фото: Бобок София , "Украинские новости"

В далеком 1988 году состоялась мировая премьера американского криминального боевика "Красная жара" работы режиссера Уолтера Хилла с Арнольдом Шварценеггером в роли советского милиционера капитана Ивана Данко и Джеймсом Белуши, сыгравшем сержанта американской полиции по фамилии Ридзик. Однако на постсоветском пространстве фильм приобрел популярность не только благодаря звездному участию железного Арни, но и многочисленным, порой безумным ляпам и ломаному русскому языку. Форма советского капитана Данко была сшита по каким-то невообразимым лекалам — отвороты кителя, к примеру, получились такие широченные, будто это не милицейский однострой, а костюм циркового артиста. Отдельного внимания заслуживает оружие, которым пользовался капитан Данко — громаднейший пистолет выдуманной "системы Подбырина" (на самом деле это переделанное специально для киношного реквизита американское оружие марки Desert eagle). То есть вышло так, что в образе милиционера оказалось выдуманным все — от одежды до комичного ствола. 

Нечто подобное сейчас наблюдается и при внедрении новой полиции в городах и весях Украины. Она сопровождается мощнейшей пиар-кампанией, которая настойчиво доводит мысль: все что связано со старой милицией — фейк, ненастоящее, его нужно выкидывать на помойку истории, заменяя красивым и стройным в виде новой полицейской службы. Как этот процесс происходит на практике — выясняла "Страна".

"А во время Майдана вы где были?"

— Взятки приходилось брать? — невинно интересуется девушка лет двадцати у мнущегося у стола комиссии сорокалетнего гаишника с майорскими погонами.

— Ну, так… немножко. На бензин приходилось брать. Нам топлива давали раньше километров на двадцать, остальное, говорили, "на земле найдем", — невнятно отвечает грузный майор.

— А во время Майдана вы где были? Автомайдан задерживали? Помогали "Беркуту"? — засыпают вопросами, поминутно вытирающего пот со лба и заметно нервничающего сотрудника ГАИ.

— Та нигде я не был. На больничном провалялся два месяца. А потом в управлении сидел. Мне вообще политика не нравится! — угрюмо бурчит под нос ветеран полосатого жезла.

— Так все говорят. Мы проверим. Вы знаете, что вам придется пройти детектор лжи? И кстати, как вы относитесь к Майдану и агрессии России?  

— Пусть проверяют. Мне виниться не перед кем. Работал как все. Майдан? Агрессия России? Отрицательно. Лишь бы войны не было, — невпопад защищается майор, уныло глядя куда- то в потолок.

Идет переаттестация по всей стране

Сцены, подобные этой, реально произошедшей на одной из киевских аттестационных комиссий, сейчас происходят по всей Украине: "старые" милиционеры по всей Украине проходят, либо готовятся пройти переаттестацию.

По словам и. о. директора департамента коммуникаций национальной полиции Украины Ярослава Тракало, переаттестация личного состава бывшей милиции уже прошла в Киеве и области. "Следующие на очереди — переаттестации сотрудников бывшей милиции в Хмельницке и области, на Волыни, в Ровно, а также в Одессе и области", — сообщил "Стране" Ярослав Тракало.

Всего через аттестационные комиссии и тесты в Киеве и области прошло более 13 тысяч киевских милиционеров. К слову, ранее Арсен Аваков заявлял о том, что переаттестации пройдут все 18 044 сотрудников милиции Киева и области.

Аттестация работников МВД Киева и Киевской области в Национальной академии МВД, которые выразили желание продолжить службу в рядах Нацполиции. 

Фото: Ратынский Вячеслав, "Украинские новости"

В столице не прошло переаттестацию большинство руководителей высшего звена — 80 процентов и 70 процентов среднего звена.

В то же время в Киевской области в новую полицию попадет больше "старых" милиционеров, чем в столице, — там не прошло переаттестацию 60 процентов высшего звена и 40 процентов среднего звена офицеров МВД. Такие цифры недавно сообщила глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе.

Итого, по результатам переаттестации в рядах МВД, из полиции только киевского региона будет уволена целая армия бывших правоохранителей — около 7 тысяч человек! "Страна" выяснила, какие подводные камни подстерегают правоохранителей при прохождении комиссий, а также что ждет бывших милиционеров "на гражданке".

Уволили по "хитрой" статье  

Интересно, что милиционеров по факту уволили из МВД еще в декабре прошлого года, "добровольно-принудительно" заставив всех правоохранителей написать заявления "о переходе на новую работу" в Национальную полицию. Эта "хитрая" статья (пункт 64 "с") "Положения о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел Украины" позволяет убить сразу несколько зайцев.

Во-первых, избежать массовых судебных исков тех милиционеров, которые не будут приняты на работу в новую полицию, и не платить денежных компенсаций, которые предполагаются в других случаях увольнения из МВД. А во-вторых, формально оправдать массовое увольнение личного состава: мол, не прошел переаттестацию — это твои личные проблемы. После того как "старые" милиционеры написали заявления о переходе в полицию, им были присвоены приставки "и. о." — исполняющие обязанности. Так формально бывших милиционеров зачислили в полицию и одновременно "подвесили" в воздухе, заставив ожидать результатов будущей переаттестации.

Стоит отметить, что написали такое заявление почти 90 процентов "старой милиции" — рядового, сержантского, среднего и высшего руководящего состава. "Написали заявления о переходе в полицию те, которые уже прослужили достаточное количество лет в МВД, но до выхода на пенсию нужно служить еще несколько лет. Например, мне на гражданке делать нечего — я отдал милиции лучшие годы жизни, больше 15 лет, дослужившись всего до майора. Должность — оперативный дежурный в райотделе, зарплата небольшая. Взяток не беру, да и не предлагают — должность такая. Одна цель — дослужить до пенсии в новой полиции", — рассказал оперативный дежурный Алексей В. из райотдела полиции Киева. Впрочем, сейчас Алексей может праздновать успешное прохождение переаттестации — по результатам тестирования и комиссии он был признан "соответствующим своей должности" и работает оперативным дежурным полиции.

"Прошел комиссию, признали годным и "соответствующим". Но — ничего не изменилось. Как работал на своем месте, так и работаю. Зарплата осталась прежней, повышать ее хотя бы до уровня патрульных полицейских начальство почему-то не торопится. Даже форму носим старую — никто о получении новой даже не заикался!" — признался прошедший переаттестацию экс-милиционер.

В свою очередь добрая половина руководителей высшего звена в областных и городских главках, давно переслужившая сроки выхода на заслуженный отпуск, сразу после получения вести о том, что всю полицию будут переаттестовывать, дружно подали заявления о выходе на пенсию. В некоторых областях такие заявления написали почти 50 процентов высшего руководящего состава.

"Новое руководство области недвусмысленно дало понять, что будет набирать на должности руководителей управлений и секторов молодых офицеров. И нам, руководителям, нужно собирать пожитки и увольняться. Но это не беда. У меня на жену оформлена экспедиторская фирма, есть завязки с таможней — в общем, бизнесом буду заниматься на пенсии. Поэтому не стал дожидаться переаттестации и ухожу, тем более стаж позволяет — переслужил уже на восемь лет", — признался один из руководителей областного ранга в ГУ Национальной полиции Одесской области.

Переаттестация: компьютер, комиссия и примкнувший к ним полиграф

Перед прохождением собеседования с аттестационной комиссией, которая должна принять окончательный вывод о зачислении в полицию, бывшим милиционерам для начала предлагается пройти тестирование.

Эта процедура в свою очередь делится на два блока: компьютерный тест GST (general skills test — тест на логику, способность к анализу и обработке информации) и тест профессиональных навыков (в который входит и знание законов Украины, относящихся к сфере деятельности полиции). Каждый тест состоит из 60 вопросов. После прохождения компьютерных тестов предстоит собеседование с участием представителей общественности и журналистов. А руководителям высшего звена, уровня от начальника сектора в облУВД и начальника райотдела, предстоит пройти полиграф — детектор лжи.

К слову, аттестуемым бывшим сотрудникам спецназа МВД, которые хотят перевестись в корпус оперативно-внезапного действия полиции — аналога бывших отрядов спецназа "Беркут" и "Сокол" ГУБОП, кроме тестирования и аттестационных комиссий придется дополнительно сдать еще и психо-физическое тестирование — на силу, выносливость, меткость и навыки обращения с оружием, а также умение работать в команде.

Фото: Викна-Новини, "Украинские новости"

Каждый правильный ответ приносит один балл. Высшим набранным количеством баллов считается 120. Подлежат увольнению те, кто набрал менее 25 баллов по одному из тестов. Как заявлял министр МВД Арсен Аваков, в Киеве из 9037 бывших милиционеров не прошли тесты 3386 человек. Оставшиеся 5651 бывших киевских милиционеров были допущены к собеседованиям.

Прошедшие через тестирование бывшие милиционеры говорят, что настоящим испытанием для них стала не проверка их знаний, а собеседование с комиссией.

"С моей переаттестацией — как в анекдоте. Тестирование сдал на отлично. Но потом начались проблемы — на комиссии меня спросили, где я был во время Майдана. Ответил, что находился на рабочем месте — в Главном управлении УВД Киева. Тут же в лоб спросили, мол, почему я выполнял "преступные приказы Януковича"? Мой ответ, что я был непричастен к событиям на Майдане и работал по своей специфике (криминальная милиция. — Авт.), комиссию не удовлетворил. Те, кто сидел в комиссии, — какие-то интернет-блогеры и активисты из Броваров, — явно не знали, что кроме "Беркута" в милиции существуют и другие подразделения. Которые никоим образом не были причастны к событиям на Майдане", — рассказал прошедший аттестацию офицер киевского главка Национальной полиции Геннадий В.

"Пришлось несколько раз проходить комиссии и полиграф — направляли на него как руководителя высшего звена. В итоге все завершилось благополучно, полиграф подтвердил, что я ни взяток не брал, ни выполнял никаких "злочинных" приказов во время Майдана. Вроде все нормально, получил вердикт на повышение по итогам собеседования. Но нервов мне реально попортили — журналисты и какие-то общественники, которые сидели в аттестационных комиссиях", — поделился офицер полиции.

Другим офицерам в комиссиях ставили в вину их "происхождение". "У меня сложилось впечатление, что всех милиционеров родом из Донецка, Одессы или Крыма считают скрытыми сепаратистами. В самом процессе очень много бардака, при этом как-то странно, что сотрудники, на которых открыты уголовные дела за коррупцию, проходят комиссию сразу, а профессиональное ядро нормальных спецов безапелляционно выбивают на комиссиях, предъявляя им совсем абсурдные обвинения. Если ты из уголовного розыска или другой службы, то обязательно смотрят на баллы по тестам. А если ты из управления внутренней безопасности или ОБЭП, то к тебе относятся благосклонно. Перед комиссией на меня вышел знакомый и предложил мне "порешать" вопрос с комиссией, мол, тебе "простят" донецкое происхождение и то, что ты там служил, взамен на пять тысяч долларов. Мол, за эту сумму, если ты не пройдешь комиссию, можно поменять протокол. И согласно новому протоколу, комиссия тебя одобрила. Естественно, послал подальше. А комиссию прошел и так", — вспоминает офицер полиции Евгений З.

В свою очередь исполняющий обязанности директора коммуникаций Национальной полиции Ярослав Тракало опровергает информацию о коррупции в аттестационных комиссиях: "Я не слышал ни об одном случае подкупа или взяточничества в комиссиях. Уверен, что это просто спекуляция".

Существуют претензии к процедуре переаттестации и у тех, кому было предложено пройти полиграф — детектор лжи. По словам опрошенных нами офицеров, один из первых случаев прохождения милиционеров через полиграф окончился скандалом — вдруг выяснилось, что полиграфист был с поддельной лицензией. "Полиграфистов собирали со всей Украины. В итоге набрали всего шесть — остальные, представлявшие себя как высококлассные специалисты, оказались шарлатанами — с некондиционными аппаратами, которые были собраны явно дома на коленке. Другие не имели лицензий, третьи вообще имели лишь приблизительное понятие, как работать с полиграфом. Командировочные, питание, проезд наличкой им платили американские "волонтеры" при МВД. С результатами полиграфического исследования проходивших процедуру не знакомили. Да и потом был серьезный бардак — результаты исследований куда-то пропали. Где они появятся потом — никто не знает. Кстати, всех руководителей высшего звена заявления на прохождения полиграфа заставляли писать как "добровольные", угрожая увольнением", — делится подробностями офицер полиции Геннадий В.

Зарплаты оставили прежними

Те из бывших киевских милиционеров, которым удалось пройти через сито проверок, тестирования и аттестационных комиссий, остались разочарованы — несмотря на то, что они уже начали работать в Национальной полиции, зарплаты у них остались прежними. "После того как сдал аттестацию и тесты, руководство поздравило меня, заявив, что теперь главное — работать на совесть и честь в новой полиции. Однако за январь заплатили прежнюю копеечную зарплату, как и раньше чуть больше трех тысяч гривен! Хотя мы ожидали, что нам выплатят зарплаты хотя бы на уровне патрульных полицейских — по 9–10 тысяч гривен. У всех, кто вместе со мной прошел все эти комиссии и тесты, недоумение. Мы делаем основную работу в полиции, мы — уголовный розыск, реально ловим ворье и бандитов. Это самая опасная работа. Мы — это хребет всей полиции! Но по факту нам платят в два, а то и в три раза меньше, чем патрульным полицейским в звании рядовых, которые разъезжают на новеньких "Приусах", делают селфи и пишут восторженные посты в соцсетях. И нам долбят голову, чтобы мы не брали взяток. И хотя мы называемся теперь полицейскими, но условия остались те же. Придется так же находить средства на топливо, бумагу и краску для принтеров", — рассказал нам майор криминальной полиции Киева Юрий.

В то же время в полиции переаттестованным бывшим милиционерам советуют немного "потерпеть". "Зарплаты переаттестованным сотрудникам полиции будут обязательно повышены. Средства заложены в бюджете. Однако произойдет это тогда, когда они будут уже реально утверждены на должности", — пояснил директор департамента коммуникаций Национальной полиции Ярослав Таркало.

Кстати, в ответ на вопрос, куда же деваться армии не прошедших аттестацию милиционеров, в недрах МВД родилось предложение отправить бывших правоохранителей служить в Донецкую и Луганскую области. Информацию об этом "Стране" подтвердил Таркало: "Приказ о предложении ехать служить в Донецкую и Луганскую области не прошедшим аттестацию милиционерам пока никто еще не подписывал. Существует лишь проект такого решения. Речь не идет о том, что в эти области поедут служить не прошедшие аттестацию какие-то сотрудники бывшего "Беркута", участвовавшие в разгоне Майдана или не прошедшие по причине причастности к служебным преступлениям или нарушениям. В проекте четко сказано, что будет предложена такая альтернатива тем, кто не добрал баллов на тестировании, но соответствует по моральным качествам званию полицейского".

Между тем, по мнению ветерана милиции, прослужившего более тридцати лет в советском и украинском уголовном розыске, Андрея Воропаева, переаттестация "старого" состава милиции в полицейские может нанести существенный вред реформе МВД. "Во-первых, в комиссии набрали людей, которые далеки от понимания специфики профессии полицейского. Какие-то мальчишки-общественники, отличившиеся лишь тем, что кидали камни в "Беркут" на Майдане, теперь отбирают и экзаменуют на "моральные" качества волкодавов уголовного розыска и специалистов из службы борьбы с экономическими преступлениями на "патриотизм". Тем не менее, как показывает мировая практика, полиция должна быть вне политики. Иначе она превращается в гвардию режима. Полиция должна ловить воров, защищать людей от хулиганов и насильников. Проверять ее на "лояльность" — глупая затея. Полицейский может не быть сторонником правительства или правящей партии, но быть умелым специалистом в расследовании преступлений. Во-вторых, ни одна комиссия и ни один полиграф не защитит полицию от коррупции. Сейчас на комиссии милиционер заявит о том, что не брал взяток, а завтра из-за нищеты возьмет деньги за закрытие уголовного производства или отпустит грабителя из камеры. Рецепт лишь один — независимые антикоррупционные правительственные службы и существенное повышения зарплат. Даже 9–10 тысяч гривен положения не спасают — уже сейчас на них может прожить лишь один человек. А прокормить семью на эти деньги? Министрам и правительству нужно думать наперед, как ликвидировать коррупцию в МВД. А переодеть людей, бывших годами в "системе", в новую форму, назвать их по-другому — не лекарство", — утверждает ветеран МВД.

ИСПОВЕДЬ МЕНТА

"Страна" поговорила с одним из ответственных работников МВД, на глазах которого проходили отбор новых кадров в патрульную полицию и сокращение кадров прежних. Сам рассказ не претендует на объективность. Его автор явно болеет за "старую добрую милицию". Однако он дает общее представление об атмосфере, царящей ныне в министерстве во время его реформирования. Тем и интересен. Ниже приводим его рассказ.

"Начнем с самого начала, когда только появлялась патрульная полиция в Киеве и начинался первый набор в январе 2015 года. Всего на подготовку нового копа отводилось три месяца, при том, что даже в провинциальном милицейском училище — например, в селе Сокиричи на Волыни — для тех, кто собирался патрулировать в составе патрульно-постовой службы либо же работать участковым, нужно было проучиться как минимум шесть месяцев и сдать серьезные экзамены. Потом же при направлении в милицию к каждому новичку прикреплялся наставник, который следил за его работой. Но Эка Згуладзе, видимо, решила, что новый коп — человек прогрессивный и всему научится по ходу выполнения своих функциональных обязанностей, поэтому решено было трехмесячных копов под бурные овации выпускать на радостно мигающих новеньких "Приусах" на патрулирование столицы.

Первые же месяцы работы показали, что такой "грузинский" экспресс-метод подготовки, мягко говоря, не подходит для украинских реалий. Счет разбитых японских машин сразу же пошел на десятки и сейчас достиг сотен по всей стране — сказалось отсутствие элементарных навыков вождения в мегаполисе, которые у полисменов никто не проверял — есть водительское удостоверение и слава Богу. Интернет заполнился аматорскими роликами, вроде задержания "особо опасного бомжа", где орава полицейских дружно валит на землю бездомного пожилого бродягу. Новоиспеченные полицейские демонстрировали полнейший правовой нигилизм: не зная элементарных оснований для задержания, граждан "паковали" в райотделы всех подряд, из-за чего нередко возникали конфликты со старой милицией, которая отказывалась принимать человека, задержанного явно незаконно. Все это пиар-службой новой полиции подавалось как "противодействие старой прогнившей системы" и "ментовская коррупция".

Порой доходило до комичных случаев, когда копы настолько безалаберно относились к сохранности табельного оружия, что теряли его на бегу и даже забывали в туалетах райотделов, справив нужду.

Игры в хорошего копа и плохого мента

Первыми от реформы пострадали сотрудники патрульно-постовой службы Киева и столичные гаишники. После выхода на улицы новых полицейских в начале июля прошлого года старые ППСники и сотрудники ГАИ остались де-факто без работы. Сейчас многие из них перевелись в полицию охраны (бывшая Госслужба охраны МВД), которая пока остается островком спасения для старых кадров и ее сотрудники не проходят переаттестацию. Некоторые ушли в подразделение, которое отвечает за сопровождение кортежей — бывшая "Кобра".

Почти 90 процентов сотрудников патрульно-постовой службы — простые люди, вкалывавшие на государство за мизерную зарплату в 2500 гривен в месяц, каждый день ездившие на работу из сел в Киевской области на электричке, набирая с собой нехитрых домашних харчей, чтоб хватило на всю смену. Многие бойцы ППС — молодые мужчины, которым нет еще и сорока и они с удовольствием пошли бы в полицию, ведь семье не помешает зарплата в 8 тысяч гривен, да и работа на новых автомобилях в стильной американской форме. Тем более опыт уже накоплен. Однако установленный возрастной порог — 35 лет — ставит крест на их дальнейшей карьере в полиции. Ведь многим как раз 36–37 лет, и это препятствует им принять участие в конкурсе.

Милиционеры из ППС сейчас в основном ждут приказов на увольнение, многие из них не прошли аттестационные комиссии и считают, что государство бросило их на произвол судьбы, заменив детьми в новой полицейской форме, которые преступников видели разве что в фильме "Место встречи изменить нельзя".

Суды считают протоколы полиции макулатурой

Раньше многие сотрудники патрульно-постовой службы в судебных делах фигурировали как свидетели, потому как именно они до разгона службы задерживали массу преступников. Теперь же, когда их вызывают в суд дать свидетельские показания, они отказываются приезжать под любыми предлогами, а неофициально говорят: нас вышвырнули на улицу, неохота по судам ходить, пусть полицейские дают вместо нас показания.

Судьи рассказывают, что со старой милицией и гаишниками было куда меньше проблем. И протоколы за административные правонарушения старые милиционеры составляли грамотнее и не допускали таких процессуальных нарушений, как новые полисмены. Около 70 процентов административных протоколов приходится возвращать полицейским на доработку, так как написано совершенно не по установленной форме, не указано, какое правонарушение произошло конкретно, какие действия нарушителя подпадают под конкретную статью КУпАП, поэтому наказать никого по таким протоколам невозможно.

Множество жалоб на незаконные задержания и применение спецсредств — в частности наручников — поступает на полицейских и в прокуратуру. Похоже, что новоиспеченные копы работают с позиции логики обывателя: нарушение не то, что предусмотрено законом, а то, что не нравится конкретно им, и, конечно же, по их обывательской логике, предусматривает применение наручников и немедленную доставку в райотдел милиции, в позе буквы "Z" лежа между сидениями служебной "Тойоты Приуса". Да. Именно так возят полицейские задержанных — в новых "Приусах", в отличие от "Рено Кенга", на которых ездили старые ППСники, в "Приусах" не предусмотрено отгороженное решеткой место для задержанных. Особенно грешат полисмены доставкой в райотделы людей за то, что они разгуливали по улицам в пьяном виде или оказали сопротивление сотрудникам полиции. Вероятно, полисменам никто не втолковал, что вытрезвителей в стране давно нет и пьяный подлежит админответственности, а не доставке в участок.

Трения возникают между милицией и полисменами и на фоне доставки в райотдел потенциальных подозреваемых в уголовных преступлениях.

Полицейские не хотят учиться фиксировать следы преступления, охранять место происшествия и обеспечивать наличие свидетелей того или иного преступления. Когда начинаются какие-то уличные заварушки или беспорядки, особенно после футбольных матчей, полицию не сыскать. Яркий пример — безобразия на Европейской площади, устроенные 20 августа прошлого года после матча с польской футбольной командой.

Особенно часто конфликтные ситуации возникают у полицейских с сотрудниками дежурных частей, которым они привозят задержанных. Старожилы дежурных частей райуправлений рассказывают — неоднократно бывали случаи явно незаконных задержаний со стороны полицейских, поэтому нарушителей отпускали, иначе сами сотрудники дежурной части стали бы соучастниками должностного преступления.

"Старые" милиционеры, оставшиеся на службе после переаттестации сетуют, что на полицию нельзя сыскать никакой управы, потому что они не подчиняются начальникам райотделов и могут творить что угодно, совершенно бесконтрольно.  Кроме того, после полицейских нужно доделывать массу работы. Ведь они не удосуживаются опросить людей на месте преступления, записать контакты свидетелей. После таких задержаний почти что в каждом районе приходится задействовать массу оперативников и участковых, чтобы с нуля искать свидетелей происшествия.

Сидят на чемоданах

С 7 ноября прошлого года полностью вступил в силу закон "О Национальной полиции", согласно которому милиция ликвидирована и везде во всех законах и подзаконных актах это слово заменено на "полицию".

По факту же изменения с горем пополам внесли только в Уголовный процессуальный кодекс, не существует на данный момент Дисциплинарного устава новой полиции, по которому можно наказывать ее сотрудников, не издан ни один ведомственный приказ по МВД вместо старых милицейских.

Сейчас переаттестация уже фактически прошла в Киеве, но ни один руководитель еще не назначен в новую полицию. Почти все начальники столичных райотделов, за исключением разве что Шевченковского и Подольского районов, пребывают в статусе "врио". Также не назначены на свои посты и начальники других важных полицейских служб, таких как следственные отделы, розыск, поэтому и работу ведут из-под палки, так как сидят фактически на чемоданах.

Первые итоги работы можно оценить по статистике прошлого года.

По данным Генпрокуратуры Украины, в 2015 году общее количество преступлений в стране увеличилось на 36 тысяч правонарушений (565 182 против 529 139), причем стало больше именно уличных преступлений, которые должна предупреждать именно патрульная полиция. Так, количество грабежей возросло почти на 2 тысячи случаев, краж — на почти 47 тысяч (273 756 против 226 833 в 2014-м), изнасилований стало больше почти на четверть (529 случаев против 421), на треть (17 случаев против 12 в 2014-м) увеличилось число случаев бандитизма — довольно редкой ранее статьи, которая после 1990-х почти не встречалась в Украине.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости