7 ноября 1987 года Советский Союз отпраздновал 70-ю годовщину Октябрьской революции, и это был последний круглый юбилей государства, которое уже скатывалось к развалу.

1 октября 2019 года Китайская народная республика отметила свою 70-ю годовщину, и ей действительно есть что праздновать: за тот же отрезок пути страна прошла путь от полной разрухи до статуса второго государства в мире.

Шаг 1: По пути советских товарищей

Китай с 1911 года, после падения империи Цин на десятилетия погрузился в пучину гражданской войны и разрухи. А с 1937 года это все было углублено японской интервенцией, уничтожевшей миллионы китайцев. 

После поражения Японии во Второй мировой войне, большая часть территории Китая оказалась под контролем генерала Чан Кайши, лидера партии "Гоминдань". Его поддерживали американцы. При этом и с Советским Союзом у него были неплохие отношения. Настолько неплохие, что Сталин приказал лидеру китайских коммунистов Мао Цзэдуну договариваться с Чан Кайши о совместном существовании в послевоенном Китае.

Но у товарища Мао были свои планы на этот счет. К тому времени он создал на северо-востоке страны Народно-освободительную армию Китая. И дал бой войскам "Гоминданя". Гражданская война продолжалась несколько лет. Несмотря на колоссальный перевес в численности и вооружениях, Чан Кайши был разгромлен и бежал на Тайвань, где и укрылся под защитой американского флота.  

А Мао 1 октября в Пекину провозгласил создание Китайской народной республики, фактически объединив Китай после десятилетий хаоса и разрухи.

КНР начинала с того, что полностью копировала путь Советского Союза с его плановой экономикой. У ее вождя Мао Цзэдуна и не было другого выхода: после 20 лет гражданской войны страна лежала в руинах, а СССР был единственный кандидат на роль "старшего брата" (США коммунистический Китай не признавали и не скрывали намерения его при возможности уничтожить). 

В 1953 году стартовала первая китайская пятилетка, которая – в отличие от аналогичной советской – не сопровождалась жесткой коллективизацией сельского хозяйства. Причем сдерживание темпов было рекомендацией из Москвы.

С этими рекомендациями нельзя было не считаться: в 1949-м СССР предоставил Китаю кредит в 300 млн долларов (нынешние 3 млрд) под 1% годовых и сам же поставлял оборудование для промпредприятий, которые строили советские специалисты. Всего за первые 10 лет существования КНР Советский Союз построил для 304 предприятия.

Рост экономики был медленным, но неуклонным. За первую пятилетку (1953-57) промышленность выросла на 14%, а доходы населения росли на 4% ежегодно.

Китайцы фактически впервые за полвека зажили более-менее спокойно и были в целом довольны переменами.

Но не был доволен товарищ Мао. И спокоен он тоже не был...

Шаг 2: Большой скачок

Смерть Сталина в 1953 году и приход к власти в Москве Никиты Хрущева постепенно привели к ухудшению "великой дружбы". В 1956-м Хрущев провозгласил борьбу с культом личности Сталина, чем в Китае попытались воспользоваться противники председателя Мао, у которого уже сформировался свой собственный культ.

Мао решил дистанцироваться от Москвы – сначала в идеологии, а потом и в экономике.

Вообще его буйной натуре умеренные темпы преобразований претили. Он хотел быстрого результата и "ришучих реформ". 

Поэтому в 1958 году он провозгласил политику "трех знамен" – Большого скачка, народных коммун и новой генеральной линии. Она подразумевала резкое повышение промпроизводства и полное обобществление всего личного имущества в селах. И все это под лозунгом "Три года упорного труда – десять тысяч лет счастья".

Даже с точки зрения современников политика "Большого скачка" казалась абсурдом. Выплавка стали в сельских кустарных мастерских, истребление воробьев и проживание крестьян в казармах казались Мао скачком в коммунизм, но получилось наоборот.

Планы увеличить производство стали за 3 года в два раза из-за кустарного способа производства привели к тому, что практически весь металл был бракованным, и на уровень 1958 года удалось вернуться только в 1964-м.

Но хуже всего то, что "реформа" сельского хозяйства привела к массовому голоду 1959-61 годов, в результате которого погибли миллионы крестьян.

Шаг 3: Культурная революция

Уже спустя год после начала Большого скачка в руководстве Компартии Китая произошел бунт против экспериментов Мао. В результате "великому кормчему" пришлось уступить пост председателя КНР прагматику Лю Шаоци, сохранив за собой пост председателя КПК. На первые роли выдвинулись и другие прагматики – премьер Чжоу Эньлай и генеральный секретарь партии Дэн Сяопин, будущий архитектор реформ.

Вернувшись к умеренной политике, они смогли в 1962-65 годах исправить экономическую ситуацию. Но председатель Мао не смирился с частичной потерей власти и в 1966-м провозгласил легендарную Культурную революцию.

На Западе того времени ее многие представители "креативного класса" мифологизировали, ставя в один ряд со студенческими бунтами во Франции в 1968 году и с движением хиппи в США. Но общего было мало: для Китая эта революция стала трагедией.

Мао призвал молодежь (хунвэйбинов) нанести "огонь по штабам", и хунвэйбины уничтожали все – от школьных учебников до руководства страны. Председатель Лю был убит, Дэн Сяопин лишился власти и не погиб лишь благодаря заступничеству своего покровителя Чжоу Эньлая.

Формально Культурная революция шла 10 лет, но в реальности была свернута уже 1969-м, после чего армия стала зачищать страну от хунвэйбинов. 

В посление годы жизни Мао "завязал" с экспериментами и совершил неожиданный разворот в сторону Запада. На почве общей нелюбви к СССР он восстановил отношения с США, а президент Америки Ричард Никсон совершил исторический визит в Китай. 

Шаг 4: Большой скачок-2

В 1976 год умер Мао Цзэдун, и началась борьба за власть между новым руководителем партии, молодым выдвиженцем Хуа Гофэном и теми, кого позже назовут "бандой четырех" во главе со вдовой Мао Цзян Цин.

Хуэ Гофэн решил опереться на прагматиков, вернул в руководство Дэн Сяопина и сверг "банду четырех".

Однако вскоре и он ударился во все тяжкие. 

В 1977-м Хуэ Гофэн объявил о начале нового Большого скачка, в котором за основу брались экспериментальные военизированные предприятия, где работники трудились без материальных стимулов. Однако подобный курс лишь оттолкнул партию от нового вождя.

Пришло время прагматиков.

Шаг 5: Пекинская весна

В 1978 году в КНР началась политическая и экономическая либерализация. Поначалу она во многом походила на то, что мы увидели позже, во время советской Перестройки: ввод экономических стимулов в экономике, введение бригадного подряда в сельском хозяйстве.

Но самое главное: была провозглашена политика открытых дверей, которая означала свободный доступ иностранных инвестиций.

Параллельно с этим происходило отстранение от власти Хуа Гофэна и укрепление позиций Дэн Сяопина. Который, впрочем, отказался от того, чтобы стать формальным руководителем страны, но фактически руководил ею.

Шаг 6: Экономическая реформа

В 1982-м Дэн Сяопин провозгласил начало глобальной экономической реформы под лозунгом "Неважно, какого цвета кошка, – главное, чтобы ловила мышей". Научно же это назвали "товарная плановая экономика", в которой сочетались старые пятилетки и фактический рыночный капитализм.

В отличие от предыдущих кампаний, эта была рассчитана на целых 20 лет и касалась многих аспектов жизни китайцев. В том числе – программы ограничения рождаемости, при которой стимулировались семьи с одним ребенком, а рождение третьего и более ребенка становилось роскошью.

Однако ключевым аспектом стали льготные условия для иностранного бизнеса, которому гарантировались возможность реализации товаров по рыночным ценам и свободный вывод прибыли.

Первоначально инвестировала китайская диаспора - из Гонконга, Сингапура и Тайваня. Вложения шли в специально созданные свободные экономические зоны, где местная дешевая рабочая сила обеспечивала инвесторам сверхприбыли.

А позже, присмотревшись к этому, в Китай потянулись и инвесторы со всего мира, размещая там предприятия. 

Реформы дали быстрый результат: в 80 годах экономика росла на 10% ежегодно.

К концу 80-х годов часть политической элиты во главе с лидером партии Ху Яобаном в конце 1980-х попыталась провести политическую реформу по примеру советской Перестройки. В 1989-м начались массовые выступления молодежи за "демократизацию", которые были подавлены с помощью армии.

Расстрел демонстрации на площади Тяньаньмэнь в мае 1989-го стал поворотной точкой в современной истории Китая. С этого момента руководство партии вернуло жесткий контроль над политической и общественной жизнью. Однако продолжило экономические реформы. Что и стало главным отличием от ситуации в СССР - где как раз политические реформы и демократизация шли быстрыми темпами, а с экономикой было гораздо хуже.

В 1991 году Союз распался, а Китай продолжал набирать темп. 

В течение 20 лет, начиная с 1985-го, экономика росла ежегодно в среднем почти на 10%. И уже в течение первого десятилетий 21 века вышел на второй место в мире по объему экономики. А если мерить по паритету покупательной способности - то и на первое.

Шаг 7: Мировое лидерство

В последние десять лет курс экономической реформы был скорретирован. Основной упор руководство Китая стало делать на рост внутреннего рынка. С этой целью вкладываются грандиозные ресурсы в инфраструктурные проекты, а работодателей побуждают повышать зарплату рабочим. И сейчас Китай, со средней зарплатой в 700-800 долларов уже не та страна с дешовой рабочей силой, каким он был еще 20 лет назад.

Превращение Китая во вторую супердержаву мира привело и к росту амбиций пекинского руководства. Оно стало активно проводить внешнюю политику, создавая собственное мировое лобби, состоящее, в основном, из стран Азии и Африки. Евросоюз ввел ограничения на работу китайских институций на своей территории. А США вступили с Китаем в глобальную экономическую и технологическую войну, отголоски которой докатились и до Украины - в ситуации вокруг "Мотор-Сичи".

Основным геополитическим проектом является глобальный проект "Один пояс-один путь", который предусматривает развитие инфраструктуры под китайским присмотром и на китайские деньги по всей Евразии.

Перемены происходят и во внутренней политике после прихода власти нынешнего лидера Си Цзинпиня в 2013 году. До этого в течение 30 лет страной руководила партийная олигархия в лице членов Постоянного комитета политбюро, которая и определяла руководителя партии на 10 лет. Но Си Цзинпиню удалось за два года свергнуть все прежнее руководство, заполнив его своими сторонниками.

Сегодня председатель Си имеет реальную власть в таком объеме, в котором ее имел только Мао Цзэдун. Он официально объявлен преемником Мао и Дэн Сяопина, и его пребывание на посту лидера партии и страны уже не ограничено никакими сроками.

Возврат к единоличной системе управления неизбежно ведет к тому, чтобы поставить перед страной еще более амбиционную цель – стать первым государством мира. 

Правда, Китаю нужно будет решить и много внутренних проблем. Главное из которых - высокое социальное неравенство, а также растущие запросы на либерализацию порядков со стороны все более многочисленного среднего класса. В точку нестабильности превратился и Гонконг (автономно управляемая территория в составе КНР) - там уже много месяцев продолжается местный "Майдан". 

Глобальные конкуренты Китая наверняка попытаются использовать все эти проблемы для подрыва стабильности КНР. Но накопленный запас прочности государства и его импульс к развитию очень велик. И пока все идет к тому, что существование страны после 70-летнего юбилея будет куда более продолжительным и успешным, чем это было в СССР после 1987 года.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!