суд также применил статью 41 Конституции Украины, согласно которой каждый имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью. При этом никто не может быть противоправно лишен права собственности, а право частной собственности является нерушимым:

 

Как доказывать ущерб

Обнаружив факт разрушения своего жилого дома с хозяйственными постройками, истец  в октябре 2015 года обратился в правоохранительные органы, подав заявление об уголовном правонарушении по месту временного проживания - в Васильковский ОП ГУ НП в Киевской области. Затем уголовное производство было передано по подследственности в СУ ГУ НП Донецкой области.

В июле 2016 года комиссия по обследованию поврежденных (разрушенных) объектов жилищно-коммунального хозяйства, социальной инфраструктуры Ясиноватского района обследовала состояние поврежденного в результате АТО дома, и составила соответствующий акт. В нем комиссия пришла к выводу, что дом уничтожен на 50%, но нуждается в восстановлении, после которого может быть пригоден для дальнейшего проживания.

Еще один документ, который в качестве доказательства использовали истцы, – справка исполкома  Песковского сельсовета. В ней было указано, что в результате активных боевых действий инфраструктура поселка была разрушена полностью – электроснабжение, газоснабжение, водопровод, канализация, дороги, транспортные магистрали, проводная связь. Вследствие разрывов огромного количества артиллерийских мин и снарядов, земля, колодцы и скважины оказались загрязнены. В земле есть множество не разорвавшихся мин и снарядов, кроме того, окрестности поселка заминированы. Учитывая все это, исполком Песковского сельсовета указал, что восстановление здания и поселка в целом не представляется возможным.

Право собственности на дом истцы подтвердили выписками из Государственного реестра прав на недвижимое имущество.

И, наконец, была проведена независимая оценка ущерба, нанесённого в результате разрушения дома. Оценщик в отчете определил общую рыночную стоимость уничтоженного имущества в 6,7 млн. гривен. Именно эту сумму суд постановил взыскать из госбюджета.

Права человека – превыше всего

Госказначейство в своих возражениях против иска утверждало, что госбюджетом на 2016 год сумма компенсаций за ущерб от АТО не предусмотрена вообще. И поэтому нет источника средств для выплаты такой компенсации.

Однако суд сослался на решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) от 08.11.2005 г. по делу "Кечко против Украины", по которому органы государственной власти не могут ссылаться на отсутствие средств как на причину невыполнения своих обязательств.

А согласно статье 17 Закона "О выполнении решений и применении практики ЕСПЧ" украинские суды должны применять практику ЕСПЧ как источник права, то есть наравне с украинскими законами.

Вообще, позиция ЕСПЧ по аналогичным делам основывается на утверждении об абсолютной ответственности государства, обязанного обеспечить в обществе мир и порядок. Поэтому нарушение общественного мира и порядка, создание угрозы безопасности людей является для государства самостоятельными основаниями для ответственности за причиненный вред. Причем причиной вреда могут быть любые обстоятельства: не только теракты, но и, например, массовые беспорядки.

Таким образом, для возникновения обязанности государства по возмещению вреда не имеет значения, исходило насильственное действие от должностных лиц государства, от террористов, или вообще от неустановленных лиц.

На этом было основано другое решение ЕСПЧ от 08.01.2004 года по делу "Айдер и другие против Турции". В нем ЕСПЧ указал, что государство может быть привлечено к ответственности в целях компенсации вреда пострадавшим от действий неустановленных лиц или террористов, когда государство признает свою неспособность поддерживать общественный порядок и безопасность или защищать жизнь людей и собственность.

Еще один прецедент – решение ЕСПЧ от 19.10.2012 г. по делу "Катан и другие против Молдовы и России". В нем ЕСПЧ отметил, что хотя Молдова не осуществляет эффективного контроля за действиями непризнанной "Приднестровской молдавской республики" в Приднестровье, тот факт, что этот регион признается международным правом как часть территории Молдовы, влечет за собой обязанность Молдовы по статье 1 Конвенции о правах человека использовать все доступные ей юридические и дипломатические средства для гарантирования прав и свобод, определенных Конвенцией, всем лицам, которые проживают.

Плюс моральный ущерб

Вместе с компенсацией стоимости разрушенного дома, Печерский суд решил взыскать из госбюджета моральный ущерб в размере по 10 тысяч гривен на каждого из двух истцов. Первоначально они просили значительно больше – 50 тыс. гривен.

Оценивая факт наличия морального ущерба, суд снова сослался на практику ЕСПЧ. По делу "Доган и другие против Турции" ЕСПЧ принял решение от 29.06.2004 г., где было установлено, что органы власти Турции не только не способствовали возвращению заявителей – переселенцев, но и не обеспечили их альтернативным жильем или работой. Помощь, которая была получена, была недостаточна для жизни, заявителям не было предоставлено никаких средств, которые могли бы обеспечить достаточный уровень жизни или активный процесс возвращения.

ЕСПЧ тогда посчитал, что основная обязанность и ответственность органов власти перед вынужденными переселенцами заключается в создании условий и предоставлении соответствующих средств, которые позволили бы заявителям возможность добровольно, безопасно и достойно вернуться в свои дома или места обычного проживания или, по собственному желанию, переселиться в другие районы страны.

Аналогично и Печерский суд признал усилия государства для исправления ситуации внутренне перемещенных лиц недостаточными и неэффективными. Намерения, которые поначалу имелись у государственных органов, не были трансформированы в практические мероприятия по исправлению ситуации. В частности, не проводилось возмещение потерь, которые понесли лица, вынужденные оставить свой дом, обеспечение их жильем и другими социальными благами, которых они были лишены.

Также в решении Печерского суда установлено, что истцы бесспорно несли моральные потери и душевные страдания, поскольку по отношению к ним имело место унижение их чести и достоинства как жителей определенного региона Украины.

Что будет дальше?

Адвокат истцов Юлия Науменко сотрудничает с Украинским Хельсинкским союзом по правам человека. По ее словам, после вынесения вердикта по делу представитель МВД заявил, что он "оскорблен" таким решением суда.

Скорее всего, какой-то из соответчиков по делу будет подавать апелляцию, и дело затянется. Поэтому следующий этап – рассмотрение дела апелляционным судом города Киева.

В мае 2016 года "Страна" сообщала, что по аналогичному делу жительнице Славянска удалось отсудить у государства компенсацию стоимости жилья, разрушенного в результате обстрела. Тогда апелляционный суд Донецкой области взыскал из госбюджета почти 364 тыс. гривен. В той публикации мы подробно разбирали юридические нюансы дела.

После нашей публикации дело принял к рассмотрению Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Кассационную жалобу подал Минюст. О результатах рассмотрения пока ничего не известно.

Ранее "Страна" сообщала как отсудить у государства компенсацию за разрушенное во время АТО жилье.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!