Германия ликвидировала Польшу за пять дней, архивное фото
Германия ликвидировала Польшу за пять дней, архивное фото

Ровно 80 лет назад немецкая армия перешла границу с Польшей. Эта дата – 1 сентября 1939 года – вошла в историю как день начала Второй мировой войны – самой страшной войны в истории человечества.

Сегодня, когда в Украине привычный термин "Великая Отечественная война" во всех документах заменили "Второй мировой", тем более важно разобраться, что же это была за война и почему она началась 80 лет назад. 

1. В чем причины Второй мировой? 

У любой войны всегда масса причин, но если говорить о Второй мировой, то ключевую можно вычленить четко. Причем обозначил ее еще в 20-е годы прошлого столетия тот, кто и начал войну, – лидер Национал-социалистической рабочей партии Германии Адольф Гитлер. В его "Майн Кампф" главной причиной неудовлетворенности германской нации назван Версальский договор 1919 года, завершивший Первую мировую.

И это действительно так. Совершенно не случайно термин "Вторая мировая война" впервые появился в печати в феврале 1919 года в британской Manchester Guardian.

Еще задолго до Гитлера все ведущие политики Веймарской Германии считали невозможным существование страны, искусственно разделенной на две части "польским коридором". И это не говоря уже об огромных репарациях, которые уничтожали стабильность немецкой валюты – марки, а также о сведенной к минимуму армии, обложенной массой запретов.

Версальский договор был составлен, чтобы унизить Германию. И однажды униженная нация все равно нашла бы способ избавиться от его оков. Трагедией стало то, что этим способом стал нацистский режим Гитлера, а не умеренные немецкие политики 20-х годов, которые видели идею реванша в росте экономического могущества Германии, которое бы позволило стране и без войны претендовать на ведущую роль в Европе (что, к слову, и произошло много десятилетий спустя в рамках Европейского союза).

При этом Германия была не одинока в реваншистских настроениях. Трианонский договор 1919 года лишил Венгрию значительной части территорий, которые она считала своими (включая Словакию, Трансильванию и Закарпатье). А Италия и Япония, даже оказавшись среди победителей Первой мировой, не получили того, чего хотели. Так создавался блок "агрессивных государств" (термин из СМИ 1930-х годов), который хотел перекроить результаты Первой мировой в свою пользу. 

Отдельной причиной Второй мировой войны стало появление Советского Союза, как первого социалистического государства. Ведущие страны Запада, по понятным причинам, не испытывали к нему никаких теплых чувств (тем более, что СССР и не скрывал намерений раздуть "пожар мировой революции"). Поэтому, как только пришел к власти Гитлер, который строил свою идеологию на резком неприятии коммунистов, на Западе долгое время считали, что могут его использовать как таран для уничтожения Советского Союза.

Именно поэтому и Англия, и Франция долгое время очень вяло реагировали на военные приготовления Гитлера, рассчитывая, натравить его на СССР. 

Но, по итогу, перехитрили сами себя.

К слову, одним из немногих деятелей Запада, который выступал против этой политики был Уинстон Черчиль – ярый антикоммунист, трезво, однако, оценивающий геополитическую обстановку в Европе. Поэтому он призывал к военному союзу с СССР для совместного противостояния с Гитлером. Но его аргументы не были услышаны.

2. Могла ли Вторая мировая начаться раньше? 

В течение 30-х годов прошлого века было немало военных конфликтов, в которые так или иначе втягивались несколько государств – гражданская война в Испании, японско-китайская и итальянско-абиссинская. Однако узловой точкой была несостоявшаяся война – немецко-чехословацкая, которая могла начаться весной 1938 года.

К тому моменту Великобритания уже несколько лет вела курс, позже названный курсом на "умиротворение агрессора" (который происходил из описанного выше желания Запада направить удар Гитлера на СССР).

В 1935 году Гитлеру сошло с рук введение всеобщей воинской повинности (что являлось нарушением Версальского договора), в 1936-м – ввод войск в демилитаризированную после Первой мировой Рейнскую зону, в марте 1938-го – поглощение ("аншлюс") Австрии.

Однако, когда в мае 1938 года начался конфликт между Германией и Чехословакией вокруг заселенной немцами (но принадлежащей чехам) Судетской области, ситуация обострилась.

Ключевым являлось то, что сама Чехословакия готова была защищаться. Она имела 35 боеспособных дивизий и мощную оборонительную линию. Кроме того, она имела договоры о взаимопомощи с Францией и Советским Союзом, причем Москва реально была готова помочь Праге. Правда, при отсутствии общей границы помощь могла быть осуществлена только воздушным путем.

С учетом того, что Вермахт тогда еще только набирал свою силу, исход войны вряд ли был бы в пользу Германии, если б Чехословакию поддержали бы Франция и Москва. 

Но все поменял британский премьер Невилл Чемберлен. После нескольких поездок к Гитлеру он убедил Францию отказаться от помощи чехам и вмешательства СССР, после чего вместе с Гитлером собрал Мюнхенскую конференцию. На ней, без участия представителей Праги, был решен вопрос Чехословакии.

Судетская область передавалась Германии, небольшие части территории - Венгрии и Польше, а сама страна становилась федерацией с названием Чехо-Словакия. Совершив эту "реформу", Чемберлен триумфально вернулся в Лондон, где провозгласил, что "привез мир для нашего поколения". 

3. Какова роль Украины в начале Второй мировой? 

Роль Украины как территории и потенциального независимого государства оказалась огромной. Выяснилось это весной 1939 года, когда "мир для нашего поколения" от Чемберлена превратился в фикцию.

В марте 1939 года Гитлер подбил Словакию объявить независимость от ослабевшей пражской власти. 15 марта по примеру словаков объявила независимость Карпатская Украина (нынешнее Закарпатье), и в Чехию были введены немецкие войска. Но, хотя Мюнхенское соглашение было спущено в унитаз, его проповедник, британский премьер Чемберлен в этот день отделался малозначимым комментарием, в котором фактически даже не осудил Германию.

Но через два дня вдруг произошло прозрение. Тот же Чемберлен выступил с грозным заявлением, в котором пообещал односторонние гарантии Польше, Румынии и любому другому государству, которое подвергнется нацистской агрессии.

Загадку Чемберлена пытались разгадать многие – и по горячим следам, и гораздо позже. Западные историки считают ключевой версию, согласно которой на премьера повлияла негативная позиция, которую заняло большинство парламента. Однако для решения, которое потом стало ключевым фактором в разворачивании Второй мировой, устного недовольства маловато.

Что же произошло между 15 и 17 марта 1939 года? Прежде, чем ответить на этот вопрос, нужно вернуться немного назад.

Осенью 1938 года в западных СМИ стали массово появляться публикации о том, что Германия хочет захватить Подкарпатскую Русь (она же – Карпатская Украина, она же – Закарпатье), создать там независимое государство и на этой основе развязать войну с СССР за создание "независимой" Украины, являющейся сателлитом Берлина.

Позже выяснится, что слухи эти специально распускались немцами, однако в самих германских СМИ на украинскую тему писать было запрещено. То есть это был сознательный блеф.

Однако Чемберлен на него клюнул. Ключевым движущим фактором в его политике "умиротворения", как мы уже писали, было желание направить агрессию Гитлера на восток – то есть на Советский Союз. И когда 15 марта 1939 года образовалась независимая Карпатская Украина, британский премьер увидел в этом реализацию плана по немецкому удару против СССР. В результате на аннексию Чехии и развал страны в целом он фактически не отреагировал.

Но 16 марта Чемберлена ждал сюрприз. В этот день Венгрия, по тайной договоренности с Германией, ввела войска в Закарпатье. В течение суток независимая Карпатская Украина прекратила существование, и Чемберлен понял, что его обманули.

В этом и была гигантская роль Украины в событиях 1939 года: пока Британия была убеждена, что направляет Гитлера на войну с СССР за Украину, она вела политику умиротворения, но как только стало ясно, что Гитлер отказался от проекта "независимой" Украины, Британия дала Польше гарантии, что и запустило отсчет начала Второй мировой войны.

4. Кто хотел остановить Гитлера? 

Постфактум все государства пытаются сделать свою историю благороднее. И естественно, что после Второй мировой каждая страна, имеющая хоть маленькую зацепку, старалась показать, что именно она в 30-х годах противостояла Гитлеру – в то время как все остальные его умиротворяли.

Но факты говорят о другом: вплоть до 1939 года было только три государства, пытавшиеся создать систему коллективной обороны от нацистов – Франция, Чехословакия и Советский Союз.

Мотивы, правда, у этих стран отличались. Для Чехословакии коллективная оборона была способом выживания, для Франции – способом сохранения влияния на Восточную Европу, чтоб она не перешла под влияние Германии, для СССР – способом уничтожить Гитлера, который, в свою очередь, не скрывал своих намерений уничтожить коммунистический Советский Союз и завоевать "жизненное пространство" на востоке.

Но если отставить в сторону мотивы, то следует признать, что именно СССР через тогдашнего наркома иностранных дел Максима Литвинова выдвигал наиболее реальные планы создания системы коллективной безопасности. И даже после того, как вопрос Чехословакии был решен в Мюнхене без участия Москвы, Литвинов продолжал настаивать на своих проектах.

В мае 1939 года Литвинова заменил Вячеслав Молотов, но тогда же начались переговоры между СССР, Францией и прозревшей, наконец, Великобританией. Сначала переговоры были дипломатическими, но потом переросли в военные. И вот тут стало очевидно, что западные страны просто затягивают их.

Франция и Великобритания послали свои делегации в Москву не самолетом, а самым медленным пароходом, их правительства не дали полномочий делегациям на подписание соглашений, да и делегации были низкого уровня.

Наконец, переговоры уперлись в еще один фактор: отсутствие общей границы между СССР и Германией. Соответственно, участие Советского Союза в коллективной обороне против агрессора возможно было только в одном случае – если Польша пропустит советские войска через свою территорию. Однако Варшава наотрез отказалась это сделать, и влиявший на нее Лондон ничего с этим не сделал.

Максимум, что предлагалось Москве, – гипотетическое согласие Варшавы после того, как Гитлер нападет на Польшу. И даже это гипотетическое согласие было только словами Лондона, а не Варшавы. 

Позже Уинстон Черчиль в своих мемуарах беспощадно раскритиковал такую политику Лондона, напирая на то, что военный союз с СССР нужно было заключать тогда на любых условиях и как можно скорее.

5. Запустил ли пакт Молотова-Риббентропа Вторую мировую? 

В условиях полного кризиса в переговорах Москвы с Лондоном и Парижем и появился договор о ненападении между СССР и Германией от 23 августа. Бессмысленно спорить о том, что было первично – кризис из-за нежелания Британии и Франции подписывать соглашение с Советским Союзом или двойная игра Иосифа Сталина. Важно то, что обе стороны в августе не хотели договариваться, а в переговорах Берлина с Москвой – обе хотели.

Сейчас из западной историографии в украинские публикации переполз тезис о том, что именно пакт Молотова-Риббентропа положил начало Второй мировой. При этом никого не смущает, что порой об этом пишут спустя всего пару страниц после того, как утверждают обратное.

Существуют мемуары итальянского министра иностранных дел Чиано, который уже в 1939 году был противником Гитлера (а значит, не скрывал правду из симпатий к Германии). 11-12 августа того же года он присутствовал на переговорах своего дуче Бенито Муссолини с немецким фюрером и записал, что на этих переговорах Гитлер однозначно заявил: решение напасть на Польшу до конца августа принято окончательно. До 19 августа, когда Сталин согласился на договор с Гитлером, оставалась еще неделя.

Западная пресса восприняла пакт Молотова-Риббентропа как сенсацию. Но серьезные политики того периода воспринимали все куда сдержаннее. Министр иностранных дел Польши Бек, узнав о пакте, сказал, что этот договор ничего не меняет.

Да, у пакта Молотова-Риббентропа был секретный протокол, по которому Польша делилась пополам, но, не напади Германия на нее, и он превратился бы в никому не нужную бумажку.

А предпосылки для этого были. 25 августа (то есть уже после подписания пакта), узнав о подписании польско-британского договора о союзе и о нежелании Италии участвовать в войне с Британией и Францией, Гитлер отдал срочный приказ остановить наступление, назначенное на утро следующего дня. Некоторые части остановили уже у самой границы.

После этого руководство Германии еще три дня провело в дипломатических маневрах, ведя с Римом, Парижем и Лондоном переговоры о новом Мюнхене. Но обида Чемберлена и упорство поляков сделали "польский Мюнхен" – детище Муссолини – мертворожденным.

Так что факты говорят о том, что пакт Молотова–Риббентропа был лишь дополнительным аргументом для Гитлера, который никак не менял его решения. И даже если представить, что договор между СССР и Германией не был бы заключен, германо-польская война все равно началась бы – из-за тупика в отношениях этих двух стран. 

С другой стороны, можно спорить о мотивах Гитлера. Сейчас много пишут о том, что Сталин был настроен чуть ли не на долгосрочный союз с нацистской Германией. Защитники же договора говорят, что СССР таким образом хотел отсрочить начало войны, чтоб к ней лучше подготовиться.

Но истина, судя по всему, в другом. Безуслово, Сталин, как и любой другой, кто был знаком с идеологией Гитлера (в ее основе лежал антикоммунизм и теория о превосходстве германской нации, которой нужно жизненное пространство на востоке, населенное "недочеловеками"-славянами), не питал никаких иллюзий относительно мира с нацистами. И понимал неизбежность столкновения.

Но он решил сыграть с Гитлером в ту же игру, в которую с нацистами ранее играли страны Запада. А именно – направить "в другую сторону" (то есть на Запад) удар Германии. Логика в этом была. Ведь Франция и Британия уже дали гарантии Польше, а значит вступили бы с Германией в войну. Далее, все помнили опыт Первой мировой, когда на Западном фронте немцы и англо-французские войска годами уничтожали друг друга в окопной войне. И многие в 1939 году предполагали, что и в этот раз будет именно так. 

И тогда бы, уже на обескровленную немецкую армию с востока бы и обрушился "железный каток" Красной армии, которая бы и одержала победу, как завещал Ворошилов, "малой кровью и на чужой территории". То есть, сделали бы то, что союзники сделали в 1944 году после открытия второго фронта. 

Но реальность, как видим, оказалась иной. Франция и Англия действительно вступили в войну сразу после нападения на Польшу. Но никаких активных действий на Западном фронте против Германии не предпринимали, дав ей спокойно добить поляков (так называемая "странная война"). Не исключено, что и тогда они верили, что, разбив Польшу, Гитлер пойдет дальше на восток.

Но Гитлер пошел сначала на север (захватив Норвегию), а потом обрушился на Францию и разгромил ее за 40 дней, чего вообще никто не ожидал. Западный фронт рухнул, а заодно рухнул и "план Сталина".

Уже тогда стало понятно, что, рано или поздно, Гитлер, покорив всю Европу, нападет на СССР и у Москвы, к тому времени, уже не будет союзников на Западном фронте (Британия, которая залечивала раны на своих островах, была не в счет).

Но все сильны задним умом. А в агусте 1939 года расчеты при подписании пакта с Германией всем казались вполне логичными. Пусть и циничными. Но не более циничными, чем политика "умиротворения Гитлера", которую проводили до того страны Запада. И не более циничными, чем предательская пассивность Франции и Британии на Западном фронте, в момент, когда немцы громили Польшу.

6. Как готовилась Польша к войне? 

После смерти основателя Польши маршала Йозефа Пилсудского к власти в Варшаве пришел "режим полковников" – офицеров, выдвинувшихся во время советско-польской войны 1920 года. Этот режим был резко антисоветским, что вполне понятно, но еще он был и – совсем нелогично – антифранцузским.

Глава польского МИДа Бек был настроен прогермански. Он приветствовал все шаги Гитлера, направленные на укрепление рейха, хотя уже тогда было очевидно, что первоочередной целью усилившейся Германии станут вольный город Данциг и польский коридор, созданные Версальским договором.

В конце 1938 года, решив судетскую проблему, Гитлер поставил вопрос по Данцигу и коридору перед поляками. Варшава (впрочем, как и раньше Прага) ответила решительным "нет". Потом ситуация зависла до весны, когда Чемберлен заявил об уже упомянутых односторонних гарантиях. И этими гарантиями окончательно подбил поляков отвечать отказом на любые претензии Берлина.

К слову, тогда война для поляков не казалась чем-то ужасным.

Польские газеты конца августа были заполнены статьями о том, как Речь Посполитая в союзе с могучими Францией и Британией разгромит Германию за считаные недели.

Хуже всего то, что собственной пропаганде подверглось и руководство самой Польши. Вечером 21 августа, когда немецкое радио сообщило о поездке министра иностранных дел Германии Риббентропа в Москву для подписания договора о ненападении, британский МИД в последний раз обратился к Варшаве с требованием прислать своего представителя на переговоры в Москву, и в последний раз получил однозначное "нет".

В этот день польское руководство подписало своей стране смертный приговор. 

7. Почему Британия и Франция вели "странную войну"? 

1 сентября 1939 года германские войска вступили на польскую территорию. Их продвижение было настолько стремительным, что повергло в шок как руководство Польши, так и всех заинтересованных наблюдателей.

Британия и Франция, исходя из опыта Мировой войны (которую позже назвали Первой мировой), потратили два дня на дипломатические приготовления (а Париж – еще и на попытки избежать вступления в войну). В результате Лондон объявил войну Берлину 3 сентября, Париж – еще на день позже. 

Ситуация сложилась парадоксальная. Промоутером объявления войны Германии выступила Британия, но почти вся ее армия находилась за Ла-Маншем. Франция пыталась избежать войны, но именно ее дивизии оказались на новообразованной линии фронта.

В момент начала войны французская армия имела четырехкратный перевес над немецкой на Западном фронте. Однако французские генералы тогда рассуждали, что их армия к наступлению будет готова не раньше 1941 года. Хотя уже тогда, судя по стремительному развитию событий в Польше, было понятно, что времени до 1941 года у Парижа уже не будет. Но французское командование предпочло отсиживаться за "линией Мажино", а не перейти в наступление, чтоб закрепиться хотя бы на линии Рейна, захватив крупнейший промышленный регион Германии.

Так был упущен сентябрь, в течение которого Польша перестала существовать. А с октября началась переброска немецких войск на Западный фронт, и обстановка там коренным образом изменилась – теперь войскам союзников противостояла уже равная им армия. В таких условиях наступать англо-французские войска тем более не хотели. И "странная война" продолжилась еще восемь месяцев, закончившись разгромом Франции. 

8. Вступил ли СССР в войну в 1939-м? 

На этот вопрос нет однозначного ответа. Фактически – да, и это подтверждается сводками боевых действий, публиковавшихся советскими газетами в сентябре 1939 года. Потери, конечно, были минимальными, но они все-таки были.

Однако история пишется не по газетам, а по документам. И факт остается фактом: после вступления Красной армии на польскую территорию ни одно государство мира не объявило войну Советскому Союзу. Даже Польша.

Впрочем, на момент 17 сентября (когда началась операция по "освобождению Западной Украины и Западной Белоруссии") в Варшаве объявлять войну было некому. Правительство Польши еще 6 сентября перебралось из столицы в Люблин, после чего переезжало еще несколько раз и в итоге 16 сентября вообще пересекло польско-румынскую границу (кстати, в районе, который сейчас входит в Ивано-Франковскую область).

Поэтому официальный советский аргумент относительно того, что Красная армия берет "под защиту" украинских и белорусских братьев, чтобы спасти от хаоса на неуправляемых территориях, был формально логичен.

Другое дело, что сама "защита" планировалась еще до бегства польского правительства. И она не ожидалась такой быстрой. Москву, как и других, повергло в шок быстрое наступление немцев, в чем Молотов откровенно признался послу Германии Шуленбургу, когда тот в первых числах сентября передал просьбу Берлина Сталину быстрее вступать в войну с поляками – чтобы потом не было недоразумений при дележе территории.

Факты говорят о том, что Кремль не только не спешил вводить Красную армию в Польшу, но и оттягивал этот шаг до того момента, когда немцы перешли "границу государственных интересов", обозначенную в секретном протоколе к пакту Риббентропа–Молотова. После 16 сентября оттягивать вступление уже было невозможно. 

9. Могла ли война закончиться уже в сентябре 1939 года? 

Закончив войну с Польшей, Гитлер в конце сентября 1939 года обратился к Британии и Франции с предложением подписать "почетный мир", в котором было только одно условие – признать факт исчезновения Польши.

Для Лондона это условие оказалось неприемлемым, но в Париже колебались.

В то же время призывы к миру нашли понимание у мощного лобби американских изоляционистов, выступавшего против участия Штатов в войне. Сильная оппозиция войне сложилась и во французском руководстве, где впервые на политической арене проявил себя будущий коллаборационист №1 маршал Петен. 

Однако слово Чемберлена перевесило все. Расчет Лондона был прост: Германию нужно истощить в длительной войне, на которую она неспособна. А все эти месяцы и годы можно пересидеть в окопах, как и за четверть века до этого.

Но Гитлер тоже понимал планы Лондона и не собирался держать годами свои армии в окопах, где четыре года просидел сам. Поэтому в 1940-м бросил все силы на Францию и разгромил ее.

Сразу после этого Берлин вновь заговорил о мире. Теперь перед Британией ставилось два условия: признание статус-кво в Европе и возврат немецких колоний, потерянных после Первой мировой. Чтобы склонить мировое общественное мнение в пользу такого варианта, немецкий МИД даже профинансировал кампанию изоляционистов, которая велась в американских СМИ.

Но ни Вашингтон, ни Лондон на призывы Берлина не отреагировали. Стало окончательно очевидным, что Запад решил вести с Германией войну на истощение, и вопрос превращения европейской войны в мировую стал лишь вопросом времени. 

Отметим, что для Советского Союза такое развитие событий оказалось спасительным. Нет сомнений, что, заключив мир с Британией, немцы атаковали бы СССР. И у Москвы тогда бы уже не оказалось реальных союзников.

10. Когда Вторая мировая стала Второй мировой? 

Если исходить из последующей трактовки событий, мировая война действительно началась 1 сентября 1939 года. Поскольку к тому моменту уже шла японо-китайская война, в которой США активно поддерживали Китай, а значит – с нападением немцев на Польшу война уже пошла по всему миру.

Однако современники еще долго не считали войну мировой. Сначала в ходу был термин "германо-польская война", потом "европейская война". После разгрома Франции все войны в Европе снова стали рассматривать как локальные. С 22 июня 1941 года в западных СМИ фигурировал термин "германо-советская война", в советских же СМИ появился термин "Отечественная" или "Великая Отечественная".

Только с момента нападения Японии на США (и объявления Германией и Италией войны Штатам) в декабре 1941 года война стала мировой, поскольку началось противостояние двух блоков государств. Именно в тот момент президент США Франклин Рузвельт впервые использовал термин "Вторая мировая война".

Прижился он не сразу – к примеру, британцы до конца 1940-х называли войну "Великой". Но в итоге стала использоваться американская версия, которая и вошла теперь в украинские законы.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!