Фото: termometropolitico.it
Фото: termometropolitico.it

Манаус по праву может претендовать на местечко в Книге рекордов Гиннесса как первый город, не имеющий подъездных автомобильных дорог, но в котором проводились игры чемпионата мира по футболу. Точнее, дорога в Манаус когда-то была, но заросла. В миллионный город можно добраться только самолетом и катером по Амазонке. Читал я тут намедни Батюшкова "Записки русского офицера из Финляндии" и решил "забить Мики баки" и написать "Записки еврейского невоеннообязанного из Бразилии". 

Манаус расположен в центре Амазонии, на пересечении рек Рио-Негро и Амазонки. Город появился в конце XIX века, во время "каучуковой лихорадки". Продолжалась она всего двадцать пять лет, но обогащению местных бандитов могли позавидовать даже золотоискатели Аляски. Отдаленность от любой цивилизации и потребность мирового рынка в каучуке привели к формированию четвертьвекового рабовладельческого строя. Завозимые на лесоповал рабочие сбежать не могли никуда: вокруг на тысячи километров — джунгли, за невыполнение плана — отрубание рук, за бунт — повешение. Каучуковые бароны выстраивали себе замки с колоннами и балюстрадами, по сравнению с которыми Межигорье или дворцы в Конче-Заспе и на Рублевке выглядят просто сиротскими приютами. Малиновые пиджаки, распальцовки, безумные споры, у кого Smith & Wesson больше, лозунги типа "Гринго на гіляку!" — одним словом, «демократия». 

Скриншот google.maps

Каучук сплавляли по реке, и бабки текли рекой (в прямом и переносном смысле — по Амазонке), а бытие, как известно, определяет сознание, вот и собрались братки и решили, что все у них есть, только культуры-мультуры не хватает, так что строительство оперного театра должно было решить все проблемы досуга. Опять же после хорошей оперы и пострелять приятнее. 

Сказано — сделано. Скинулись, заказали проект в Европе, ну так, по-богатому: мрамор — из Италии, лестницы — из Англии, резьба — из Франции, стиль — от барокко до модерна, такой манаусский каучуковый. Получилось здорово! Построить-то построили, а петь, кроме "дона Педро" и его любимой гитарообразной подружки, было некому. Все-таки бразильцы — потомки португальцев, а не итальянцев, поэтому в футбол играть — да, а с песнями на гондоле по Амазонке — как-то не очень. Труппу с горем пополам сколотили, но тут в юго-восточной Азии нашли каучук (с логистикой там попроще), и Манаус захирел. За более чем сто лет никто из звезд туда так и не добрался: и далеко, и дорога заросла, и малярия с желтой лихорадкой. 

Фото: keywordsuggest.org

Я всю жизнь ходил в походы и чувствовал себя в лесу как пиранья в Амазонке, но, когда местный индеец-проводник Жозе (а их всех зовут либо Жозе, либо Луиш) повел меня в джунгли, я понял, что не умею ничего. Мы подошли к какой-то лиане, он рубанул ее мачете, подставил пластиковый стаканчик под густую белую жидкость, наполнил его и протянул мне: "Пей". Воспитанный на ситро и "Буратино", я тем не менее принял содержимое стакана внутрь, запив его сорокаградусным из армейской фляжки. Метров через двести мы опять подошли к лиане, он опять рубанул мачете, но подставлять стаканчик не стал, а только произнес: "Кураре". Я смотрел на него как баран на новые ворота: и лианы такие же, и жидкость такая же, а ведь мог же напоить меня ядом (хорошо, что я не даю предоплату). Он выискивал огромных ядовитых тарантулов, гонял змей — ну, полностью отрабатывал свои бабки, предлагая неискушенному европейцу полные опасностей и приключений яркие картинки жизни Амазонки. 

Фото: Softpedia News

Особенно удался "десерт". Когда стемнело, мы сели в небольшую деревянную лодку и отправились в какую-то протоку ловить кайманов. Я греб, а он светил фонариком вдоль берега. Глаза кайманов отражаются рубиновым цветом: если расстояние между светящимися точками маленькое, то и кайман маленький — мы подходили и вытаскивали его руками, если же расстояние между точками большое — я устанавливал рекорды по гребле. Кайманов, понятно, отпускали. 

Фото: faunazoo.ru

Вернулись в Манаус уже ночью, и я заказал в каком-то ресторане на набережной пиранью на гриле — как символ победы мирового еврейства над дикой природой Бразилии. Разновидностей пираний — огромное количество. Я уж не знаю, как правильно: типы, виды, отряды… Из всей школьной биологии помню только, что очень хотел вступить в интимную связь с нашей училкой, о чем прямо заявил ей во время изучения процесса деторождения. Мне нужны были практические занятия для усвоения материала, а она преподавала только теорию. Справедливости ради должен заметить, что, послав меня вежливо на хер, она не стала писать замечание в дневник, возмущенно жаловаться директору или вызывать родителей. Но чрезвычайно низкий уровень преподавания предмета не дал мне возможности понять, какую именно пиранью я заказал. Было очень вкусно. 

В Амазонии два типа рек: "старые", вымывшие весь ил, с водой прозрачного темного цвета, как Рио-Негро, и "молодые", в которых ил еще не вымыт и находится во взвешенном состоянии, — грязные, коричневые, как Амазонка. Соединяясь в Манаусе, эти два огромных потока воды текут много миль параллельно, не перемешиваясь из-за разного химического состава. Называют это "свадьбой рек", зрелище удивительное. Потом, как и в жизни, грязь потихоньку побеждает — и Амазонка пожирает чистые воды Рио-Негро. 

Так к чему я все это? 

Бродя по джунглям, охотясь на кайманов, наблюдая за слиянием рек и за периодически выныривающими из них розовыми речными дельфинами, вдыхая невероятные запахи трав и корений на манаусском рынке, я никак не мог избавиться от одной мысли: нафига им опера? Кому она здесь нужна при таком количестве футбольных полей? 

Я покидал Манаус недоудовлетворенным. Мне не хватило. Незавершенный гештальт. Надо вернуться. 

***

Я сказку расскажу тебе, в которой

Соединились запахи туманов,

И грешные пути конкистадоров,

И красные в ночи глаза кайманов. 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!