За контроль над потоками контрабандной продукции разгораются настоящие войны, фото:
За контроль над потоками контрабандной продукции разгораются настоящие войны, фото: "Страна"

Все более масштабная блокада железнодорожных путей на Донбассе и созданное этим политическое напряжение вновь привлекли внимание к торговле Украины с неподконтрольными территориями Донбасса.

"Страна" весной уже подробно писала об этой теме. Но с тех пор ситуация серьезно изменилась и, возможно, вскоре изменится еще больше. Как сейчас происходит торговля с неподконтрольными территориями, разбирался специальный корреспондент "Страна", отправившись в зону АТО.

Три составляющие торговли в АТО

"Послушайте разговоры в холлах гостиниц, в ресторанах городов около линии разграничения. Все говорят о бизнесе. Зарабатывают на войне тоже все. От мелочи, вроде жителей "серых" зон и нацгвардейцев с полицейскими на блок-постах, до олигархов, которые гонят составы в обе стороны по железной дороге. Естественно, что любой "вкусный кусок" бизнеса когда-нибудь становится интересным для тех, кто не успел к первичному дележу. Именно такой передел начинается сейчас – не зря Семенченко и Парасюк подогнали своих бойцов на блокаду железной дороги, а на фронте началось новое противостояние," - рассказывает предприниматель из Константиновки Алексей В.

Алексей с начала 2014 года "волонтерит", помогая украинской армии. Благодаря этому его знают практически во всех подразделениях ВСУ на передовой, для военных он давно "свой". Бизнес Алексея довольно крупный – это грузоперевозки по Донецкой области. Обладая связями среди военных и предпринимателей, бизнесмен и волонтер в курсе всех новостей, а также обладает полной картиной того, что происходит в прифронтовых районах.

По его словам, все многообразие товарно-денежных отношений в зоне АТО можно поделить на три группы. 

Первая. Легальная торговля с территориями так называемых "ДНР/ЛНР". Что означает слово "легальная"? Прежде всего то, что юридически договора на поставку товара заключаются между двумя украинскими предприятиями, зарегистрированными на подконтрольной Украине территории. Просто поставка товара осуществляется из неподконтрольных районов, на что получается специальное разрешение СБУ. Именно таким путем попадает из т. н. "ДНР/ЛНР" большая часть угля.

Вторая. Нелегальные поставки обычных товаров через линию разграничения. То есть, такие, которые по документам никак не проходят, а легализуются уже на подконтрольной Украине территории, либо на территории России (в зависимости от направления поставки), или не легализуются вообще. Именно по таким схемам идут потоки ГСМ, лекарств, сигарет и алкоголя. Собственно, это и можно назвать контрабандой по своей сути.

Третья. Поставки наркотиков и оружия. Естественно, эта торговля идет нелегально, в тесном взаимодействии между силовиками и криминалитетом по обе стороны линии фронта.

Если говорить о блокаде железнодорожных путей, то она бьет по первой, "легальной", части торговли. И практически никак не мешает двум другим частям. Если что-то нелегально и перевозилось по железной дороге, то не будет больших проблем перенаправить этот товар автомобильным транспортом. Более того, даже если воплотится в жизнь идея секретаря СНБО Александра Турчинова и вся торговля с неподконтрольными территориями будет остановлена, это также не помешает контрабандным потокам. Просто в их разряд тогда перейдет вся перевозка товара через линию разграничения.

Но обо всем по порядку. Начнем с самой "горячей" угольной темы, к которой сейчас приковано внимание из-за блокады "имени Семенченко". 

Угольные сталкеры Донбасса

То, что уголь из зоны АТО в Украину поставляется вагонными нормами, признается совершенно официально. СБУ выдало разрешения на вывоз угля из ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей) около сотни компаний. Основными потребителями этого угля являются ТЭС, входящие в холдинг ДТЭК Рината Ахметова, а также государственная компания "Центрэнерго", которая управляет крупной Углегорской ТЭС, которая находится в городе Светлодарск недалеко от линии фронта. 

В правительстве необходимость поставки угля с неподконтрольных территорий обосновывают необходимостью стабильной работы тепловых электростанций в Украине. В т. н. "ДНР/ЛНР" добывается львиная доля энергетических марок угля, на котором работают украинские электростанции. И стоит товар на территориях сепаратистов гораздо дешевле, чем импортный уголь. Министр энергетики Игорь Насалик оценил убытки энергетики от перехода на чисто импортный уголь в 15 млрд гривен.

Сторонники блокады, в ответ указывают на то, что в стоимости тепловой генерации цена угля и так закладывается как импортная по формуле "Роттердам+" (стоимость угля в порту Роттердам плюс стоимость его доставки в Украину). И именно эта цена затем кладется в основу определения тарифа для электроэнергии ТЭС. То есть, получается, что производители электроэнергии, получая дешевый уголь из ОРДЛО, включают его в свою себестоимость по "роттердамской" цене, что обеспечивает им сверхприбыль.

Игорь Насалик это отрицает и говорит, что украинский уголь учитывается в тарифе по 1750 гривен, а по тарифу "Роттердам+" получилась бы цена почти в два раза большая (3000 гривен) и расходы на покупку угля по такой стоимости вылились бы в значительное увеличение тарифов на электроэнергию для потребителей. 

Вторым аргументом сторонников блокады является то, что покупая уголь на неподконтрольных территориях, Украина фактически спонсирует сепаратистов, а потому торговлю нужно перекрыть.

На это предприниматель Алексей смеется. "Донецкий уголь дешевый и он нужен украинским электростанциям. Поэтому даже если его перестанут закупать напрямую, то начнут закупать через Россию или Беларусь под видом импортного. Просто люди, контролирующие поток, поменяются. От такой маржи не отказываются", - говорит предприниматель.

В т. н. "ДНР/ЛНР" себестоимость энергетических марок угля держится на уровне около 1000 грн. за тонну. Закупка углетрейдерами идет по 1100 гривен. Это если у шахт. На копанках закупают гораздо дешевле. "Плюс 300 гривен с каждой тонны идет откат сепаратистам, за разрешение поставлять уголь, - говорит источник "Страны" среди угольных трейдеров. - И еще 100 гривен - в карман украинским силовым структурам, по нашу линию фронта. Итого - 1500 гривен без учета угля с копанок, который удешевляет общий вал".

То есть даже если исходить из заложенной в тарифе стоимости угля в 1750 гривен, которую назвал Насалик, получается, мягко говоря, не нулевая рентабельность. Не говоря уже о цене по формуле "Роттердам+", которая в два раза превышает закупочную цену (со всеми откатами) на уголь из ОРДЛО.

Так выглядит блокада железнодорожных путей на Донбассе, фото: "Новое время"

Кто же поставляет уголь? По словам операторов рынка, которые согласились на условиях анонимности проконсультировать "Страну", есть три крупнейших поставщика угля из ОРДЛО. Во-первых, это компания ДТЭК. Ей принадлежат шахты на территории т. н. "ДНР/ЛНР" и уголь оттуда она поставляет на свои электростанции в Украине, а также, время от времени, на "Центрэнерго".

Во-вторых, это предприниматель Александр Назаренко. Совладелец (через ряд компаний) шахтоуправления "Донбасс", которое после начала войны перерегистрировалось на подконтрольной Украине территории в Селидово. По данным операторов рынка, сейчас Назаренко крупнейший поставщик угля из т. н. "ДНР/ЛНР" на "Центрэнерго".  

В-третьих, это Роман Маглёванный, который занимает посты директора и учредителя одновременно в десятке компаний работающих на угольном рынке. При этом, как уверяют источники "Страны", реальным бенифициаром угольных схем Маглеванного, в том числе и по поставкам угля с неподконрольных территорий, является предприниматель из Тореза Виталий Кропачев. Этот человек после начала войны работал в тесной связке с главой МВД Арсеном Аваковым, а также его советником Антоном Геращенко. Именно Кропачеву, по данным СМИ, принадлежит идея создания печально известного батальона "Шахтерск" (позже переименованного в "Торнадо"), в который записали много местных уголовников, отметившихся зверствами против мирного населения в зоне АТО.

"Изначально Маглёванный работал на Сашу "Стоматолога" - сына Януковича – и многие угольные схемы были завязаны на нем, - рассказывает "Стране" один из высокопоставленных сотрудников Донецкой обладминистрации. - В начале войны ситуация изменилась – с одной стороны в Донецкой области реальную власть попытались взять добробаты, большая часть которых была под контролем Авакова. С другой стороны фронта власть забрали полевые командиры сепаратистов. "Стоматолог" постепенно стал терять влияние на ситуацию. Но логистику и людей, которые в курсе всех тонкостей – Романа Маглёванного и его доверенных лиц, менять не стали. Примерно с середины 2015 года он работает под Кропачевым. Последний долгое время не мог пробиться на угольный рынок, так как вопросы в энергетике контролируют люди президента Порошенко. Например, Игорь Кононенко. А Кропачев считался человеком Авакова-Геращенко. Но где-то примерно в начале 2015 года Кропачев сумел войти в доверие к Кононенко и его подпустили к углю. Сейчас он пытается скупать угольные активы и, по слухам, готов принять участие в приватизации "Центрэнерго". То есть, создает конкурента для ДТЭК Ахметова. При этом, Кропачев остается близким к Авакову и Геращенко, которые через него влияют на угольный рынок". 

Любопытно, что только ДТЭК официально подтвердил "Стране" свое участие в поставках угля с неподконтрольных территорий. 

"Все предприятия компании ДТЭК, которые расположены на неконтролируемой территории, перерегистрированы на подконтрольной Украине территории и платят налоги в бюджет Украины, - ответили нам в пресс-службе ДТЭК-Энерго. - К добывающим активам относятся предприятия "Шахта Комсомолец Донбасса", "ДТЭК Ровенькиантрацит", "ДТЭК Свердловантрацит", которые производят уголь марки А/Т. Этот уголь компания ДТЭК поставляет на тепловые электростанции, которые находятся на территории, подконтрольной Украине. В 2016 году на ТЭС ДТЭК, которые работают на угле марки А/Т, было поставлено 5,2 млн тонн топлива. Из них 0,3 млн тонн - импортируемый уголь, а весь остальной уголь произведен шахтами ДТЭК".

Когда мы позвонили Александру Назаренко, он выслушал наш вопрос и сказал: "Сейчас вам перезвонят". И действительно, через короткое время перезвонил человек, назвавшийся "угольным экспертом Владимиром Васильевым". По его словам, Назаренко действительно сохраняет долю и интересы в шахтоуправлении "Донбасс", зарегистрированном в Украине.

"Но Назаренко никоим образом не имеет никакого отношения к поставкам угля из "ДНР", - заявил нам Владимир Васильев.

Связаться с Кропачевым и Маглеванным не удалось. Однако, один из правительственных экспертов в энергетической сфере, сказал "Стране", что Кропачев якобы не имеет отношения к поставкам угля из ОРДЛО.

"Маглеванный - да, через посредников поставляет. Кропачев - нет. Кропачев сейчас занимается налаживанием поставок угля из других стран. Например, недавно говорил о возможных поставках угля из США", - сказал эксперт.

Игорь Насалик заявляет, что не знает кто поставляет уголь в Украину из т.н. "ДНР/ЛНР"

Официально в Министерстве энергетики не говорят, кто именно поставляет уголь с неподконтрольных территорий.

"На сегодняшний день перемещение товаров из зоны АТО контролируется тремя основными органами, которые работают на линии разграничения, - сказал Игорь Насалик, отвечая на вопрос "Страны". - Это Госфискальная служба, Пограничная служба и Служба Безопасности Украины. Министерство не контролирует поставки угля из оккупированных территорий. Это – хозяйственная деятельность генерирующих компаний. У них есть договора на поставки".

Как рассказал "Стране" высокопоставленный сотрудник Донецкой обладминистрации, нынешняя блокада больнее всего бьет по бизнесу Рината Ахметова и Александра Назаренко - именно их уголь в вагонах не может попасть на электростанции.

"Кропачеву будут давать зеленый свет по всем альтернативным рынкам закупки угля, а вот у Ахметова и, тем более, Назаренко, с этим будет проблемы. Ахметов сейчас очень близко работает с президентом Порошенко. Они чуть ли не партнеры, по крайней мере, так говорят у нас в области. Но Кропачеву, и стоящему за ним Авакову, вряд ли близки проблемы Рината. Это другая ветвь власти - "Народный фронт". Плюс у Кононенко, несмотря на близость Рината с Порошенко, свое видение того как нужно переделить энергорынок Украины, которое не совпадает с пониманием ДТЭК", - говорит наш источник.

По словам чиновника, назревают большие проблемы у Ахметова и по ту сторону линии фронта.

"И в Луганске, и в Донецке уже синхронно приняли в первом чтении поправки к своим налоговым законам, по которым все предприятия, которые зарегистрированы на их территориях, должны платить налоги в т. н. "ДНР/ЛНР", а в противном случае будут национализированы. Ахметов никогда не пойдет на то, чтобы платить налоги официально сепаратистам. И поэтому если закон примут, то весь свой бизнес там он потеряет. Тоже самое и по Назаренко. И тогда схемы поставок угля из ОРДЛО отомрут сами собой и без помощи Семена Семенченко. Вообще у меня складывается впечатление, что есть силы, которые синхронно и скоординировано действуют по обе линии фронта, чтобы окончательно разорвать все связи между двумя частями Донбасса".  

На КПП грабят перевозчиков дважды

Если торговля углем это зона интересов больших политических игроков, то более мелкая торговля - это сфера, полностью контролируемая силовыми структурами. 

Офицер погранвойск Вячеслав А., несколько месяцев прослуживший на одном из блок-постов, рассказал о теневой стороне службы на линии разграничения.

"Основной досмотр грузов и проверку разрешений на провоз грузов делают фискалы, они и "рубят" основную кассу, - говорит офицер. - Пограничники могут затормозить груз и проверить, если у них есть основания подозревать, что провозится нечто запрещенное. Между фискалами и пограничниками отношения неприязненные – каждое подразделение работает на свой карман. Размер взятки зависит от превышения лимита груза в 75 килограмм. Также бывают "недозволенные" грузы вроде пакета с лекарствами. Но несмотря на неприязненные отношения, как правило, начальство обоих служб работают в связке. Предложений от коммерсантов каждый день поступает огромное количество. Например, мне предлагали сделать "коридор" для провоза из "ДНР" грузовиков с цементом. Если бы я согласился, то моя доля составила бы 300 тысяч гривен в месяц. Но я поступил по Уставу – сдал контакт предлагавших мне сделку коммерсантов сотрудникам СБУ. А уже через неделю я увидел, как фискалы и мои коллеги из другой смены делали коридор для цементовозов через наш блок-пост! Когда я попытался выяснить, что происходит у сотрудника СБУ, с которым я общался, мне было рекомендовано "не высовываться". Еще одна фишка СБУшников – это грабеж уже расплатившихся  за "коридор" водителей. Грузовик может пройти КПП без проблем за взятку и уехать на украинскую территорию. Но через несколько километров его могут догнать уже другие сотрудники СБУ из мобильных групп противодействия контрабанде, которые действуют в связке с пропустившими. И потребовать еще денег с экспедитора". 

Интересно, что желающих отработать ротацию на КПП и блок-постах в зоне АТО в "тыловых" подразделения ГФС и погранслужбы – хоть отбавляй. Не исключение и СБУ. В отделах кадров Службы лежит много заявлений от желающих поработать в мобильных группах борцов с контрабандой.

"Даже если ты на блок-посту не участвуешь в "схемах", то тебе все равно предложат денег. Это плата за молчание – главное, не выносить сор из избы и не мешать другим работать. Если не возьмешь – подставят свои же коллеги", - признается Вячеслав. 

Серые островки контрабанды

Важный центр контрабанды в АТО – это "серые" населенные пункты между позициями украинских военных и сепаратистами.

Например, по словам офицера группы Гражданско-военного сотрудничества ВСУ с позывным "Борода", до недавних пор прифронтовой поселок Новолуганское был центром контрабандной торговли – этому способствовал сам статус населенного пункта.

"Позиции ВСУ были перед поселком, а позиции боевиков – с другой стороны, тоже за поселком. Сам населенный пункт числился под юрисдикцией Украины. Там была украинская администрация, выдавались украинские документы жителям и переселенцам. Пока ВСУ не заняли поселок, каждый второй житель поселка жил за счет контрабанды. Во дворах были оборудованы склады. Сейчас через официальные КПП через линию разграничения с так называемыми "ДНР/ЛНР" можно перевезти до 75 килограмм груза. Но жителей серых зон это не касается – формально они находятся на украинской территории. Поэтому загруженные до предела продуктами и другими товарами бусики и автомобили жителей Новолуганского курсировали с товаром каждый день".

Грузы, по уверениям местных, они везли для себя. На самом деле затем эти товары переправлялись на сторону сепаратистов. К сепаратистам везут мясо, сало, колбасу, молочку, муку, сахар, импортные стройматериалы, сантехнику, бытовую химию,  украинскую водку, коньяк, вино, стеклотару, и даже акцизные марки на сигареты. С "той" стороны местные тянут все, что имеет спрос на территории Украины – сигареты российского и донецкого производства, контрафактные лекарства, ГСМ.

Естественно, те, кто стоял на блок-постах по обе стороны поселка, тоже имели свой гешефт с перевозок. Но больше всех процветал местный сельмаг. Когда ВСУ заняли поселок, магазин проверила налоговая и с удивлением обнаружила, что по документам продукты тоннами завозили через день. И за день их продавали "в розницу". Как можно продать тонну колбасы в поселке с населением в три тысячи человек за один день, никто вопросы не задавал – всем было все понятно," - рассказывает офицер.

После того, как Новолуганское заняли ВСУ, живительный поток контрабанды на этом направлении переключился на другие "серые" зоны. Собственно, такие центры "беспошлинной" торговли существуют во всех секторах АТО. Линия разграничения в АТО представляет сплошную "черную дыру".

Еще один игрок - криминальные авторитеты

По утверждениям высокопоставленного сотрудника донецкой областной полиции Владимира М., традиционный криминалитет пережил тяжелый период в 2014 году.

"Большинство авторитетов потеряли контроль в 2014 году над криминальной ситуацией в регионе. Они просто не смогли ничего противопоставить ни добробатам с нашей стороны, ни полевым командирам боевиков с той стороны. Но сейчас положение начало меняться. 

В 2014 году на блок-постах, контролируемых добробатами и Нацгвардией, "рубили" капусту с проезжающих в обе стороны. Провозили тогда все что можно – те, кто контролировали блок-посты, уехали домой миллионерами. В 2015 году ситуация изменилась – на блок-посты и КПП пришли фискалы, пограничники и СБУ", - рассказал наш источник.

Криминалитет начал договариваться с военными - самые "черные" грузы пошли непосредственно через передний край в обход официальных контрольно-пропускных пунктов. В 2015 году через линию фронта были налажены поставки наркотиков. Из России транзитом через "ДНР/ЛНР" в Украину переправляется небольшими партиями героин- в пакетах от 100 грамм до 200 грамм. Затем его транзитом перевозят в Европу.

"Из Украины в т. н. "ДНР/ЛНР", а далее в Россию, переправляются партии южноамериканского кокаина, и произведенных в Украине метамфетаминов и марихуаны. Марихуана предназначена для потребителей в т. н."ДНР/ЛНР" и Ростовской области. Перевозчики – местные жители, курсирующие туда-обратно челноками. Но все это происходит с ведома командиров ВСУ, контролирующих эти участки фронта. У нас есть информация, кто из военных покрывает переброску через линию разграничения наркоты и золота. Но полномочий ликвидировать этот процесс у полицейских нет. А военная прокуратура и военная контрразведка СБУ особо не активничает в препятствии этой контрабанде, предпочитая решать вопросы, не вынося сора из избы," - поделился с нами полицейский.

Известная история гибели группы Эндрю связана именно с контрабандой наркотиков. 2 сентября 2015 года в районе города Счастье неизвестные киллеры расстреляли мобильную группу по борьбе с контрабандой. Погибли работник Государственной фискальной службы Дмитрий Жарук и волонтер Андрей Галущенко (позывной Эндрю), четверо других членов мобильной группы получили ранения. После инцидента военный прокурор Матиос заявили, что группу Эндрю расстреляли наркоторговцы. А волонтер Юрий Касьянов обвинил в причастности к убийству военных в Генштабе, штабе сектора "А" и штабе 92 бригады. Также уверен в причастности военных-контрабандистов к гибели Эндрю и украинский журналист Алексей Бобровников. К слову, сам Бобровников утверждает, что был вынужден покинуть Украину из-за угроз. По мнению журналиста это напрямую связано с его расследованиями контрабанды наркотиков и оружия через линию разграничения в АТО.

Более того, тогдашний губернатор Луганской области Георгий Тука заявил "Стране", что Эндрю убила смешанная группа сепаратистов, бойцов 92-й бригады и "Айдара"

Помимо контрабанды наркотиков, очень выгодна контрабанда сигарет из т. н. "ДНР". На территориях, которые контролируют сепаратисты, остались предприятия, которые производят контрафактные сигареты известных мировых брендов. Их везут на территорию Украины, но не через КПП, а через серые зоны. Далее часть сигарет уходит на Европу, часть потребляется в Украине. Помимо контрафактных сигарет, для украинских курильщиков через линию разграничения переправляются контрабандой сигареты российского производства – производства фабрики "Донтабак". Это тоже бизнес криминалитета.

Очень большие деньги зарабатываются на контрабанде ГСМ - дешевый бензин и дизтопливо ввозится в т. н. "ДНР/ЛНР" из России и потом переправляется в Украину. 

Также приносит огромные прибыли контрабанда  медпрепаратов из т.н. "ДНР/ЛНР", которые производятся на фармпредприятиях на неподконтрольных территориях. Товар не объемный и не тяжелый, зато дорогостоящий. На переброске лишь одного микроавтобуса с контрафактными лекарствами известных брендов через серую зону грузоперевозчики зарабатывают от 100 до 200 тысяч гривен. Также как в случае с наркотиками, перевозчики это местные жители. Управляют этим бизнесом также криминальные авторитеты.

До недавних пор они были лишь отправителями и получателями наркотиков, сигарет и медпрепаратов через линию разграничения, а основными звенья контрабандной логистики непосредственно на местах (с украинской стороны) были коррумпированные командиры ВСУ и Нацгвардии.

Однако, как сообщили "Стране" источники в МВД, осенью 2016 года в прифронтовые украинские города потянулись эмиссары от воровских кланов. Представители криминалитета пытаются поставить "смотрящих" в населенных пунктах зоны АТО, что даст возможность сократить затраты на посредников. Некоторые из этих "смотрящих" контролировали многие вопросы во времена Януковича, что вызывает у местных жителей ощущение дежа-вю. 

Что будет дальше

Примерно до весны 2015 года с украинской стороны коммерческие вопросы в зоне АТО контролировали многочисленные батальоны, которые ориентировались кто на Авакова, кто на Коломойского. После отставки последнего с поста главы Днепропетровской обладминистрации (которая, кстати, произошла вскоре после инцидента с убийством офицера СБУ на одном из КПП в зоне АТО, в котором обвинили соратника одного из нардепов, близких к Коломойскому) контроль начал переходить к СБУ и налоговикам.

В процессе централизации под раздачу попали наиболее беспредельные добробаты, такие как "Торнадо", которые, помимо издевательств над мирными жителями, пытались также контролировать товарные потоки через линию фронта, но были жестко зачищены.

Аналогичные процессы происходили и по другую линию фронта, в процессе которого были устранены наиболее самостоятельные полевые командиры сепаратистов.

Теперь же намечается новый этап. Обострение на фронте, блокада железнодорожных путей, угрозы сепаратистов национализировать предприятия, зарегистрированные на подконтрольной Украине территории, показывает, что ситуация приближается к развилке.

Либо стороны придут к компромиссу и будут реализованы минские соглашения и тогда контрабанда через линию разграничения уйдет в прошлое, так как не будет самой линии разграничения, а Донбасс реинтегрируют в Украину на особом статусе. Либо дело может дойти до полного разрыва любых официальных контактов с неподконтрольными территориями, а сепаратисты исполнят свои угрозы по национализации собственности Ахметова и других украинских предпринимателей.

То, что пока эту угрозу они "подвесили" (приняв свой "законопроект" только в первом чтении), возможно свидетельствует о том, что намекают и Ахметову и другим влиятельным людям - у них еще есть время повлиять на украинскую власть с целью реализовать Минск-2 или же провести досрочные выборы в Раду, после которых к власти придут силы, готовые на компромиссы.

В любом случае ситуация поменяется и поменяется кардинально. Интересно, что в последнее время в России стали звучать голоса о необходимости признания т.н. "ДНР/ЛНР". Об этом рассуждают близкие к власти политологи, а в ряде городов РФ на ближайшее время намечены митинги с аналогичными требованиями. Если Москва признает "республики", скорее всего, любые контакты Украины с ними будут прерваны и весь товарный поток через линию фронта перейдет в разряд контрабанды. 

Но это уже будет совсем другая история. Тем более, пока непонятно, что означают разговоры о признании т.н. "ДНР/ЛНР". Форма давления на Киев или же реальные планы российского руководства.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!