В АТО солдат привлекают к небоевым задачам, uainfo.org
В АТО солдат привлекают к небоевым задачам, uainfo.org

Пока на Донбассе относительно тихо, украинскую армию активно используют в невоенных целях. Паркетные офицеры вместо АТО отправляют военную технику на сбор урожая и сельхоз работы, десантники, вместо огневой подготовки, борются с контрабандой, а землю и недвижимость, которые стоят на балансе Министерства обороны, используют под жилую застройку, сдают в аренду и незаконно перепродают.

Военную технику – селянам

О том, что относительной тишиной в необъявленной войне на Донбассе стали пользоваться недобросовестные представители военного руководства, первыми начали трубить в военных прокуратурах. В ведомстве Южного региона сделали целую подборку сообщений о нецелевом использовании армейской техники и личного состава.

К примеру, военный из Кривого Рога отправил "мобилизованный" КамАЗ на сбор урожая. По данным Военной прокуратуры Южного региона, одно из криворожских предприятий передало машину местному военкомату для работы в АТО. КамАЗ отправили на передовую, но боевые задачи грузовик выполнить так и не успел – старший лейтенант одной из военных частей сдал «мобилизованную» машину в аренду агропредпринимателям с Донбасса.

"Установлено, что указанный старший лейтенант, проявив чудеса изобретательности, провернул незаконную оборотку, в результате которой "заработал" 44 тыс. гривен", - сказано в сообщении Военной прокуратуры Южного региона.

Неприметная, на первый взгляд, ситуация, как выяснилось, отягощается тем, что «мобилизованный» КамАЗ был не на ходу: его отримонтировали за деньги небезразличных украинцев, и только потом сдали в аренду предпринимателям. Несмотря на это, находчивый офицер отделался только штрафом в 3,4 тыс. грн, и сейчас также решается его дальнейшая судьба на службе в ВСУ.

Чаще всего нецелевое использование военного имущества, как говорят в прокуратуре Южного региона, связано с нарушением ч. 2 ст. 364 КК Украины – "злоупотребение властью и служебным положением". В местах дислокации больших подразделений (Николаевская, Днепропетровская, Волынская, Житомирская и другие области) земельные участки и  стройобъекты, которые стоят на балансе Министерства обороны, сдают в аренду и перепродают за миллионы гривен.

"С началом АТО все подобные случаи стали вылазить наружу. Скажем, Министерство обороны планирует расселить контрактников в общежития, а потом выясняется, что эти объекты уже давно перепродали, и начинаются разбирательства. Или, наоборот, министерство планирует построить на земле новые дома для военных, а эти участки сданы в длительную аренду. Пока все будут демобилизовываться, наружу будут всплывать десятки и сотни таких нарушений", - говорят в Военной прокуратуре Южного региона.

На страже порядка

 Самыми вопиющими примерами нецелевого использования военной силы являются, пожалуй, случаи эксплуатации самих армейцев. Во время АТО, кроме стройки дач генералов и развозке их жен по магазинам, солдат приобщили к "трудовой терапии".

О том, как приходится "внеурочно" работать на командиров, солдаты рассказывают с небольшой охотой. Говорят, в современной украинской армии дедовщины уже нет, зато функция "принеси-подай-не мешай" в штабах АТО осталась до сих пор.

"Штаб нашего подразделения находится сейчас в Константиновке. После трагичного случая, когда ребята с соседнего подразделения на бронетранспортере сбили местных жителей, в городке солдатам перестали продавать алкоголь. В магазинах были и есть объявления: "Людям в форме спиртное не продаем". Из-за этого у нас стали происходить случаи, когда командир роты просил солдат сбегать в ларек, чтобы там под любым предлогом купить пиво. Самому светиться не хотелось, так что пусть за тем-сем бегают солдаты", - рассказывают военные одной из аэромобильных бригад.

Жалуются армейцы и на случаи, когда им приходится выполнять, пусть и военную работу, но не по профилю их подразделения. К примеру, добровольцев из "Айдара" неоднократно привлекали к постройке укрепрайонов.  

"Мы понимаем, что строили для себя или других военных, но просто получается, что инженерные войска гнут пальцы, говорят, что все блиндажи по линии фронта сами соорудили, а в действительности стройкой они занимаются только для избранных подразделений", - уверяют бойцы "Айдара".

Также на военных повесили работу антикоррупционных органов. С осени прошлого года армейцы работают в АТО в составе мобильных групп по борьбе с контрабандой, и эта по-настоящему полезная работа далеко не всем приходится по душе.

"Мы не отрицаем, что кто-то должен это делать, кто-то должен досматривать грузы на блокпостах на передовой и следить, чтобы на территории, которые сейчас контролируют боевики, не попали украинские продукты, бензин и т.д. Но, друзья, давайте будем откровенны… Это не наша вообще работа! Ну не должны военные бороться с коррупцией! Для этого есть соответствующие органы", - рассказал нам служащий одной из десантных бригад.

По его словам, сначала военных просили просто подкрепить специализированные мобильные группы по борьбе с контрабандой, а, спустя пару месяцев такой работы, на них официально «повесили» часть задач.

"Недавно всем военным заметно повысили заработные платы. У некоторых выплаты увеличились в два – два с половиной раза (вместо 5-6 тыс. грн "контрактники" в АТО получают до 10 тыс. грн с учетом "боевой" надбавки. – Авт.), так что народ стал заметно меньше возмущаться на счет участия в этих мобильных группах. Некоторые офицеры сами теперь просятся поучаствовать, но все равно это незаконно – нет никакого официального распоряжение, где полномочия фискалов и милиции передавались бы военным", - подытожил десантник.

Мало полномочий

В Военной прокуратуре Центрального региона уверяют, что в последнее время не сталкивались с массовым нецелевым использованием армейской силы и техники. Мол, если кого-то и отправляют не по назначению, то крайне редко.

"Раньше, еще до начала боевых действий, таких случаев было гораздо больше. К примеру, как-то военных отправляли работать на лесопилке. Там их держали без воды и еды в ненормальных условиях", - прокомментировал нам спикер Военной прокуратуры Центрального региона Руслан Власюк.

Вместе с этим, в военных прокуратурах жалуются, что после недавних законодательных изменений, их права существенно сократили. Теперь силовые ведомства лишены надзирательной функции, и могут проводить расследования только по факту жалоб самих армейцев.

"Мы уже не можем, скажем, проверить, как какая-то воинская часть или какое-то подразделение используют свое имущество. Чтобы устроить проверку необходимо, чтобы к нам поступило соответствующее обращение, и, если нет, то нет и проверок. Внутренним надзором занимается Министерство обороны", - подытожил Власюк.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!