Я точно знаю, где находится рай: 17,66° южной широты, 149,5° западной долготы. Точнее, это центр рая, раскинувшегося от архипелага Туамоту (там, кстати, лучший в мире черный жемчуг) на востоке до практически Новой Зеландии на западе. Это координаты Таити. 

Полинезия, скриншот: google maps

Приземлившись в Папеэте (столица острова) и получив на шею цветочное ожерелье от местной красотки, я сразу почувствовал удивительный дурманящий аромат, который сопровождал меня на всех островах Полинезии, — запах жженого кокоса. Из-за него или еще чего-то, но уровень основного инстинкта на островах зашкаливает за все мыслимые и немыслимые отметки. Все туземки, в развивающихся цветастых парео, ласково и зазывающе улыбаясь, носят за ушами сладко пахнущие тропические цветы с черной жемчужинкой вместо пестика: за левым — я свободна от любых обязательств, за правым — вообще-то я замужем, но...

Единственное, что меня сбивало и ставило в тупик, — это неразрешимость сложнейшей задачи, когда некоторые местные красотки носили цветы за обоими ушами. Что они имели в виду? 

Папеэте, фото: world-card.ru

Меня потрясали романтические закаты. Стройные тела на фоне красного заходящего солнца или лунной дорожки могли перевернуть с ног на голову любые моральные ценности европейцев.

Кроме того, нежелание мужской части коренного населения глубоко вникать в вопросы нравственного поведения прекрасной половины островов создавали дополнительный стимул для реализации самых смелых и изысканных фантазий. 

Все в Полинезии предназначено для любви: ни войн, ни катаклизмов, ни диких животных. Мягкий климат и обилие еды сформировали добродушный и жизнерадостный народ, досуг которого основан на разделении полов. Когда-то давно здесь был, конечно, каннибализм, но я уверен, хотя доказательств у меня нет: перед тем как поверженного врага сожрать, его непременно "любили".

Я, кстати, на многих островах, в том числе и на островах Кука, троллил местных граждан неделикатным вопросом: "А на фига вы этого самого Кука сожрали?" Их ответ напоминал мне старый анекдот о том, как в еврейское местечко пришли погромщики и стали кричать: 

— Сейчас будем вас грабить и убивать!

Вышел раввин и спрашивает:

— За что?

— А вы распяли нашего Иисуса Христа.

— Так то не мы, то кишиневские. 

Точно так же отвечали мне полинезийцы о Куке: то ж не мы, то гавайские!

А какие у них танцы! В каждом па — вопрос: неужели я тебе не нравлюсь? неужели ты меня не хочешь? посмотри, как я хороша. Ну я и смотрел, переламывая молнии на брюках. Чем еще им заниматься, кроме этого самого? Утром женщина в пироге подплывет к коралловым рифам, за несколько минут вытаскивает пару рыбин (они называют это "на рынок сходить"), нарезает их сырыми вместе с фруктами, только что сорванными с ближайшего дерева, — и завтрак готов. 

Я понимаю Гогена, который плюнул на европейскую цивилизацию и уехал жить на Таити. Причина его смерти неизвестна, существуют только предположения, но я уверен: проблемы во взаимоотношениях с женщинами сыграли не последнюю роль в этой трагедии.

Помните его прекрасный полинезийский цикл? Сколько страсти и огня в танцующих бронзовых фигурах! Какой мужчина может это выдержать? А так как был он уже человеком немолодым, то вполне мог повторить одну лисицу из небезызвестной басни Крылова: "Хоть видит око, да зуб неймет".

Проблема усугублялась еще и тем, что каждая полинезийка мечтала подарить "свои тайны" многочисленным туристам.

Я был в доме Гогена на юге острова, где бурная тропическая растительность склоняется над океаном, как у нас ивы над рекой, а берег защищен от волн рифами — вообще нет волн, птички летают, и мысли только об этом самом.

Отсюда вывод: количество любви обратно пропорционально количеству проблем! 

Музей Гогена, фото: quicksnake.cz

P. S. Только сейчас я понял причину демографического кризиса в Украине.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!