В воскресенье, 11 сентября, в Испании прошел праздник "Диада" - в поддержку независимости Каталонии от Испании. На улицы Барселоны и других городов вышли сотни тысяч людей с лозунгом "Мы готовы". Украинский эмигрант Андрей Мовчан, который сейчас живет в сердце Каталонии - Барселоне - рассказал "Стране", почему каталонцы хотят отделиться от Испании. 

"Последний год в составе Испании"

День Каталонии - это очередной повод напомнить о желании независимости. В Барселоне и других городах Каталонии были большие демонстрации. В Барселоне митинг собрал около 300 тысяч участников. Все огромное пространство возле Триумфальной арки  было полностью забито людьми. Я с самого утра видел, как люди из пригорода едут с каталонской символикой.

Особенность вчерашней манифестации – в настроениях. Люди сами говорили, что в этом году скорей всего, мы отмечаем праздник последний раз в составе Испании. Живя в Каталонии, я расспрашивал у людей насколько это все серьезно – и они говорят, что очень. Последние несколько лет каталонцы предпринимают постоянные и уверенные попытки к независимости. Разумеется, они хотят сделать это как можно быстрее.

Я не знаю, какие планы у политических сил. После того, как прошел референдум (он прошел в 2014 году, тогда каталонцы проголосовали за независимость. - "Страна"), испанская власть его не признала. Поэтому, политические силы, которые настроены на независимость, решили продвигать идею через парламент. В каталонском парламенте в этом году была сформирована коалиция. Она включает как левые политические силы, так и правые. В каталонском парламенте не так как в европейских, где делятся по спектру - левые/правые. Здесь делятся по принципу отношения к независимости.

Каталонские республиканские левые – это самая сепаратистская сила – объединились с буржуазной и более правой партией "Конвергенция и союз", которая является правящей, именно для того, чтобы получить независимость. Политики говорят, что они намерены это делать исключительно мирным дипломатическим путем. Ни о каком экстремизме речи не идет.

Экономика и Франко

Идея независимости не нова. Попытки отделиться предпринимались, когда начал зарождаться каталонский национализм – в конце 19 века. Испания как страна начала растягиваться, когда у них отошли последние колонии – Куба, Пуэрто-Рика и Филиппины. США их отвоевали, а Каталония с ними торговала. Это очень ударило по ней. Так что экономические причины, как и в случае любого сепаратизма, в Испании тоже имеются.

Попытки предпринимались и в 30-е годы, во время гражданской войны. Но тогда основной задачей было выживание и поэтому каталонцы объединились с другими республиками, для того, чтобы противостоять фашизму. Во время режима Франко, Каталония и другие национальные регионы, как Страна Басков и Галисия, страдали больше, чем кастильские регионы. Здесь, кроме антикоммунтических репрессий, проводили зачистки и по национальному признаку. Были запрещены язык и национальные традиции. Много пережитков режима Франко осталось до сих пор. Такая ситуация каталонцев не устраивает.

Новая волна тяги к независимости возникла после экономического кризиса 2008 года. Каталония – это, пожалуй, один из самых богатых регионов Испании. Здесь самая развитая промышленность, очень развит туризм, и они зарабатывают около 20% ВВП Испании. Ежегодно в испанский бюджет уходит по разным оценкам от 8-10 млрд. евро, которые потом сюда не возвращаются. Люди говорят - почему мы должны кормить коррумпированных политиков? А коррупция в Испании знатная. Также правительство Испании на фоне кризиса пыталось проводить политику зажимания поясов и каталонцы спрашивали себя - а может быть мы отделимся от Испании, и тогда нам с нашими доходами и не придется затягивать пояса?

В Каталонии есть, условно говоря, левый сепаратизм - и он преобладает. Но и есть правый, консервативный, который продвигается правящей партией. И вот они как раз давят на экономическую составляющую. Молодежь, в основном, разделяет левые взгляды. У них экономическая составляющая стоит на втором месте, на первом - желание построить более прогрессивную страну. Я у них постоянно интересовался – почему бы вам вместе с другими регионами Испании не изменить систему под ваши нужды и желания, которые устроят всех трудящихся Испании? На что они отвечают – знаешь, Андрей, мы пытались уже долгие годы это сделать, но ничего не выходит.

Чтобы проиллюстрировать эту ситуацию, можно взять результаты последних парламентских перевыборов. Если взглянуть на карту результатов голосования, то за партию "Подемос", которая в политическом мейнстриме Испании считается самой левой, проголосовало прежде всего два сепаратистских региона – это Страна Басков и Каталония. И все. Хотя эта партия общеиспанская. 

"Отколется Каталония - посыпется вся Испания"

В испанском обществе по поводу отделения Каталонии существуют разные мнения. Большинство испанцев, в частности те, кто голосуют за правых, за правящую "Народную партию", не разделяют, не понимают и не поддерживают идею сепаратизма. Они живут в определенных страхах, потому, что если отколется Каталония, может посыпаться вся Испания.

Такие сепаратистские тенденции существуют не только в Каталонии, Стране Басков или Галисии. Другие провинции Испании, у которых есть свои диалекты, тоже поддерживают сепаратистские или автономистские движения. Спектр сепаратизма в Испании очень широк. На этом фоне, у испанцев, которые настроены более консервативно, существуют страхи, что же будет дальше со страной. Они подогреваются телевидением, которое здесь тоже принадлежит медиамагнатам, достаточно правым и консервативным. Поэтому правящая партия набирает очки – она отвечает на простые вопросы, что будет с Испанией. Будет как раньше – в конце концов, мы члены Евросоюза, у нас есть определенная стабильность. Правящая партия выезжает на страхах избирателя – если не мы, тогда придут "Подемос", тогда Испания рассыпется. И ваше будущее совсем не определено.

Последние выборы показали раскол в испанском обществе. Правящая партия все-таки взяла свою победу на страхах. И населению еще есть что терять, оно не готово к более-менее кардинальным изменениям. Зато готовы терпеть политику урезаний, коррупцию, и все эти махинации местных политиков, лишь бы не шагнуть куда-то в неопределенность.

Следующий год вполне может быть решающим для Каталонии. С другой стороны, в местном каталонском Facebook ходили мемы, что каждый национальный праздник – это день сурка. Каждый раз мы говорим, что вот в следующем году обязательно отделяемся, и каждый год ничего не происходит. Тем более, и в Каталонии все не так однозначно. Та часть, которая выступает за отделение, более активна, склонна к мобилизациям, уличным выступлениям. Юнионисты Каталонии отсиживаются и не говорят пока свое слово. Но когда будет решающий референдум, эта часть может мобилизоваться и исход не совсем понятен.

В то же время, чувствует определенный накал страстей. Премьер-министр, играя на политике страхов, в каждой речи вспоминает о Каталонии, говорит, что мы не допустим экстремизма. Проблема есть, и мне кажется, сейчас она больше циркулирует в обществе, чем год назад. 

Я прожил какое-то время в Мадриде и могу судить об их настроениях. Там население не понимает тенденций к независимости, но в общем всем пофиг. Это не центральный вопрос испанской политики. Центральный – это все-таки социально-экономическая ситуация, которая оставляет желать лучшего.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости