Когда журналист Бабченко умер, коллеги скорбили. Когда воскрес, не знали, что делать с готовыми обложками журналов и ток-шоу. Фото: mt.news-front.info
Когда журналист Бабченко умер, коллеги скорбили. Когда воскрес, не знали, что делать с готовыми обложками журналов и ток-шоу. Фото: mt.news-front.info

Вся страна обсуждает неожиданное убийство и не менее неожиданное воскрешение журналиста Аркадия Бабченко. Еще во вторник вся страна и все международное сообщество было возмущено убийством журналиста, а уже вчера оказалось, что это была инсценировка, спецоперация СБУ, а Бабченко - жив-здоров.

Эта история подхлестнула дискуссии о предназначении СМИ, которые, по идее, должны работать фильтром правдивой информации. Многие комментаторы стали вменять в вину журналистам - мол, не разобрались, не заподозрили сразу, что убийство - фейк, и транслировали неправдивую информацию, которую распространили органы власти.

"Страна" поговорила с украинскими медийщиками, чтобы узнать, как они восприняли фейковую смерть своего коллеги, какие выводы для себя сделали, есть ли здесь действительно вина прессы, и к чему приведет весь этот разыгранный СБУ спектакль. 

Василий Голованов, генеральный продюсер телеканала NewsOne:

"Четко помню свои эмоции, когда стало известно, что Бабченко "убили". Я был в тот момент в эфире, как раз заканчивалась моя смена. Я не мог прийти в себя, был опустошен. Хотя я с ним не знаком лично и никогда не пересекался. Но сам факт, что можно просто так взять и убить журналиста в Киеве... Я не мог уснуть полночи, это для меня был действительно шок - я думаю, для многих моих коллег тоже. Не говорю уже про тех его близких людей, которые были не в курсе этой спецоперации.

А когда он оказался жив у меня были такие, двоякие чувства. С одной стороны - слава Богу, что живой. А с другой - нам-то как с этим дальше жить? 

Я думаю, в данной ситуации просто нелепо обвинять журналистов в дезинформации или недостаточном фактчекинге, поскольку все официальные источники подтвердили факт убийства. Журналист не может требовать - покажите тело, мы будем проводить опознание. Тело показывают только близким родственникам. Тем более, если о том, что это инсценировка, не знал даже министр иностранных дел Павел Климкин, который с высокой трибуны Совбеза ООН сообщил об убийстве - то уж простите.

В принципе, как нам объясняют профессионалы, подобного рода спецоперации проводятся. То есть это не ноу-хау наших спецслужб. Но насколько оправданно это было, насколько нужна была такая шумиха - тут мне судить сложно. Доказательств спецслужбы нам пока не предоставляют - говорят, ждите все в суде. Хотя обычно по таким резонансным делам различные пленки-доказательства публиковали и до суда - но в этот раз почему-то молчат наши правоохранители. Может быть, хоть на этот раз наконец-то решили по процедуре сработать, поскольку любое разглашение материалов следствия - это вообще-то нарушение норм закона. Нам анонсировали некоего Гражданина Г., притом что он гражданин Украины, якобы работающий на российские спецслужбы. Ну, ждем продолжения этого блокбастера. А пока верить на слово им сложно - мы уже раз поверили.

Но если как таковой теракт не произошел, то информационный теракт как раз удался. Поскольку цель в первый вечер и утро была достигнута - посеять панику, сомнения, страхи. Все это было вызвано, пока Бабченко не воскрес.

В конечном счете, во всех смыслах, выиграл, конечно, Аркадий Бабченко. Во-первых, он остался жив, слава Богу, долгих ему лет жизни и здоровья. О нем узнал весь мир, он получил сумасшедшее количество подписчиков в соцсетях, стал знаменитым. Осталось только выдвинуться в президенты - вслед за Иво Бобулом”.

Севгиль Мусаева, главный редактор сайта "Украинская правда":

"Заказные убийства в Украине стали чуть ли не обычным делом и уже ни у кого не вызывают удивления. Вспомните нашего коллегу Павла Шеремета, Максима Шаповала, публичную казнь Тимура Махаури, чеченского добровольца, убийство Амины Окуевой, покушение на Игоря Мосийчука.

Поэтому естественно, когда появилась новость об убийстве Аркадия Бабченко, ни у кого не возникло сомнений - именно по этой причине. Весь этот шлейф убийств, в том числе нераскрытых, не заставлял сомневаться в том, что это правда.

Лично для меня это стало шоком, я вспомнила 20 июля 2016 года, когда был убит Павел. Я заново пережила весь этот ужас, когда сообщают, что твоего коллегу убили, ты едешь на место, не веришь в это. Но в то же время, для меня эта история получилась достаточно циничной.

Когда в стране не раскрыты убийства журналистов 18-летней и 2-летней давности, журналисты, политики, общественные деятели точно могут сомневаться в эффективности правоохранительных органов. А тут после операции СБУ все они были внесены в список «врагов государства» (речь о списке, который на Фейсбуке опубликовала пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган, - Прим.ред.). Особенно странно было видеть в нем фамилию Мирославы Гонгадзе. И главный вопрос после всего этого остается. Оказалось, что наша власть, правоохранительные органы, могут создать любой фейк. Если это преподносится так, будто только это помогло спасти жизнь журналисту, то как такие фейки могут использоваться впоследствии, мне даже страшно предположить. Это просто создание новой реальности. Накануне президентской кампании, мне кажется, это может быть очень небезопасно, и думаю, будет использоваться властью для достижения каких-то своих целей. Но то, что это подорвало доверие к правоохранительным органам - я не сомневаюсь. Теперь журналисты будут очень сильно сомневаться в словах чиновников".

Денис Иванеско, директор информагентства "Українські Новини":

"Из "инсценировки убийства" Бабченко можно вынести два главных урока.

1. Существенное снижение доверия к силовикам и к власти в целом. Как им дальше верить? Мы в редакции приняли решение давать тексты ГПУ и СБУ не как факт, а через слово "заявляет". Эта форма более точно будет отображать их деятельность. Если ранее официальная позиция СБУ и ГПУ не ставилась под сомнение, то сейчас их информацию мы переводим в категорию “это может быть правдой” - сродни сообщениям в соцсетях. Это означает необходимость дополнительного изучения, проверки, поиска “второй стороны” и т.д.

Могла ли наша или другая редакция выявить инсценировку? Наверняка, но на это ушло бы значительно больше времени. В условиях плотного информационного потока тратить значительные ресурсы на фактчекинг очевидно правдивой истории могут позволить себе редакции, которые занимаются расследованиями, а не новостями. Но и их тоже можно обмануть при желании. А желание, видимо, у силовиков было.

2. Подрыв доверия к Украине на Западе. Круг украинских друзей не понял смысла инсценировки. Арлем Дезир (Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, - Прим.Ред.) отменил свой срочный визит в Украину, когда передовая группа уже окончила его подготовку. “Репортеры без границ” публично высказали возмущение. Многие лояльные к Украине дипломаты просто шокированы. Теперь они наверняка считают нас папуасами. Это провал! Инсценировка нивелировала колоссальную работу по формированию круга друзей Украины, тех, кто искренне хотел нам помочь.

Публичная ложь не может остаться без последствий. Знал ли об инсценировке президент? Будут ли ему пожимать руку, как это было до этого? А главе МИД? Главные последствия инсценировки - в долгосрочных решениях украинских партнеров. И они еще впереди”.

Вячеслав Чечило, главный редактор портала Capital.ua:

“Когда фейки продуцирует само государство, бороться с ними очень сложно.

Но - возможно, даже в этой ситуации. Для этого можно было пообщаться с врачами, которые "везли" Бабченко в “скорой”, и с медиками, которые констатировали "смерть" в больнице. Поверило бы общество? Да без проблем. Уровень доверия к государству на таком низком уровне, что ему проще не поверить, чем поверить. Если бы кто-то из СМИ еще 29 мая написал, что Бабченко не убивали - поверили бы этому СМИ? А у медиа и нет цели, чтобы им верили. Медиа просто должны делать свою работу.

Но я бы не стал называть всю эту историю каким-то приговором отечественной журналистике. Она, конечно, не умерла. Просто она у нас такая, какая она есть – очень простая, рассчитанная на хайп и быстрый трафик.

Серьезный факт-чекинг сейчас вообще мало кто делает. С одной стороны, а зачем? Фейки дают трафика даже больше, чем правда. С другой, серьезная журналистика просто не окупается. Полученный результат не окупает затраченных усилий. В стране нет читателя, готового «платить» за такое. В Украине не случайно нет ни одной деловой газеты, ни одной серьезной общеполитической газеты, ни одного умного толстого журнала, и так далее. Даже вроде бы серьезные новостные сайты разбавляют контент шуточками из интернета и перепечатками из Daily Mail. Читатель перенасыщен информацией, он хочет не новостей, а эмоций – он их и получает. Журналисты без особых усилий получают читателей. Все в целом вполне довольны сложившейся ситуацией”.

Антон Подлуцкий, соучредитель портала “КиевВласть”:

“Навык, который журналисты должны вынести из спецоперации Бабченко, древний и никогда не отменяемый: "Не верь никому, даже своей маме". Быть может, эта история станет первым антидотом от желания "быть первым" и гнать строку на основании постов в ФБ. А персонажам, которые никогда не имели к работе с информацией никакого отношения, но что-то кричат про фактчекинг (попросту говоря - проверку и перепроверку) скажу одно: смотрите меньше сериалов и поменьше сидите в ФБ. Займитесь своим делом.  Вина журналистов во всей этой истории если и есть, то отдельно взятых. Но не всего цеха.
И еще. Лично мое отношение к спецслужбам из  сектора "не доверяю" перекочевало в сектор "не доверяю вообще". Так что, если авторы операции по "воскрешению Бабченко" рассчитывали на возрождение доверия к силовикам - увы, они, мягко говоря, просчитались”.

Денис Попович, журналист:

“Так как я сам повелся на эту историю, проблему вижу в следующем.

На самом деле история с "убийством" (именно в кавычках) Аркадия Бабченко, по состоянию на вечер 29 мая, никаких сомнений не вызывала. Мы видели несколько официальных подтверждений полиции, не считая подробностей из ФБ Антона Геращенко, мы видели фоторобот подозреваемого, мы видели кадры с места событий, мы видели даже фотографию человека, похожего на Бабченко. Сомнений практически не оставалось, ну не считая некоторых несоответствий, например, почему мы видим лежащего человека в квартире, хотя говорили, что он умер по пути в больницу. Но это не влияло на общую картину происшествия.

И на следующий день все встало с ног на голову.

Я рад, что Бабченко жив, хотя и не знаю его лично. Искренне желаю ему здоровья, долгих лет жизни и всяческих благ. А также  не попадать в неприятные истории.

Но в этой ситуации вины журналистов не вижу, т.к. подтверждений было множество.

И теперь, к сожалению, мы можем прийти к ситуации, когда любая информация о резонансном убийстве, предотвращении теракта и.т.д, которая будет исходить от правоохранительных органов, может быть поставлена под сомнение.

Прецедент с Бабченко подорвал доверие к официальной информации, хотя это недопустимо.

Я отлично понимаю, что инсценировка убийств с целью поимки преступника - это часть оперативной работы, но до сих пор это делалось тихо, и уже потом по факту предъявлялся результат. Я не очень понял, ради чего понадобилось вводить в заблуждение практически полмира. Надеюсь, что для этого были очень веские основания”.

Андрей Блинов, шеф-редактор “Радио Вести”:

“Выводы можно будет сделать, когда станут понятны все последствия спецоперации. Сегодня либо мы знаем очень мало - либо ничего, кроме пиара, за делом Бабченко не стоит.

Что касается фактчекинга - справедливости ради, некоторые журналисты задались вопросом: так умер Бабченко в “скорой” или на полу прихожей?  Кто сделал фото с пулевыми ранениями, если он, по легенде, был ещё жив? Фактчекинг, да - это главное, что надо вынести журналистам из этой истории. И что нужно давать всю гамму версий, а не только официальную и самую очевидную, которая сама собой напрашивается”.

Александр Дубинский, журналист “1+1”:

“После этой истории уровень доверия к Украине в мире максимально снижен. Если до вчерашнего дня наши заявления о российской агрессии, политических убийствах встречали безоговорочную поддержку, то теперь слово “безоговорочно” мы вычеркиваем. Западное сообщество в целом было к Украине лояльно, поддерживало нашу позицию в конфликте с РФ. А подобного рода инсинуации - что важно, без предоставления железобетонных доказательств вины России, - приведут к одному: эта поддержка станет очень осторожной, если и вовсе не сойдет на нет.  Всем новостям и просьбам, даже если это будет на 100% правдой, просто так никто не поверит.

Многих официальных спикеров этой “спецоперацией” подставили. Как президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, который в день убийства Бабченко находился с визитом в Киеве и выразил обеспокоенность. Как Арлема Дезира, представителя ОБСЕ по свободе СМИ, который срочно вылетел в Украину - оказалось, зря. СБУ по сути выставили идиотами все международное сообщество. Эта инсинуация привела к тому, что вся иностранная пресса, журналисты, дипломаты выглядят использованными украинскими властями ради хайпа.

Я, конечно, не криминалист. Но как я понимаю, фактов того, что вообще планировалось убийство, может быть только два: передача денег за заказное убийство и передача оружия для его совершения. А все остальное - пиар. Шумиха в прессе, фотографии якобы застреленного Бабченко, собственно инсценировка - не является фактом и доказательством чьей-либо вины. Это все было сделано чисто чтобы показать, какие СБУ молодцы.

Видимо, с точки зрения СБУ, если бы они просто заявили о том, что предотвратили очередное покушение, на это бы просто никто не обратил внимания. Помните, они уже как-то покушение на Петра Порошенко предотвращали? И на Антона Геращенко? И что, кто-то поверил? Да все просто посмеялись.

И вот в какой мы оказались ситуации. Наши спецслужбы занимаются не борьбой с терроризмом - потому что если убийство заказано спецслужбой другой страны, это акт террора. Чиновники, отвечающие за нацбезопасность, руководствуются соображениями пиара. Им главное не спасти страну, не защитить человека - а пропиариться. Вот и все. Причем я уверен, если бы решили, что пиара было бы больше, если бы не дай Бог Бабченко убили по-настоящему, они могли бы пойти и на это. Пиар для них первичен.

И еще. У меня вызывает большие вопросы, почему не показывают заказчика, если его уже поймали? Это же вообще в традиции наших правоохранительных органов - еще до признания человека виновным в суде называть его преступником. А сейчас - тишина. Ни имен, ни скрытых видео- и аудио-записей в доказательство вины задержанного якобы организатора убийства - некоего гражданина Г. Главное - не назван заказчик. Конкретный человек, а не гипотетический Путин и Кремль.

Что было бы для меня показательно - если бы это дело было вторым МН17, сбитым малазийским боингом. Чтобы было четко доказательно в плане прослеживания вины России - кто, как, откуда, почему, зачем, с кем общался? Если бы это был настолько сильный кейс, я бы аплодировал. Это была бы прекрасная работа, которая бы показывала, как террористический режим РФ в Украине проводит политические убийства. А пока - слишком много вопросов”.

Сергей Томиленко, глава Национального союза журналистов Украины:

"Для меня это прежде всего история о журналистской солидарности. О неравнодушной поддержке, высказанной журналистам в Украине, которые ежедневно рискуют здоровьем, зная о системной безнаказанности за нападения на работников СМИ. О том, что украинские журналисты-расследователи и российская «Новая газета» объявили о начале собственного расследования убийства коллеги. Что международные организации однозначно осудили преступление против журналиста. Что представитель ОБСЕ по вопросам свободы медиа Арлем Дезир отменил все свои планы и улетел в Украину, чтобы выразить соболезнования родным убитого журналиста. Что НСЖУ инициировала назначение государственных стипендий детям убитого Аркадия. Что и для коллег, и для всего мира циничной была мысль подвергать фактчекингу официальные заявления об убийстве журналиста. И эта солидарность, очевидно, будет сильнее любых попыток спекулировать на “журналистской крови”. Или наоборот - поддержит наступление на агентов-подрывников, если их существование будет не фейком, в отличие от убийства журналиста, а правдой.

Сейчас все мы и наши международные партнеры ждем аргументов от официальных лиц в Украине - о том, зачем вообще нужна была эта спецоперация. Пока что этих аргументов ни мы, ни они, не слышим. И сомневаюсь, что наш МИД хоть кому-то рассылает разъяснения на тему этой “спецоперации”.

Если честно, наши западные друзья вообще не поняли, что это было. Арлем Дезир вчера вылетел в 17.00 с командой на встречу с журналистами и властями и уже в 19.00 был в Киеве. Вылетали - Бабченко был еще мертв, прилетели - а он уже жив. Они были в шоке. Насколько я знаю их никто не встретил из официальных лиц, ничего не объяснил. Они развернулись и улетели обратно в Вену на том же самолете. Хотя должны были пробыть в Киеве сутки".

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!