После того, как в Киеве рухнул дом на Богдана Хмельницкого, забрав с собой две жизни строителей, Виталий Кличко поручил срочно проверить состояние всех аварийных домов. Их в мэрии насчитали больше ста. "Страна" решила помочь киевским чиновникам, и сама отправилась инспектировать здания.

Аварийность по-царски

- А шо, нас признали аварийным домом?

- Та не такие уж мы и аварийные. По сравнению с другими домами – так вообще!

- Ага, когда тебе штукатурка на голову упадет – я на тебя посмотрю!

В филиале института Ботаники на Большой Житомирской несколько человек спорят – считать или не считать их дом аварийным. 

Я осматриваюсь. Фасад некогда роскшного здания весь в трещинах. Старые балконы разрушены. Вход во двор закрывают когда-то красивые, а ныне покосившиеся чугунные ворота. За ними – горы мусора и кирпича.

Внутри картина особо не меняется. В предбаннике стены в разводах – следы недавнего дождя. Вдоль стены идет большая трещина. В библиотеке уже немного уютнее. Высокие потолки с лепниной, большие окна, даже камин.

"В этом году еще не сильно заливало, так у нас, считай и не текло", - рассказывают сотрудники института. Фото: Юлиана Скибицкая, "Страна"

- Мы единственный царский дом на всю улицу, - с гордостью говорит библиотекарь Надежда Георгиевна.

Следы царской роскоши уже теряют товарный вид. Последний раз ремонт в здании проводили еще при Советском Союзе, в 60-х годах. Недавно работников института хотели переселить. Но, как они сами говорят, "власть сменилась, и мы никуда не переехали".

Фото: Юлиана Скибицкая, "Страна"

Надежда Георгиевна к дому относится трепетно и почти в каждом предложении напоминает, что "это единственный царский дом на всю улицу". Говорит, что пару лет назад здесь и рестраврацию хотели провести. Но потом в бюджете закончились деньги и про филиал института Ботаники в мэрии забыли. 

- Плохо, что рядом дорога и улица оживленная. Окна постоянно в пыли! Мы сначала мыли-мыли, а потом плюнули, - Надежда Георгиевна машет рукой. - В царские времена ж не рассчитывали, что столько машин будет ездить. Конечно, дом от этого разрушается. 

- От ви бачите, як воно все рушиться? Ото так и живем. Фасад не падает, и на том спасибо, - подключается к разговору пожилая вахтерша. 

- Ну что вы, в самом деле, - смущается Надежда Георгиевна. 

- Хай придуть и щось роблять! 

Пока до одного из самых старых домов столицы чиновники еще не дошли.

Козлы и киевляне

На Большой Житомирской - своеобразный парад аварийных домов. На каждом красуется знак: "памятка архитектуры". Возраст зданий уже перевалил вековую отметку. 

- Я вам так скажу, не будут трогать - еще 300 лет дом простоит! Думаете, эти панельные многоэтажки лучше? Да на них плюнь - и развалятся! А тут делали на века, - говорит охранник из 24-го дома. 

Хмурый усатый мужчина, который сначала не хотел пускать меня в здание, узнав, что перед ним журналист, становится разговорчивым. Рассказывает, что дом уже давно нежилой - он содержится на балансе одного из государственных банков. В квартирах остались только архивные документы. 

- Как мы жили? Да хорошо жили, пока эти козлы тут свой бизнес-центр не втюхали, - горячится охранник. Как потом выяснится, тема "козлов" - его любимая. Бизнес-центр, о котором он говорит, делит с аварийным домом стену. - Начали тут строить, долбить, а сваи же все-таки старые. С тех пор трещины пошли по фасаду. Но пока стоим, слава богу. 

Из мэрии проверять состояние дома еще не приходили. 

- Ага, так они решили сейчас проверку устроить. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Вот козлы. А знаете в чем проблема? В том, что киевлян убрали, а пришлых оставили. Вот поэтому у нас и задница в городе, - безапеляционно ставит вердикт охранник.

"Рушится балкон? Значит, не ходи под балконом!"

На соседней улице Гончара два аварийных дома - 44 и 47 - стоят друг напротив друга. Во дворе 47-го - обломки еще одного бывшего жилого дома. На зданиях висят подготовленные еще для Евро-2012 таблички с названием улицы на украинском и английском языках. 

Фото: Юлиана Скибицкая, "Страна"

 Под балконами установлены специальные сетки, чтобы не дать им окончательно рухнуть. 

- Зато сосульки на голову не упадут, - шутят местные. 

Дома на первый взгляд, нежилые. Но это впечатление обманчивое. В подъезде пахнет жареной картошкой. Внутри домов чистота и порядок. После киевских хрущевок, удивляешься, как в аварийных домах такие аккуратные подъезды. Все побелено, ступени из мрамора, а на этажах везде зажигается свет. Но глаз тут же замечает разводы на стенах, глубокие трещины и выбитые стекла в окнах. 

- Ну, если снять плитку и открыть потолок, то там будут трещины, - говорит молодая блондинка из 1 квартиры. - А так снаружи, конечно, ужас. Балконы рушатся. Но так, чтобы фасад упал - такого не было. 

На Чапаева 7 фасад тоже не падал, а вот балкон - да. В одноподъездном доме осталось всего несколько жильцов. Остальных расселили несколько лет назад. Те, кто не успел съехать, снова ждут у моря погоды. Точнее - у порога инвестора. 

Фото: Юлиана Скибицкая, "Страна"

- Его сносить должны были еще когда я не родился, а мне уже 22 года, - говорит один из жильцов.

Молодой парень с длинными светлыми волосами напоминает персонажа из русских сказок. И имя у него характерное - Симеон. 

- Я тут жить не боюсь, чего мне бояться? Ну, балконы рушатся. Значит, не нужно ходить под балконом! 

Откуда деньги на дома?

В мэрии насчитали 104 дома, из которых нужно отселить жильцов. По словам главы Профсоюза работников строительства Василия Андреева, это цифра даже не окончательная. 

- Если брать исторический центр, то да. Вот даже из моего окна видно два полуразрушенных дома. А если еще по окраинам походить? Столько же наберется, - говорит он. 

Сейчас профсоюз занимается расследованием упавшего дома на Богдана Хмельницкого. Двое погибших рабочих не были официально устроены. В профсоюзе боятся, что все спустят на тормозах и виновных не найдут. 

- Всех интересует дом, а про людей погибших никто не говорит. Такие у нас приоритеты, - вздыхает он. 

Насколько в Киеве готовы к тому, чтобы предотвратить еще одну трагедию, Андреев не берется говорить. 

- Понятно, что застройщику не выгодны 4х-этажные здания с одним подъездом. Конечно, ему хочется построить что-то большое. Этого не дают. Поэтому и доводится ситуация с домами до того, что они начинают рушиться. Нет дома - нет проблем. 

- А что насчет домов, которые на балансе города?

- А тут вообще все просто, - усмехается Андреев. - У нас постоянный дефицит бюджета. За какие деньги ремонтировать дома?

Впрочем, в КГГА про реставрацию и не говорили. Сказали лишь, что людей из рушащихся зданий, нужно отселить. По закону, жильцам должны предоставить такую же по метражу квартиру. Этого делать тоже никто не хочет. 

- Ну, может, когда-то и дадут новую квартиру. Хотя вряд ли. Если еще 20 лет назад не снесли, то сейчас точно не снесут, - заключает Симеон из дома по улице Чапаева.

На одном из разрушенных балконов дома висит украинский флаг. Сразу и не поймешь, что за этим стоит - патриотизм или ирония.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости