Вот он - "медовый дед-террорист" Николай Рубан
Вот он - "медовый дед-террорист" Николай Рубан, news.pn

30 марта 2016 года в Сватовском районном суде Луганской области прозвучал приговор по одному из резонансных случаев в нынешней войне на востоке Украины. 15 лет лишения свободы за совершенный им теракт, получил 65-летний житель села Николаевка Станично-Луганского района Николай Рубан.

Напомним, что 16 января 2015 года на блок-посту в Станице Луганской произошел взрыв, в результате которого погиб 36-летний солдат 17 отдельной танковой бригады из Кривого Рога Александр Суслопаров с позывным "Малыш". Еще двое солдат получили ранения. У погибшего осталась большая семья. Официальная версия, озвученная СБУ, гласила о том, что взрыв устроил террорист - пенсионер, принесший на блок-пост банку с медом - взрывчатка якобы была спрятана в банке. Теракт, по версии СБУ, был заранее спланирован российскими спецслужбами.

"Страна" внимательно прочитала приговор по "медовому" террористу, внесенный в Открытый реестр судебных решений и нашла много странностей, вызывающих массу вопросов по сути судебного решения.

Эти вопросы мы задали экспертам – юристу Игорю Ковальчуку, киевскому адвокату Алексею Скорбачу, следователю полиции с 20-летним стажем Марии А. и взрывотехнику МВД с 25-летним стажем Сергею Л.

Версия СБУ

Террориста задержали почти через месяц после взрыва – 10 февраля 2015 года. Согласно информации СБУ, им оказался 65 летний пенсионер Николай Иванович Рубан из села Николаевка Станично-Луганского района.

Как сообщил на своей странице в Facebook, советник председателя СБУ Маркиян Лубкивский, пенсионера взяли с поличным, когда он нес на блок-пост тротиловую шашку и взрыватель, замаскированные в ведерке с медом, намереваясь совершить еще один теракт.

Операцию по задержанию террориста произвели бойцы батальона "Чернигов" совместно с сотрудниками СБУ. После ареста пенсионер признался в том, что работал на "кураторов" из ГРУ России с позывными "Алексей" и "Дмитриевич". Он сообщал им разведданные, а также планировал со своими шефами совершение терактов в расположениях бойцов ВСУ.

Кураторы из российской спецслужбы, по версии СБУ, снабдили пенсионера высокотехнологичными взрывными устройствами, а также оружием – пистолетом ПМ, автоматом АКС-74 и боеприпасами.

Поведали сотрудники украинской спецслужбы и о том, что задержав "медового террориста", им удалось предотвратить совершение им очередного теракта. Изобретательный дед-диверсант, оказывается, планировал подложить бомбу бойцам ВСУ под видом запасного колеса от "ГАЗ – 31". При этом взрывчатка была снабжена радиодетонатором – взрыв планировалось произвести дистанционно с помощью мобильного телефона пенсионера. За это Николай Рубан якобы получил гарантию личной безопасности в родном селе и 600 долларов.

К слову, пенсионера задержали в тот момент, когда он проезжал на своем велосипеде через блок-пост в Станице Луганской и при этом, якобы, подыскивал место для будущей закладки мины. При этом пенсионер зачем-то прятал под курткой пластиковое ведро (!) с медом и тротилом и взрывателем от гранаты. Интересно, что кроме планирования на месте будущего теракта, пенсионер в этот день хотел получить пенсию в сберкассе Станицы Луганской.

Приговор со странностями

По приговору 65-летний Николай Рубан получил срок в 15 лет за совершение теракта, приведшего к гибели человека. Это "тяжелая" статья украинского УК – 258, части вторая и третья.

Однако при внимательном прочтении приговора, эксперты "Страны" сошлись в одном мнении – в документе нет ни одного доказательства виновности задержанного пенсионера.

Итак, фабула истории, изложенная в приговоре такова.

16 января 2015 года Николай Рубан (названный в приговоре "Особа-3"), в 11 часов утра принес с собой на блок-пост на улице Чапаева пгт. Станицы Луганской полиэтиленовый пакет, в котором находилось "взрывное устройство, замаскированное под банку с медом". На расстоянии 100 – 150 метров пенсионер привел в готовность взрывное устройство "вырвав чеку". После этого он обратился к военным с предложением угостить их, но они отказались.

Невзирая на отказ военных, Николай Рубан оставил банку на лавке возле блок-поста. А сам пошел домой. Услышав звук взрыва, пенсионер известил об этом своих координаторов. На следующий день Николай Рубан, передал последним чеку от оставленного им на блок-посту взрывного устройства в подтверждение того, что он действительно совершил теракт. Взрыв, согласно приговору, случился аж через три часа после визита пенсионера на блок-пост – в 14.00.

Сам пенсионер в показаниях следователю и, впоследствии на суде, категорически опроверг эту версию, заявив, что 16 января 2015 года находился дома. К сожалению, его алиби проверить невозможно, так как село Николаевка контролируется так называемой ЛНР.

Эксперт: после вынимания чеки взрыв грянет через 4 секунды, а не через 3 часа

"Сам способ приведения в боеготовность некоего взрывного устройства в банке с медом – при помощи вытаскивания чеки, вызывает недоумение. Скорее всего, речь идет о стандартном взрывателе УЗРГМ-2. Но этот запал срабатывает через 3,2 - 4,2 секунды после того, как вынута чека! То есть ни о какой задержке взрыва в 3 часа – как в приговоре, не может идти речи. Конечно, теоретически можно заранее подготовить тротиловую шашку, пробив в ней специальное отверстие и сделать некое подобие внутренней растяжки в банке с медом. Но на деле – это фантастика. Так как сделать такое устройство невероятно трудно, да и глупо - такая "медовая растяжка" будет крайне опасна – может взорваться в любой момент", - рассказал нам эксперт-взрывотехник Сергей Л.

Странная история банки с медом. Из текста приговора 

Как следует из показаний свидетелей, приведенных в приговоре, ни погибший Александр Суслопаров, ни пострадавшие при взрыве его два товарища лично террориста… не видели. И никаких подарков из его рук не брали. Банка с медом была передана предыдущей смене – в 11.00 утра.

А смена погибшего Александра Суслопарова заступила на пост лишь в 13.00. Несколько пакетов с продовольствием, согласно показаниям товарищей погибшего бойца, находилось под лавкой. Александр Суслопаров протянул руку к пакетам и в этот момент произошел взрыв. При этом никто из свидетелей не упоминает о том, что взорвалась именно банка с медом. К слову, тот, кто бывал на армейских блок-постах в АТО, может припомнить, в каком "порядке" там находятся многочисленные пакеты, коробки и ящики с продовольствием. И что именно Суслопаров пытался взять из продуктов, не говорит ни один свидетель.

Удивительно, но согласно приговору, принесенную террористом банку с медом уже вскрывали за три часа перед взрывом! Как гласят показания бойца предыдущей смены, он лично открывал банку с медом. Но лакомство "почему-то" не взорвалось: "…смена каждый день была с 09 утра до 13-00 часов. 16.01.2015 года они с ребятами заступили на смену. В его обязанности входило проверять автомобили, которые двигались через блок-пост. Проверяя автомобиль, свидетель увидел, как на велосипеде к блок-посту подъехал пожилой мужчина и предложил угоститься медом. Свидетель ответил, что мед им не нужен, тогда этот человек пакет поставил на лавку и поехал. Банка с медом находилась в пакете. После свидетель (боец блок-поста) подошел к пакету, в котором находилась банка, открыл ее, посмотрел и пошел дальше проверять машины. Человек, который принес банку в пакете, был в меховой шапке" - гласят показания свидетеля.

"В показаниях свидетеля "особы 9" говорится о том, что после того, как дед оставил пакет, он пакет осмотрел, в том числе открывал банку с медом. И банка не взорвалась!" - также удивляется эксперт "Страны", следователь полиции Мария А.

"Как могла не взорваться банка с медом при первом открывании крышки? Там же была уже выдернута чека и некая "супер-растяжка" уже была приведена в готовность? Или это фантастическое взрывное устройство должно было сработать избирательно? Может быть, устройство было взорвано дистанционно? Но тогда причем тут чека?" - удивляется эксперт "Страны" взрывотехник Сергей Л.

"Где в приговоре фигурирует план-схема взрыва на блок-посту, которая обязательно должна быть составлена экспертами на месте происшествия? Где вещественные доказательства – фрагменты взрывного устройства, которые должны были остаться на месте теракта? Где заключение экспертов, какое именно устройство, какого типа взорвалось? Все это должно быть в приговоре. Но ничего нет. Создается впечатление, что место происшествия осматривали поверхностно и делали это не профессионалы. Версия с банкой и взрывчаткой внутри не выдерживает никакой критики. Из текста следует лишь то, что взорвалось неизвестное нечто," - продолжает задавать вопросы эксперт-взрывотехник.

"Вызывает удивление показания свидетеля – эксперта. В приговоре он "особа 15". В них конкретно говорится, что представленная на исследование комплектация изъятой "взрывчатки" при задержании у пенсионера - неполная! И что каждый из представленных объектов пригоден к производству взрыва при определенной доработке. Отсюда вопрос по квалификации, и на каком основании деду вменена подготовка теракта?" - добавляет следователь Мария А.

Как опознавали медового террориста

После взрыва Александр Суслопаров был еще в сознании и несколько раз сказал про некоего "деда". Услышав слова умирающего бойца, несколько свидетелей – бойцов подразделения, все внезапно "поняли", о каком деде повторял Александр Суслопаров.

"Потому что он был городской и постоянно ходил и рассматривал позиции блок-поста. Городских людей знали в лицо. Фамилия обвиняемого (Николая Рубана – авт.) стала известна уже после задержания" - рассказал на суде один из бойцов.

Напомним, что лично Александр Суслопаров не видел в тот день, кто и при каких обстоятельствах передал банку с медом! Зато все сразу "поняли", о ком идет речь.

После того, как по подразделению распространились слухи о том, что на блок-посте "взорвалась банка с медом", все бойцы начали искать деда, на которого "подумали" все бойцы. СБУ оперативно подключилась к поискам пожилого террориста и даже раздала фотографии подозреваемого на блок-постах.

Момент задержания и опознания, согласно приговору, тоже изобилует странностями. Один из свидетелей – бойцов подразделения, говорит на суде, что при опознании было три пожилых человека, среди которых был подозреваемый. А затем вдруг вспоминает, что оказывается их было четверо! Память у свидетеля "заработала" после того, как ему предъявили фототаблицу, сделанную во время опознания!

"Конечно, "трудно" не опознать некоего "подозреваемого". Если за месяц до этого фото этого человека уже было роздано на руки бойцам на блок-постах" - иронизирует юрист Игорь Ковальчук.

К слову, опять же согласно показаниям свидетелей, при задержании у пенсионера действительно было найдено ведерко. Однако "оружия" при нем не было – так указано в тексте приговора. Меда, судя по тексту приговора – тоже.

"В показаниях одного из свидетелей – в приговоре он "Особа 8", конкретно сказано, что "деда" все знали и все понимали, о ком речь. Отсюда неясно, почему везде пишется о неустановленном мужчине и зачем его вообще опознавали. То есть, кого они опознавали - деда, которого знали и который неоднократно приходил на БП, или неизвестного, принесшего пакет" - подчеркивает следователь полиции Мария А.

"Безграмотно составленный акт"

В приговоре говорится и о неких видео- и аудиозаписях, доказывающих вину "террориста".

"Указано, что в протоколе негласного следственного действия обвиняемый детально рассказал о подготовке совершения теракта. Вопрос: когда производились видео- и аудио- записи? Речь идет о реально негласных мероприятиях, например о прослушивании телефона обвиняемого, или сотрудники под запись проводили допрос? На эти вопросы в приговоре ответа нет" - продолжает разбирать текст приговора следователь полиции Мария А.

В приговоре обвиняемый отрицает свою причастность к взрыву. Более того, он утверждает, что при задержании он был избит, а на следствии подвергался давлению. 

"Уголовное производство в отношении Никола Рубана не зря лежало почти год – несколько судей отказалось рассматривать материалы, сделанные на коленке. Лишь с четвертой попытки дело попало в суд", - признался один из сотрудников СБУ.

"Мое мнение - этот чудный документ - не приговор, а безграмотно составленный обвинительный акт. В приговоре как минимум поверхностно присутствует анализ доказательств и их правовая оценка. В тексте этого нет вообще. Самое важное - нет никаких доказательств причастности деда к террористическим организациям, кроме мифических неустановленных лиц, которым он якобы отдавал чеку (непонятно от чего) и рассказывал об услышанном взрыве. В так называемом приговоре нет никаких упоминаний ни о мнении стороны обвинения, ни о мнении защиты, ни о последнем слове подсудимого. Показаниям деда о том, что 16 января он находился дома, а 10 февраля ехал за пенсией, вообще не дана оценка. Даже формально не допрошены соседи, родственники, не изъяты документы по срокам начисления пенсии, месте ее получения", - дает оценку приговору следователь полиции Мария А.

К слову, согласно версии СБУ, "медовый террорист" намеревался взорвать на одном из блок-постов ВСУ мину, замаскированную в запасном колесе машины "ГАЗ-31". Взрывное устройство якобы должно было сработать от сигнала мобильного телефона, изъятого у пенсионера.

Однако ни колеса с взрывчаткой, ни автомата с пистолетом и патронами, якобы выданных "террористу" кураторами из ГРУ, в качестве вещественных доказательств, в приговоре не фигурирует. В финальной части приговора есть лишь одно вещественное "доказательство" - мобильный телефон. Который, кстати, после оглашения приговора был возвращен "террористу". 

Версия о сокрытии небоевых потерь

Отметим, что еще в июле 2015 года в журнале "Вести.Репортер" выходила статья, в которой со слов одного из военнослужащих, утверждалось, что на самом деле никакой банки с медом не было и вся эта история выдумана от начала и до конца.

"Помнишь историю, когда дед принес на блокпост взрывчатку в банке с медом и устроил теракт. Знаешь, что на самом деле тогда было? Солдаты выпили и начали играть: вытащил чеку из гранаты и надо успеть выкрутить запал. Не успели. Пришлось придумать деда и мед", - приводил журнал слова бойца АТО.

Источники "Страны" в СБУ, а также в среде добровольческих батальонов, которые дислоцируются на Луганщине подтверждают эту версию. Мол, о ней многим известно, а деда действительно придумали.

О том, как могло обстоять дело предполагает юрист Игорь Ковальчук: "на блокпосту действительно взорвалась граната, погиб боец. После этого всех научили, что нужно говорить, придумали деда - действительно известного всем, из местных, чтоб не запутаться. Выяснили, когда он едет за пенсией, и задержали, попутно изъяв аналогичный выдумке мед, в который запихнули то, что было под рукой. Ну и учитывая ограниченный круг посвященных, и их профессиональные качества материалы лепили из того, что было. Скорее всего имеет место подтасовка фактов – сокрытие небоевых потерь".

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости