Вчера "Страна" опубликовала так называемый "расстрельный список". В нем приводятся имена 47 журналистов и блогеров, которых якобы планировали ликвидировать российские спецслужбы после Аркадия Бабченко. 

Список до публикации в "Стране" показывали только его фигурантам – да и то под подписку о неразглашении информации. Впрочем, многие из них и не скрывали, что ходили в СБУ на беседу. Таким образом основные имена из списка стали известны уже на днях

Этот материал вызвал большой резонанс как в правоохранительных кругах, так и среди журналистов. В Сети сначала не поверили истинности документа – столь неряшливо и коряво он был составлен. Официальные лица долго не комментировали обнародованный "список 47", а потом и вовсе назвали его фейковым. Но под вечер СБУ по факту публикации "Страной" "расстрельного списка" возбудило уголовное дело (уже шестое по счету против "Страны") – за разглашение данных досудебного следствия. Чем, по факту, подтвердила подлинность опубликованного нами списка. 

"Страна" обсудила эту историю с коллегами – украинскими журналистами, чтобы понять, как в медиа оценивают, с одной стороны, публикацию "списка 47", а с другой – реакцию на это СБУ. 

Наталья Влащенко, телеведущая, генеральный продюсер телеканала ZIK:

"Я считаю, что журналисты имеют право писать обо всем, что не является государственной тайной, если они предупреждены о том, что это государственная тайна. А так, в принципе, они могут писать обо всем – о работе спецслужб, правоохранительных органов, любых органов власти и т. д.

Если правоохранительные органы считали, что информация о "расстрельном списке" является закрытой, им не надо было изначально делать из этого шоу. Не надо было вызывать сразу 40 человек на разговор, которые потом выходили под камерами из СБУ. И если помните, некоторые из тех, кто был на той встрече в СБУ по поводу списка, например Евгений Киселев и Матвей Ганапольский, сразу рассказали, зачем их собирали. Потом кто-то еще из фигурантов списка это подтвердил. Кто-то рассуждал о том, будет он брать охрану или не будет. Слушайте, с самого начала никакой тайны в этом не было. И узнать, кто находился в "списке 47" и ходил на встречу в СБУ, не составляло никакого труда. Поэтому я вообще не понимаю, какие претензии могут быть к вашему сайту".

Владимир Полуев, журналист, ведущий "112 Украина":

"У украинских силовиков своеобразное чувство юмора. Будем надеяться, заявление об уголовном деле окажется инсценировкой – розыгрышем ко Дню журналиста.

Журналист не является носителем следственной информации. Если кто-то из субъектов следственного процесса эти данные передал в СМИ – какие могут быть вопросы к журналистам?
Вообще с этим "списком 47" масса нестыковок. Сперва Юрий Луценко говорит – список есть. Затем его пресс-секретарь утверждает обратное.

Почему не возникает вопросов к фигурантам списка, которые на камеры и на весь "Фейсбук" заявляли о своем нахождении там, о допросах в Службе безопасности и так далее. Они не разглашают данные досудебного расследования?
Главное – эта тема стала интересна и важна для общества. А значит задача журналистов – предоставить читателю-зрителю-слушателю максимальное количество информации. Подобные же скандалы не дают спустить дело на тормозах. Потому что резонанс из-за этого списка и инсценировки был велик не только в Украине, но и в мире. И если кто-то считает, что украинский потребитель "съест" что угодно, то миру придется объяснять и доказывать обоснованность таких заявлений".

Диана Панченко, ведущая телеканала NewsOne:

"Было бы смешно, если бы не было так грустно. Очередному уголовному делу против "Страны" я уже не удивилась. Больно не вписываются журналисты издания в ряды заискивающих перед властью СМИ. Но повод! С юридической точки зрения, уголовное дело за публикацию "расстрельного списка" не выдерживает критики, ведь СБУ предварительно не подтверждали его подлинность.

Я вижу в этом абсурде некий символизм. Власть четко дает понять – плевали мы на свободу слова и на демократию - вот вам уголовное дело в День журналиста. Или сидите потише, или вот вам... Маски сброшены, это уже открытое запугивание. Вы помните, чтоб в Украине так часто возбуждали уголовные дела против журналистов ? Гужва, Коцаба, Василец и Тимонин, Муравицкий... Королевство кривых зеркал. С одной стороны, клянчащий Бабченко и верные слуги власти, жалобно раздающие комментарии под СБУ. С другой - те, кто пытается просто делать свою работу. Работу, которая заключается никак не в воспевании успехов власть имущих.

Не радует также реакция коллег. Слово "солидарность" в украинской журналистике, к сожалению, не прижилось. Когда пытались посадить Гужву, жгли "Интер", блокировали NewsOne – очень многие просто молчали. Что ж, время даст оценки. А коллегам из "Страны" – мужества и терпения. Вы на верном пути!"

Денис Иванеско, директор информагентства "Украинские новости":

"СБУ в результате расследования выйдет сама на себя.

После одной большой глупости с инсценировкой убийства ГПУ и СБУ добавляют "штанги" поменьше. Вначале "расстрельный список" волшебно вырос с 30 до 47 мест. И это никто не объяснил. Потом ваше издание "Страна" его опубликовало, а СБУ решило расследовать утечку. Глупее ничего нельзя придумать: поскольку Луценко в эфире назвал список несекретным, а допрашивать журналистов об их источниках запрещает уголовно-процессуальный кодекс. К тому же никто из "Страны" не давал подписку о неразглашении.

Боюсь, что за всей этой историей могут стоять засевшие в СБУ/ГПУ "агенты Кремля", которые собственной глупостью решили сделать из службы посмешище.

Нормальным выходом из череды ошибок была бы отставка руководства. Но они, похоже, считают себя героями. Значит мы надорвем животы от смеха еще не раз, пока герои этой комедии будут играть в Джеймсов Бондов".

Вячеслав Чечило, главный редактор портала Capital.ua:

"По-моему, то, что в СБУ на вас завели уголовное дело, это настолько очевидная глупость, что даже не заслуживает серьезного комментария. Власть владеет уникальным даром превращать в цирк все, к чему прикасается.

Хотел бы поздравить СБУ с Днем журналиста. Но подожду День работника цирка".

Надежда Сасс, журналист:

"Работа спецслужб в очередной раз потерпела фиаско. Открыв уголовное дело против "Страна.ua", украинские правоохранители лишь показали свою глупость и непрофессионализм. В США идет резонансное расследование вмешательства России в выборы и якобы сотрудничества команды Трампа с Кремлем. За год расследования NYT, Guardian, Washington Post регулярно публиковали "сливы" по теме, личную переписку фигурантов, записи разговоров. И никто при этом не обвинял их в нарушении тайны следствия. Если СБУ так хочет, пусть ищет того, кто допустил утечку. Но полное безумие пытаться наказать СМИ просто за то, что оно выполняет свою журналистскую работу".

Андрей Блинов, экс-шеф-редактор Радио Вести, публицист, экономист:

"Меня больше всего возмущает то, что некоторые журналисты даже в этот день показали "всю низость своей солидарности", призывая СБУ и власть к дальнейшим действиям по репрессированию неподконтрольных медиа. Ритуальные призывы в стиле "ату" пытаются затмить суть списка: почему в нем оказались именно одиозные публицисты и блогеры, давно не занимающиеся журналистикой и не показывающие в своих публикациях весь спектр мнений, а просто подыгрывающие пропаганде?

По мере приближения выборов давление на неподконтрольные СМИ будет только увеличиваться, СБУ, Генпрокуратура будут наращивать давление на несогласных. Приведет это к обратному эффекту – количество несогласных будет только расти, по мере увеличения той глупости, которую плодят силовые ведомства, неприкрыто включившиеся в охоту на ведьм.

По делу Бабченко общество уже неделю ждет от силовиков четких разъяснений:

1) Почему "агент Кремля" занимался поставками вооружений в украинскую армию, как он прошел спецпроверку?

2) Как силовики прокомментируют причастность Пашинского и других лиц, о чем заявил на заседании по избранию меры пресечения Герман?

3) Почему в Москве сквозь пальцы смотрели на выбор якобы киллера – священника, имеющего отношение к запрещенному там "Правому сектору"?

4) Если раскрыта большая агентурная сеть – кто в нее входит, какие доказательства этому существуют?

5) Еесли этот список "журналистов" неверный – тогда какой правильный?

Наконец, осознают ли в СБУ, что наибольшая выгода для Путина состоит в том, что физически будут устранять не люто ненавидящих Кремль общественных деятелей, а напротив – тех, кто сосредоточился на критике режима Порошенко? Тогда это будет выглядеть так, что именно нынешняя украинская власть сворачивает демократию… Что как раз выгодно Путину в информационной войне.

Логический анализ возможного ответа на вопрос Qui prodest  (с латыни – кому выгодно? – Прим.ред.) показывает: накануне ЧМ по футболу Кремлю не нужно было ни отравление Скрипаля, ни убийство Бабченко, ни обострение под Горловкой. Все это можно было осуществить после 15 июля, если целью является расшатывание обстановки в других странах.

Без четких ответов на эти вопросы доверие к силовикам невозможно. Троллинг эсбэушников и власти в целом будет усиливаться. Особенно на фоне зарождающегося правительственного кризиса.

Денис Попович, журналист:

"Насколько я понимаю, дело пока "фактовое", то есть конкретных обвиняемых со стороны издания нет. По моему мнению, "расстрельный список" является закрытой оперативной информацией и привлекать к ответственности необходимо человека, который вам эту информацию "слил". То есть для начала СБУ должна поискать в своих рядах. Журналисты же должны выступать в этом деле максимум как свидетели. Если я не ошибаюсь, такого же мнения придерживается и закон".

Сергей Томиленко, глава Национального союза журналистов Украины:

"Международное сообщество с радостью встретило новость, что Аркадий Бабченко таки жив. Но одновременно потребовало от украинских властей и силовиков предоставить аргументы, зачем именно нужна была инсценировка? Отсутствует ли здесь политическая составляющая? Лучше всех эти все вопросы сформулировал авторитетный американский Комитет по защите журналистов (CPJ).

Поскольку до сих пор ответов на эти вопросы нет, ответы приходится искать самим журналистам. Вот и публикация этого списка – это и есть поиск правды, попытка снять ту политизацию, которую этой ситуации придают сами официальные лица.

А насчет преследования журналистов, которые не верят должностным лицам, – это худшая реакция власти на ситуацию. И очевидно – бесперспективная. Журналисты защищены законом от раскрытия своих источников. В первую очередь претензии cтóит предъявлять тем, кто имел доступ к секретным материалам – то есть самим правоохранителям".

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!