События 31 августа 1919 года Симон Петлюра потом назовет
События 31 августа 1919 года Симон Петлюра потом назовет "Киевской катастрофой", фото: na-skryzhalyah

Весной 2009 года глава парламентского комитета по культуре и духовности Владимир Яворивский внес в парламент проект постановления о памятных датах. Среди прочего, нардеп из Блока Юлии Тимошенко предлагал 31 августа отметить 90-летие освобождения Киева от большевиков.

Поскольку ничего об этом освобождении я не знал, но писать заметку о законопроекте было нужно, то полез в "Википедию" и обнаружил, что само событие действительно произошло, но войска Украинской народной республики (УНР) вошли в Киев 30 августа 1919 года, а уже 31 августа сдали город белогвардейцам. И получалось, что Яворивский предлагал отмечать именно сдачу, а не взятие.

Впрочем, дело не в конкретной ошибке, а в том, что это яркое событие, которому теперь уже отмечают столетний юбилей, вождь УНР Симон Петлюра охарактеризовал как "Киевская катастрофа". 

Клещи для большевиков 

Что же произошло в конце августа 1919 года в Киеве? Для ответа на этот вопрос нужно сначала вернуться в весну 1919 года, когда "мать городов русских" находилась в руках большевиков.

В этот момент войска УНР отступали из Житомира и Винницы к Збручу под напором Красной Армии, и положение советской власти в Киеве казалось прочным. Большевики ввели всеобщую трудовую повинность и нормированное питание, а на Первомай заставили все площади гипсовыми скульптурами вождей революции и ее вдохновителей. Также расстреливали тысячами в ЧК "контру", в число которой мог угодить кто угодно.

Но в тот же момент произошел перелом в противостоянии Красной и Белой армий, которые несколько месяцев вели битву за Донбасс. В мае-июне 1919 года Добровольческая армия генерала Антона Деникина (официальное название - Вооруженные силы Юга России - ВСЮР) взяла под контроль весь Донбасс, развила наступление на Харьков, Херсон и Царицын (сейчас Волгоград), и 3 июля Деникин отдал приказ о наступлении на Москву.

Киев как цель в этом приказе не обозначался, но большевики на всей территории Украины почувствовали себя в клещах и начали эвакуацию войск - сначала из Одессы, а потом и из Киева. Падение власти большевиков в будущей столице Советской Украины стало вопросом времени, и главный вопрос теперь состоял в том, кто первым войдет в город - петлюровцы или деникинцы. Счет шел на дни и даже часы. 

Помощь из-за Збруча

Армия УНР на момент начала лета 1919 года представляла не слишком привлекательную картину - по сути, это был лишь союз военных группировок, часть которых только условно подчинялась главному атаману Петлюре, а фактически имела своих лидеров вроде атаманов Ангела или Зеленого.

Но помощь пришла из-за Збруча, хотя и вынужденно: в июле польская армия полностью захватила территорию Западной области УНР (бывшей Западно-Украинской народной республики), и 50 тысяч бойцов неплохо организованной Галицкой армии перешли на территорию "Большой Украины", где объединились с частями Петлюры. Эти объединенные силы и начали наступление на покидаемые большевиками районы Одессы и Киева.

Территориально ситуация сложилась так, что практически вся армия УНР наступала на Одессу и в районах южнее Киева. Непосредственно на Киев наступали 1-й и 3-й корпуса Галицкой армии. Наступление шло успешно, и уже 22 августа 1919 года 3-й корпус генерала Антона Кравса вышел на позиции всего в 40 км западнее бывшей столицы УНР.

Кравс планировал уже 25 августа развить быстрое наступление, чтобы до прихода Добровольческой армии овладеть не только Киевом, но и левым берегом Днепра - это не позволило бы белогвардейцам попасть в город. Но в военную ситуацию вмешалась политика.

Главный атаман УНР Петлюра, в отличие от Кравса, не был профессиональным военным и не очень доверял им. Особенно - когда речь шла о недавно присоединившейся Галицкой армии. Как политик он считал, что освобождение Киева одними западноукраинскими частями может вызвать негативную реакцию населения, и потому передал Кравсу устный приказ, что вместе с галицкими частями в город должна войти Запорожская группа армии УНР - одна из самых верных Петлюре частей. Это решение дважды окажется роковым. 

Подарок Деникину 

С запорожцами все было сложно. 22 августа они вошли в Белую Церковь и восточнее нее вступили в соприкосновение с частями белых. Исходя из этого, Петлюра издал приказ - территорий не отдавать, но в бой не вступать.

Однако ситуация требовала определенности, поскольку Галицкая армия, наступая на Киев, должна была иметь прикрытые фланги. И если главный атаман хотел, чтобы запорожцы наступали на Киев вместе с галичанами, то нужно было решать проблему прикрытия правого фланга.

Решить проблему можно было одним путем - через договоренности с деникинцами. Однако командование Вооруженных сил Юга России наотрез отказывалось вести переговоры с руководством УНР, считая их сепаратистами (Деникин не признавал право Украины на самоопределение), при этом выражая готовность к переговорам с Галицкой армией.

Решение вопроса затянулось на несколько дней. Петлюра не хотел отдавать его в руки галичан и создал под переговоры смешанную делегацию во главе с генералом Михаилом Омельяновичем-Павленко, отправив ее в Фастов. Но деникинцы туда никого не прислали.

Понимая, что ситуация в тупике, командующий 3-го корпуса Галицкой армии Кравс утром 26 августа отправился на встречу с Петлюрой в его личный бронепоезд. Главный атаман принял его только в полдень, молча выслушал и ничего не сказал. Лишь после того, как Кравс начал выражать недовольство, Петлюра ответил: "Я отправлю на них (на белогвардейцев. - Ред.) Ангела и Зеленого".

Разозлившийся командующий галичан ушел. Но ситуация оставалась нерешенной, и вскоре он затребовал у Петлюры полномочий на ведение переговоров с представителями Вооруженных сил Юга России. После небольшой паузы оно все-таки было получено, и в 21:00 Кравс выехал на встречу с представителем Деникина полковником Белогорцевым.

Переговоры были быстрыми и продуктивными. Галичане не испытывали никаких негативных эмоций в отношении белогвардейцев - ненависть к полякам была настолько велика, что они даже были согласны на вхождение Западной Украины в состав будущей белогвардейской России на правах автономии. Поэтому Кравс и Белогорцев за пару часов заключили соглашение о перемирии, которое вступало в силу 27 августа.

Запорожская группа армии УНР могла выдвигаться на север, чтобы принять участие в наступлении на Киев. Но за это белые получали Белую Церковь.

Таким образом, после пяти дней проволочек условия для взятия Киева с учетом требований Петлюры были созданы. За эти пять дней Вооруженные силы Юга России приблизились к городу с востока на расстояние 50 км от него, но руководство армии УНР этого не знало. 

Взятие Киева 

Штаб армий УНР разработал план охвата Киева со всех сторон, чтобы исключить возможность попадания в него белых. Главный удар наносил 3-й корпус Галицкой армии, с севера наступал 1-й корпус галичан, с юга - Запорожская группа армии УНР, а с востока город должны были обойти бойцы атамана Зеленого - их конечной целью был Борисполь.

Битвы за Киев фактически не было. Получив приказ об эвакуации из города, Красная армия вела лишь арьергардные бои. Правда, один из них - в районе Василькова, где красным противостояли запорожцы - из-за недисциплированности последних перерос в наступление большевиков.

В результате 30 августа в 22:00 первыми в Киев, несмотря на политические расчеты Петлюры, с севера вступили подразделения 1-го Галицкого корпуса, которым не противостоял никто. На пару часов позже в город вошли и подразделения двух других галицких корпусов.

Запорожская группа в Киев так и не попала. Исходя из изменившейся обстановки, ее направили на захват Дарницы и остальной части левого берега Днепра - с тем, чтобы взять под контроль мосты и соединиться в Борисполе с отрядом Зеленого. Поскольку разведка армии УНР сообщала, что деникинцы находятся в трех днях перехода от Киева, все это казалось реальным.

Забытые мосты 

Петлюра понял, что политически ситуация складывается не в его пользу. Он оперативно приказал провести 31 августа в центре города парад, на который должен был прибыть сам. А чтобы разбавить галичан на параде, он приказал верной Запорожской группе выделить для участия в нем 2-й курень сотника Станимира и батарею 8-й Самборской бригады.

Станимир со своим отрядом прибыл в 05.00 31 августа на киевский вокзал, где находилось руководство 2-го и 3-го Галицких корпусов. В этот момент разведка доложила, что белые взяли под контроль Дарницу и готовятся к переправе через мосты на правый берег.

План штаба армии УНР не допустить белых в Киев провалился, так как Запорожская группа по непонятным причинам застряла на южных подступах к Киеву и в Дарницу не попала, а отряд Зеленого вообще исчез в неизвестном направлении. В результате уже вечером 30 августа первые патрули деникинской части оказались на правом берегу.

Командир 2-го Галицкого корпуса Вольф, получив эту информацию, срочно отправил телеграмму Петлюре. В 10.00 пришел ответ: парад и прибытие главного атамана в Киев временно откладываются, 2-й курень Самборской бригады Запорожской группы армии УНР под командованием Станимира берет под контроль здания Городской думы и почтамта (Думская площадь, нынешний Майдан Независимости), 1-й курень той же бригады - "Арсенал", 3-й - Печерск, 4-й - станцию Киев-Товарный (в Протасовом Яру) и Оперный театр.

С учетом того, что на ряде объектов уже находились галичане, становилось ясно: Петлюра снова принял политическое решение - отдать весь город под контроль верным ему надднепровским частям. Мосты же через Днепр должны были оперативно взять под контроль 2-я Коломойская бригада 3-го Галицкого корпуса (с севера) и 7-я запорожская дивизия (с юга).

Однако приказ не учитывал два аспекта: во-первых, в нем забыли указать еще один мост - Цепной, во-вторых, запорожцы (кроме куреня Станимира) находились вне подчинения командования Галицкой армии и проигнорировали его приказ занять железнодорожный мост. В результате два моста остались "безхозными". 

Все пути ведут к Думе 

Около 11.00 курень сотника Станимира выдвинулся в направлении Думской площади. В это же время через Николаевский цепной мост начали переправу передовые части белых под командованием генерал-майора Шталькенберга. Вскоре они заняли Печерск и начали продвижение в сторону Крещатика.

При этом местность в центре города уже была несвободна. Еще рано утром на Софийской площади расположилась сотня из 1-го Галицкого корпуса. Она выделила взвод для охраны Городской думы и вывесила на нем два украинских флага. В 10.00 в Думе собралось руководство Киевской городской управы, а вокруг здания начали собираться киевляне, узнавшие о вступлении в город деникинцев и галичан.

В такой обстановке в полдень к Думе с Большой Владимирской (теперь просто Владимирская) по Софийской улице спустилась сотня запорожцев Станимира. А спустя два часа на Крещатик со стороны Царской (Европейской) площади прибыл эскадрон Терской дивизии Вооруженных сил Юга России. Он расположился рядом со взводом галичан.

Наконец, в промежутке между 14:00 и 15:30 в Киев на главный вокзал прибыли последние участники будущей драмы - сначала подразделение "черных запорожцев" во главе с командующим Запорожской группой армии УНР, бывшим царским офицером полковником Владимиром Сальским, а потом командующий 3-м Галицким корпусом генерал Кравс.

Кравс уже был известен командованию ВСЮР как контактный переговорщик. Поэтому именно к нему командующий 7-й дивизией генерал-лейтенант Николай Бредов выслал офицеров связи с предложением провести переговоры о разделении Киева на зоны контроля.

Кравс предложение принял и тут же, на оперативном совещании, составил делегацию для переговоров. В нее вошли семь представителей галицких корпусов. Зная о нелюбви белых к петлюровцам (и недолюбливая их сам), Кравс не включил в делегацию командующего запорожцев Сальского.

Сальский обиделся и в качестве компенсации потребовал провести своих "черных запорожцев" парадом по Крещатику до здания Думы. Кравс согласился и отбыл на переговоры в здание Думы, предполагая, что туда прибудет и Бредов. Началась кульминация драмы. 

Роковой триколор

Генерал Кравс прибыл на Думскую площадь в 16:20, где сообщил запорожцам и галичанам о готовящемся параде. Узнавшие об этом офицеры Терской дивизии белых, в свою очередь, обратились к Кравсу с двумя просьбами: принять участие в параде с собственным эскадроном и вывесить на здании Думы, рядом с украинскими флагами, российский триколор. Командующий 3-го Галицкого корпуса согласился на обе просьбы и отправился в дДуму.

Добровольцы поднялись на балкон Думы и - как свидетельствовали очевидцы, под приветственные крики собравшейся толпы - вывесили знамя императорской России.

В этот момент на Крещатик с Фундуклеевской (нынешняя улица Богдана Хмельницкого) выехали "черные запорожцы" Сальского.

Еще издали увидев российский триколор на здании Думы, и без того разозленный командир запорожцев отдал команду убрать знамя со здания, для чего в Думу послали несколько солдат. Те поднялись на балкон, сорвали флаг и бросили под копыта коня своего командира, который возглавлял конный парад.

Обстановка на Думской площади резко изменилась. Еще недавно радостная толпа стала издавать возмущенные крики, с балконов домов и из толпы начали стрелять и бросать гранаты - как в запорожцев, так и в галичан.

Генерал Кравс, пытаясь успокоить ситуацию, приказал Сальскому принять меры в отношении собственных подчиненных. А чтобы успокоить самого Сальского - назначил его комендантом города.

Но запорожцы Сальского уже никому не подчинялись. Один из них - сотник Божко - поднял затоптанный российский флаг, скомкал его и поскакал по Крещатику.

Стрельба усилилась, и запорожцы поспешили ретироваться - по Крещатику до Бессарабской площади, а далее по Большой Васильковской - на Васильков.

Тем временем генерал Кравс попытался уладить ситуацию на высшем военном уровне и поехал искать генерала Бредова. После ряда неприятных приключений (которые включали в себя нападение на его автомобиль отступающих запорожцев) Кравс нашел Бредова и попытался провести переговоры.

Но ситуация в корне изменилась. После инцидента с флагом белогвардейские части начали активно перемещаться на правый берег и там разоружать галичан. Часть последних попала в плен, часть обратилась в бегство. 

Крах "злуки"

В плену у Вооруженных сил Юга России оказалось около трех тысяч галичан, включая весь штаб 3-го корпуса. Однако деникинцы поступили с ними довольно мягко: освободили, вернули оружие и даже захваченные большевистские трофеи. Киев, естественно, был потерян, но генерал Бредов признал за Галицкой армией статус "экстерриториальной" и не враждебной добровольцам.

При этом в соглашении между Бредовым и Кравсом отдельным пунктом было записано: "Галицкая армия действует независимо от войск Петлюры, под собственным галицким командованием, без какой-либо политической программы, с одной только целью борьбы с большевизмом".

Киевская катастрофа (как ее назвал Петлюра) стала катастрофой не только из-за потери Киева, но и из-за того, что показала, насколько разными являются приоритеты у УНР Петлюры и остатков исчезнувшей Западно-Украинской народной республики. В то время как для Петлюры главными врагами были белогвардейцы и большевики, для галичан ими оставались поляки.

Подобная ситуация привела к тому, что главные враги УНР стали союзниками галичан и наоборот.

6 ноября 1919 года командование Украинской Галицкой армии подписало с Вооруженными силами Юга России Зятковский договор о перемирии. В украинскую историю он вошел как "Ноябрьская катастрофа". Но обвинять в ней только галичан нельзя, потому что Петлюра к тому времени уже вел активные переговоры с поляками.

По этой причине в начале декабря 1919 года президент ЗУНР Евгений Петрушевич денонсировал Акт о Злуке с УНР (тот самый, который сейчас отмечается как День Соборности), а командование Галицкой армии подписало с белыми договор о союзе. Который, впрочем, оказался недолговечным: уже в начале 1920 года армия галичан перешла на сторону большевиков.

Петлюра пошел своим путем. После длительных переговоров он 21 апреля 1920 года подписал Варшавский договор (!) о союзе с поляками, по которому соглашался передать союзнику территории Галичины, Западной Волыни и Холмщины.

Идея "злуки" была похоронена.

Что касается Киева, то он оказался под контролем Белой армии, которая, однако, удержалась в нем недолго. Уже в середине декабря город вновь взяла Красная армия.

Ранее "Страна" сообщала, что в Институте нацпамяти Польши рассказали, что поляков и украинцев может объединить Петлюра.

Также мы рассказывали, в центре Киева показали Facebook-аккаунты Петлюры, Мазепы и Бандеры.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!