До сих пор поисковики находят в полях останки солдат, ордена, котелки и каски времен ВОВ, Фото со страницы Бачо Киро в фэйсбук
До сих пор поисковики находят в полях останки солдат, ордена, котелки и каски времен ВОВ, Фото со страницы Бачо Киро в фэйсбук

— Дед моего мужа брал Берлин... Вскоре, он был репрессирован. Лишен наград.

— Дедуля, лучшего друга в моем детстве не было! Бегать со мной по лесу, не чувствуя осколков в ногах, умел только ты.

— Баба пішла міняти одяг на їду, і ешелон розбомбили, ішла додому 8 місяців, за цей час моя мама з братом два рази пухли з голоду. 

9 мая закончилось. Позади остались митинги, драки и поливания зеленкой.

У каждого из нас свое отношение к этому дню: для кого-то — это траур, для кого-то — праздник, для третьих — и то, и другое. Не говоря уже о том, что сегодня в нем очень много политики, которая, порой, затмевает саму суть. 

"Страна" решила восполнить то, что вчера осталось за кадром — истории самих ветеранов, рассказанные в соцсетях теми, кому они дороги. И кто о них помнит. 

"Дед моего мужа брал Берлин" 

«Дед моего мужа брал Берлин. Когда оплот фашизма пал, за праздничным столом сказал членам своего танкового экипажа: «А, почему все говорят, что Сталин выиграл войну? Это же народ, ее выиграл…». Вскоре, он был репрессирован. Лишен наград. Умер от туберкулеза в 29 лет, — рассказывает в фэйсбук историю своей семьи известный журналист Инна Золотухина. — Мой дед прошел Финскую, Вторую мировую и Японскую. Служил в Понтонных войсках. Ушел сержантом, вернулся капитаном. Однажды встретил на военных дорогах, своего брата. Тот с ним попрощался. Мол, из следующего боя не выйду, застрелят свои. У брата был конфликт с командиром… 

Лично для меня 9 мая всегда был праздником. Дед доставал из шкафа пиджак в орденах (он, надевал его только раз в году) и мы шли на парад. По дороге, вопреки воли моей мамы дед покупал мне (вечно, болеющей простудами девчонке) мороженное. Смешно, но мороженное, я тоже ела раз в году — 9 мая. 

Сегодня, я могу есть мороженное каждый день ::))) Но, не могу спокойно смотреть как нашей памятью и болью наших дедов спекулируют все, кому не лень: русские, украинские националисты, политики. Особенно страшно на это смотреть учитывая, что сейчас (именно, в эти дни на территории нашей страны тлеет война и погибают люди). 

Я никак не могу понять, почему в Украине, где масса разумных людей не хватает силы воли прекратить спекуляции на тему ВО?! 
Неужели не очевидно, что нам надо просто вспомнить наших дедов, помянуть их, и сосредоточиться на решение насущных проблем. Конечно, прошлое забывать нельзя. Но, смотреть стоит только в будущее».

"Праздник, который у меня украли..."

Так начинает свой пост в фэйсбуке известный журналист Андрей Цаплиенко. 

"Девятое мая всегда был особым днем в моей жизни. Я гордился двумя своими героическими дедами. Дед Иван был бортстрелком, дед Витя — артиллеристом.

В детстве мне нравилось перебирать награды деда Ивана, которого я не знал, — он умер до моего рождения. И больше всего нравилось держать в руках неказистую, как мне казалось, медаль "За боевые заслуги" с прямоугольной колодкой. Самая первая награда бортстрелка тяжелого бомбардировщика.

Потом были и другие, одна из них с черно-оранжевой, гвардейской, лентой. И я никогда не думал, что меня будет тошнить от вида "георгиевской" ленточки. С помощью информационного культа "Дедывоевали" нас хотят вновь затащить в империю. Но, несмотря на то, что подвиги моих дедов превращены в оружие против Украины, это уже не получится. Украинский народ больше, чем любой другой, заплатил за Победу во Второй Мировой. А мы с вами потомки победителей. Слава Украине!"

"Все они мои, родные. Часть моей страны" 

"Сергей, Георгий, Георгий, Евгений, Дмитрий, Екатерина", — перечисляет имена своих родных человек, который публикуется в фэйсбуке под псевдонимом Бачо Киро. Вне соцсетей — он историк, долгое время посвятивший поиску останков советских солдат, и созданию Книги памяти.  

"Сергей ушел оборонять родную Одессу жарким летом сорок первого, — пишет Бачо Киро. — Закончил в Австрии, все так же рядовым. Между двумя этими точками был румынский лагерь для военнопленных, восстание, противотанковая артиллерия, благодарность командования за взятие городов Сольнок и Вена, медаль "За Отвагу". И ранения, оставившие глубокие ямы на теле и железку в колене. 


Георгий после срочной службы решил стать офицером. Под Феодосией в сорок втором высадился как адъютант командира 63 горнострелкового полка 63 горнострелковой дивизии, бывшей Грузинской. Погиб в степи где-то у Журавок, как утверждает донесение, захоронен в братской могиле на хуторе Розалевка, ныне несуществующем. Хотя фактически вполне возможно, все еще лежит под ковылями, продолжая ту атаку. Я хотел бы выяснить это точно, поэтому продолжаю ездить в Крым на Вахты Памяти. 


Старший Георгий, названный как и его брат, видимо, по святцам и еще из традиционной любви болгар к святому-воину, закончил войну подполковником. Ирония судьбы: если Сергей в 1941-м румын бил, то Георгий в 1944-м подвозил им боеприпасы, за что даже награжден орденом. 
Евгений до войны служил на крейсере "Червона Украина" в Севастополе, в боевых действиях участия не принимал, шоферил всю войну, с 1944 года участвовал в восстановлении Донбасса. 


Самый меньший из братьев Курдовых, Дмитрий, провоевал чуть меньше года. В ноябре 1943 г. ушел из родного села, превратившись в Гвардии рядового. В ноябре 1944 г. сложил голову в Польше и лежит на мемориале в Гарволине. Фотографии его не осталось.
Екатерина — старшая из двух сестер моей бабушки. Все трое, дочери сапожника, стали врачами. Сражались за солдатские жизни в полевых, как Катя, и тыловых, как ее сестры, госпиталях. В одном из них после войны Сергей встретил свою Валентину.

Все они мои, родные. Часть моей страны, часть ее земли и истории. Часть меня.

"Первый день победы без отца"

Для многих — очень недавней истории. 

 

Так, спикер СБУ Елена Гитлянская  выложила в сети портрет своего отца, военного врача, который дошел до Берлина.

Нынешний День Победы стал первым, который семья встречает без своего ветерана.

 

Напротив, бизнесмену Алексею Давиденко повезло больше. Его дед в свои 90 лет жив и здоров. 

"Пройшов своїми ногами всю війну в Першому Українському. Дійшов до Відня та поїхав додому будувати власне життя.

Дід все пам'ятає.

Сьогодні зранку попорав худобу, одягнув вихідний піджак з нагородами та поїхав велосипедом на Парад у центр села. 
Дід на Свято чекає.

Цього разу замість Параду та польової кухні, короткий святковий концерт та виступ воєнкома. Дід все розуміє.

Приїхав додому. Зараз сидить в тіньку під горіхом, п'є холодне бельгійське пиво та фантазує про наступні 10 років життя. 

Дід плани будує. Вони так навчені. Здобувати. Планувати. Будувати. Розбудовувати. Жити.

Зі Святом!"

"Выкинул ордена в Рейн"

Историей своей семьи поделилась и Мирослава Гонгадзе, вдова журналиста Георгия Гонгадзе. 

Она рассказала, что ее дед, Михаил Маланий, дошел до Берлина, а на обратном пути выкинул медали в Рейн. 

По поводу ее рассказа в фэйсбуке тут же разгорелась дискуссия. Многие читатели уверены, что дед никак не мог выкинуть медали в Рейн — если, конечно, воевал на стороне Красной армии. Просто география не позволяла. 

 

Впрочем, Мирослава не стала вступать в дискуссию. 

"Війна — це найгірше зло"

Война — это всегда страшно, больно, и не всегда можно сказать, кто герой, а кто — злодей.  

История родственников Мирославы Юнко — тому пример.  

Неоднозначно вели себя и те, кто боролись против советской власти. Вот что пишет об истории своей семьи Оля Чугункина.

"Два рази пухли з голоду" 

Многие и вовсе знают лишь отрывочные сведения о том, что довелось пережить их родным и близким.  

— Мій дідо пройшов війну, я теж ніколи не бачила медалі його, не показував (тепер шкодую), а баба пішла міняти одяг на їду, і ешелон розбомбили. Ішла додому 8 місяців, за цей час моя мама з братом два рази пухли з голоду, просили по людях. Так моя мама тільки плакала 9 травня, — пишет Tatyana Zelena. 

Психолог Анна Гуляева лишь в прошлом году узнала историю своего прадеда. 

"Это мой прадедушка Сергей и прабабушка Любовь... Прадедушка Лабузов Сергей Алексеевич, 1906г. Луганск. Призван в 1941г. Старшина. Погиб в бою 14 января 1945 г. Похоронен в Восточной Пруссии (Германия) Калининградской области, Нестеровский район, п. Фурмановка... Прабабушка воспитала двух сыновей...

Информацию про своего прадедушку я нашла только в том году... Жаль, что я уже не смогла рассказать об этом дедушке... Надеюсь что когда-нибудь я приеду в Фурмановку..."

Наконец, многие в этот день написали не о войне, а о том, какими были их деды. 

— Дедуля, лучшего друга в моем детстве не было! Бегать со мной по лесу, не чувствуя осколков в ногах, умел только ты, — пишет журналистка Рита Чимирис. — Теперь я все понимаю и знаю зачем. Помню. Люблю. Горжусь. Надеюсь, там, вверху ты увидел всех, кого потерял на той жуткой войне. И все понял. И всех простил.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!