Матвей Ганапольский
Матвей Ганапольский, фото: obolensky.blogspot.com

Матвей Ганапольский за два с лишним года работы в Украине стал прочно ассоциироваться с утренним радиоэфиром. "Страна" поговорила с известным радиоведущим о том, каким должен быть хороший журналист и когда Украина вырастет в "крепкого мужика".  

- Вы в Украине третий год. Можете сказать, что поменялось за это время в Украине и в России?

- С Россией сразу закончим – не поменялось ничего, потому-то я и в Украине. Что касается Украины, то, все видят, что меняются люди, меняется политика и меняется система власти. И здесь интересно наблюдать, как под пинками Запада меняется Украина. Тем людям, которые говорят, зачем Украина идет в сторону Запада, я просто хотел бы напомнить, что все перемены обусловлены пинками и зуботычинами, которые дает Европа и США Украине. Не надо далеко ходить – ряд жизненно необходимых законов не был бы никогда принят, если бы Запад буквально не шантажировал Украину новыми кредитами и безвизовым статусом. 

Помните фразу: "Всем, что я делаю в этой жизни, я обязан Ленину и Сталину?" Я бы сказал – всем тем изменениям, которые происходят в Украине, мы обязаны мистеру Обаме и фрау Меркель. Думаю, когда-то в Украине, будет стоять памятник, может быть, пародийный, Обаме и Меркель. 

Я видел Югославию после войны и точно знаю, что в Украине все устаканится. Да, не был написан очередной план Маршалла, который поднял послевоенную Германию с колен. Но Украина бы не выдержала план Маршалла, потому, что он был расписан по дням, а украинцы не любят по дням. Они не немцы, они "круче". За это "круче" они и страдают. 

- Но разве это хорошо? Получается Украина - это неразумный ребенок, которого куда-то чуть ли не насильно ведут взрослые дяди?

- Да, Украина как ребенок. Украина постсоветская страна. На то, чтобы она выросла, я думаю, нужно лет 20-25. Для этого должно с почетом уйти поколение, для которого самое главное – это романтические воспоминания о стабильности, которая когда-то была в Советском Союзе. Я вообще сторонник системы, под которую я сам, кстати, попаду, когда на выборы должны ходить только те, кто платит налоги.

У нас на выборы ходят люди старшего возраста, они выбирают власть, которая обещает только социальные льготы. Но про соцльготы эти люди врут, раздавая гречку. Надеюсь, что скоро в Украине разрешат голосование по интернету, и тогда вы увидите новую страну. Потому, что молодежь, которая сейчас не ходит голосовать, проголосует за пять минут по интернету и вы увидите совершенно другой парламент, совершенно другое правительство, совершенно других людей, которые двигают страну вперед.

- Если нам нужно для того, чтобы вырасти, 20 лет, значит, Запад должен все это время нас пинать? Или мы сможем и сами?

Сможем и сами, как смогли страны бывшей Югославии. Но для этого Украина должна оказаться вне войны. Невозможно строить страну, когда миллионы долларов уходят каждый день – как это было в период обострения. Поверьте, как только закончится война, как только Донбасс реинтегрируется в Украину, психологический настрой граждан полностью изменится. Деньги будут тратиться не на снаряды, а на созидание и реконструкцию регионов.

- Но в Украине часто можно встретить утверждения, что лучше от неподконрольной части Донбасса нужно отгородиться чуть ли не новой берлинской стеной и не в коем случае не реинтегрировать…

Это от усталости. Может быть, с точки зрения украинских национал-радикалов, на Донбассе какие-то не такие люди. Хотя что такое "такие" или "не такие". Это просто люди, у которых своя точка зрения. Донбасс – это Украина. И главная задача – Донбасс вернуть. Потом его реинтегрировать. Я уверен, что это будет. Это может быть завтра, это может быть через пять лет, через 10, может, через те же 25.

Сейчас Украина как подросток, который вдруг говорит родителям – это мое решение. А родители – "что"? И тогда вон из моего дома. А может быть, ремнем, а может быть и топором. Так Украина сказала России, что она взрослая и Россия решила ее наказать.

- Вы говорите, что мы сейчас наконец обретаем свою независимость. Но с другой стороны Россия все равно будет у наших границ и будет нашим соседом и как вы думаете….

- Ничего не думаю, все просто. Россия уважает силу. Россия огромное государство, рассчитанное на сильного лидера. Другой в России не проходит, это мое убеждение. Там нет места Хрущевым и Горбачевым. И даже не Брежневу. Россия – это страна Сталина, Ленина, Путина. Россияне готовы все терпеть, лишь бы не было войны, при том, что страна войну ведет. Если Украина будет сильной, РФ будет ее уважать. Вот и все. Так делается политика, другого хода нет.

- В чем должна проявляться эта сила?

- Украина должна состояться как государство. В ней должны быть законы, в ней должны быть работающие ветви власти. Это не открытие. Господин Путин часто говорит, что Украина несостоявшееся государство. Когда мы наблюдаем за бардаком, который происходит сейчас хотя бы по формированию новой коалиции, можно сказать, что это хорошо – ветви власти договариваются. Но с другой стороны – а не сильно ли этот процесс затянулся? Так вот, как только Украина выйдет из подросткового возраста и станет, я бы так сказал, крепким мужиком, все будет в порядке.

- Много журналистов сейчас ушло в политику. Вам лично это предлагали?

- В Украине?

- Необязательно.

- Я создаю в эфире свое идеальное государство. Я беру какую-то проблему и пытаюсь ее решить. У меня свой парламент – это я. Вернее, я – это Гройсман. А вокруг меня слушатели, члены всех фракций. И у нас идет созидательная работа, мы решаем, как строить страну, вместе решаем. Я рассказываю материал, а потом, как в парламенте, предлагаю высказываться. А потом мы голосуем. Точно, как в парламенте. Я выстраиваю ту идеальную политику государства, где нет пилежа, нет коррупции, нет дешевого популизма.

Идти в политику? Это можно, тогда, когда люди во власти занимаются делом. У меня когда-то в детстве была большая толстая книжка, которой я зачитывался: "Страна строит". Что будет, например, через 20 лет. Там я запомнил потрясающий рисунок. На рисунке был изображен комбайн, который жнет пшеницу. И у него были пантографы, а над полем были развешены провода. И было сказано, что скоро электричество дойдет до самого глухого села и мы будем урожай снимать так. Я конечно не такой фантазер. Но я всегда помню свой лозунг и мне неважно, что у власти другие цели. У меня есть свои ценности, которые я утверждаю в своих эфирах. И я рад, что слушатели мне в этом помогают.

- Вас можно назвать российским оппозиционером, вы не любите Путина…

Меня нельзя назвать российским оппозиционером, потому, что оппозиционер, это человек, который занимается политикой. Кто вам сказал, что я не люблю Путина? Я не поддерживаю политику Путина. Не стоит забывать, что Путин – это легитимно избранный президент РФ и я уважаю выбор граждан. Просто мне кажется, что политика Владимира Путина не конструктивна и гибельна. Думаю, что если бы в России не уничтожались оппозиционные партии и оппозицию не сажали бы в тюрьмы, то граждане России с удивлением обнаружили, что Путину есть альтернатива. Но российская власть авторитарна от начала до конца, поэтому есть Путин.

- В последнее время заметна тенденция, что людям, которые придерживаются вашей позиции, говорят - раз вы живете в Киеве, то не стоит критиковать украинскую власть. Вы сталкивались с таким, ведь вы тоже позволяете критично высказываться по отношению к украинскому правительству?

- В отношении себя я критики не замечал. Меня абсолютно не интересует, что думают обо мне, пишут и говорят. Если кого-то не устраивает мое присутствие в Украине, мое поведение, и то, что я делаю в эфире – есть украинский суд. В который можно обратиться. Я просто хожу на работу, поэтому пусть уж меня простят мои критики, что я не очень обращаю внимание на то, что я где-то сказал. То, что я делаю, насколько я понимаю, соответствует украинскому законодательству, а если Украина посчитает иначе я думаю, что уполномоченные органы, меня об этом известят. Что же касается всевозможных разговоров в соцсетях, то сколько людей, столько и мнений. Я рад, что моя персона является поводом для обсуждения.

- А если говорить не о вас, а в целом?

- Я не встречался, с такой точкой зрения. Тем более, россиян, которые публично работают в СМИ, не так уж и много.

- Речь не только о журналистах.

- Я не знаю, о ком вы говорите, и мне это абсолютно неинтересно. Вам моя фраза может показаться излишне резкой, но еще раз повторю – по поводу любого действия любого гражданина в правовом государстве существует миллион мнений и точек зрения. Поэтому, если кто-то видит, что человек нарушает закон, для этого есть прокуратура Украины и органы милиции. Обращайся туда. Пока что я не наблюдаю массовых обращений в прокуратуру по поводу действий российских граждан, работающих тут в медийной сфере. Значит, более-менее ситуация тут в порядке.

Россию часто обвиняют в пропаганде, как вы думаете, что можно считать пропагандой и есть ли она в Украине?

То, что мы видим на российских каналах, это и есть пропаганда. В Украине пропаганды нет. Потому, что средства массовой информации построены абсолютно иначе, они принадлежат не государству, а богатым людям или олигархам. Каждый олигарх имеет свой вектор, и каждый олигарх требует от своего СМИ мочить другого олигарха, у которого есть свое СМИ, в котором предлагается мочить другого олигарха. Кто здесь выигрывает? Граждане. Точно так же устроены и западные средства массовой информации. Другими словами, пытливый гражданин, читая одно СМИ, слушая другое и глядя на третье, делает свой вывод и воссоздает абсолютно объективную картину того, что происходит в стране.

Есть ли в Украине некая информационная политика государства и нужна ли она нам?

Я думаю, что в чем Украина преуспела, сама того не ожидая, так в том, что ситуация со СМИ европейская или скажем мировая. СМИ в Украине абсолютно свободны, учитывая, правда, тот фактор, который я вам сказал раньше. Ну не представляю я себе, что СМИ, которым владеет олигарх Х, будет отчаянно его ругать и проводить какие-то расследования в отношении его бизнеса. Но это и не нужно. Про олигарха Х скажет СМИ, принадлежащее олигарху Y. Это, повторю, идеальная ситуация, которая существует повсеместно в мире. Поэтому, украинцы даже не осознают, насколько свободны их СМИ.

- Каким должен быть хороший журналист?

- На своих лекциях я спрашиваю студентов – какой журналист вам кажется правильным? Они называют фамилии и вдруг выясняется, что это глубоко порядочные люди. В своих книжках про журналистику, я пишу о том, что на мой взгляд, 90% журналиста – это его личные качества. Если ты порядочный и честный человек, ты будешь давать объективную информацию, иначе – у тебя просто будет жечь рука. И в таком случае, значит, тебя можно легко купить. Таких журналистов мы хорошо знаем.

Прежде всего, хороший журналист – это честный и порядочный человек. Второе его качество – он конструктивен. Журналисты бывают разные. Для некоторых – я их называю трупоеды – это бизнес, это копание в грязи. Можно и так. Но это не мой путь. Мне кажется, что журналистика, кроме информации и развлечения, должна быть гуманистична по своей сути. Это не значит, что нужно говорить только о хорошем. Журналист санитар леса. Но для этого надо самому не быть в грязи.

- И такой журналист может работать у олигарха Х и оставаться с теми качествами, которые вы перечислили?

Отвечу просто – ну меня же приглашают.

- У вас очень особенная и оригинальная манера вести эфиры. Скажем прямо – вас часто обвиняют в хамстве. Как должен вести себя ваш собеседник, чтобы сбить вас с толку?

- Я занимаюсь созиданием, зачем меня сбивать? А если кому-то не нравится моя манера, есть знаменитая фраза, переделаю ее на украинский вариант – я не гривня, чтобы всем нравиться.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости