Страна.ua
Страна.ua

- Кому пришла в голову идея организовать перфоманс на встрече двух президентов?

- К самой акции готовились мы недолго. Даже не помню, кто узнал о том, что в Киев приезжает Лукашенко. Мы не можем простить Лукашенко и его КГБшным псам похищения наших активисток в Минске 2011 года, куда они приехали поддержать белорусскую оппозицию. Мы следили за новостями в интернете, увидели анонсы и поняли, что пропустить такое для нас - было бы преступлением.

- Почему преступлением?

- Сам факт того, что Петр Алексеевич принимает в нашей стране диктатора уже о чем-то говорит. С диктатором нельзя вести диалог. Порошенко этой официальной встречей как бы лигитимизирует диктатора. Лукашенко людоед, которому доверять зазорно. Мы посоветовались и решили провести эту акцию. Мы пытались показать, что наша страна не должна иметь никаких общих дел с Лукашенко, не доверять ему и ничего с ним не подписывать. 

- Печерский суд Киева отпустил вас под личное обязательство. Как сейчас у вас складываются отношения с правоохранителями?

- Мера пресечения, на самом деле, несправедлива. Мне инкриминировали хулиганство с отягощающими обстоятельствами. Но это неправда, я не сопротивлялась, никому не угрожала. Это был просто акционизм. Возможно сыграло роль то, что акция была в Администрации президента. С другой стороны, я не понимаю, почему наш президент делает такие шаги (возбуждает уголовное дело - Прим.Ред.). Хочет выслужиться перед дорогим гостем? Или показать, что он уважает Лукашенко, или как он им дорожит? Правоохранители, когда меня задержали, не знали, что со мной делать. У них была паника. Им звонили сверху и говорили, что делать. Это не было обычное задержание преступника, против которого можно действовать в рамках закона.

- А что происходило после того, как вас полуголой вынесли из зала?

- Сначала меня вынесли. Охранник очень сильно сдавливал мне рот рукой даже после того, как вынес из зала. Он был такой крупный мужчина и рукой закрыл мне пол-лица. Потом меня на два с половиной часа закрыли в кабинете и все время вызывали полицию. Полиция почему-то ехала два часа. Первым ко мне зашел начальник охраны. Он сел передо мной и говорит: "Ты же красивая девушка, зачем тебе это нужно? Ты ведь нас всех под монастырь подвела." Они все были растеряны и боялись последствий.

- Их можно понять. На вашем месте мог оказаться куда более серьезный преступник с другими намерениями...

- Да, тем более зайти оказалось не так-то и сложно. Я прошла через рамку. Меня обыскали, изучили. Шла с невозмутимым лицом - не тронули.

- Но, по сути, вы выставили дураками всю службу охраны президента.

- Пусть работают лучше. Это хорошо, что Femen в своем мировозрении - антинасильственное движение и не использует никакого оружия, кроме внезапности и голого безоружного тела.

- А вы заметили, как отреагировали президенты и журналисты, когда вы выскочили перед камерами?

- Лукашенко, кажется улыбнулся. А Порошенко - стоял с каменным лицом. А вот журналисты, похоже, были шокированы. Реагировали молча и даже фотографии сделать не успели. Наверно растерялись.

- Как у вас получилось снять блузку так быстро? Чем нарисована была надпись?

- Акриловая краска. Сначала мы нарисовали надпись белым цветом, но она просвечивалась через одежду. Блузка на заклепках - так удобно. Краска не потекла, потому что в зале было прохладно. Мы зашли, ждали, я даже замерзла. К слову, вся эта конференция и ожидание было каким-то актом неуважения по отношению к журналистам. Мы все два часа прождали президентов, и за это время никто ни разу не вышел и не предупредил, что президенты задерживаются. Меня это добило.

- О чем вы думали перед тем как начать?

- Я не сомневалась, что смогу это сделать. Когда началась пресс-конференция, меня как толчком выбросило перед камерами. Это случилось в самом начале, поскольку цель была - сорвать встречу. Страшно не было, но очень хотелось поскорее совершить задуманное. Прокричать, показать камерам надпись.

- Как вы оцениваете работу охраны? Они профессионально сработали?

- Совсем нет. У меня было достаточно времени, чтобы отойти в ту часть зала, где их не было. Трижды прокричать "Жыве Белорусь", снять рубашку... Времени было достаточно.

- Вы давно в Femen?

- Еще со школы. Я сама из Хмельницкого. Однажды в кафе ко мне подошла Саша Шевченко (известная блондинка из движения FEMEN Александра Шевченко, которая выехала из Украины и сейчас живет в Париже - Прим.ред.) Я тогда была с парнем. Она подошла и рассказала о Femen. У меня глаза загорелись. Я тогда собиралась поступать в Киев. А парень мне говорит: "Не вздумай, они же там все лесбиянки". Так мы и расстались с ним. Потом я приехала в Киев, поступила в педагогический университет им. Драгоманова. Начала с Сашей ближе общаться. Первая моя акция была возле агентства УНИАН, против секс-туризма. На той акции мы были топлесс, но еще прикрывались. После этого я немного отошла от Femen, поскольку была еще маленькой девочкой и не была готова выходить на протесты топлесс.

-  Как у вас прошел этот перелом? 

- Человек взрослеет, развиваешься, проходит переоценка ценностей.

- Вы ощущаете какую-то угрозу для Femen? У вас есть враги?

- Конечно есть. Обычно это люди, которые просто не понимают и за сиськами больше ничего не видят. Это страшно, поскольку, как этого человека не пытайся переубедить из этого ничего не выйдет. Это, чаще, отдельные люди, на которых я не реагирую. Многим девушкам из Femen угрожали, это было и в 2013 году, когда их преследовали. Но я тогда не была активной в Femen.

- Femen это политическая организация?

- Нет

- А за чей счет вы существуете?

- У нас все работают.

- А кем работаете вы?

- Сейчас я работаю в детском садике. Преподаю английский язык.

- Вас еще не уволили?

- Не знаю. Завтра смена - узнаю. Я в садике работаю уже три года, никто не знал, что я участвую в Femen. 

- Вам платят за акции?

- Нет, все за свои деньги. Даже вся наша одежда это собранный реквизит. С миру по нитке.

- У вас есть поклонники? Кто это?

- Да, образованные не узколобые люди. Поддерживают в ФБ. Негатив он в основном примитивный. Пишут: "Лезь обратно на пальму", начинают бить на цвет кожи.

- А откуда ваши родители?

- Мой папа из Анголы, мама - украинка. Они давно познакомились в медицинском училище. Но папа умер. Давно.

- Как мама относится в вашему активизму?

- Раньше поддерживала. Но она не думала, что это достигнет таких масштабов и я замахнусь на встречу двух президентов. И она напугана, поскольку, когда идет уведомление о том, что ее ребенка могут посадить на 5 лет, как и у любой мамы у нее сейчас шок.

- Вы осознаете что вас сейчас могут посадить в тюрьму?

- Я думаю, что это будет последнее, что сделает президент на своем посту. Да, это может быть хулиганство, но не то, за которое нужно отправлять в тюрьму. Я не считаю, что я сделала преступление и не считаю, что должна отправится на зону. Это первое дело Femen, которое дошло до такой меры пресечения. Раньше если и были суды, то приговор максимум личное обязательство. Но мы все понимаем на что идем и у нас есть какая-то подстраховка в лице адвоката.

- А то, что вы подделали редакционное удостоверение по которому прошли в АП?

- Это еще не доказано. Должны быть результаты экспертизы и потом они уже будут мне что-то инкриминировать. Посмотрим. Не хочу забегать на перед.

- Вас на улицах узнают?

- Уже да. 

- Вы не жалеете, что вступили в это движение?

- Нет. С детства мне приходилось отстаивать разные вещи в отношении себя, доказывать, что я человек, что я украинка, что я имею такие же права, потому как в школе, когда меня послали на олимпиаду по украинскому языку я услышала  фразу: "Вы что, не могли белую девочку прислать?

- У нас еще много расизма?

- Да! Но благодаря такому давлению я смогла найти и реализовать себя. Например, в университете (им. Михаила Драгоманова - Прим.ред.), на паре по психологии преподаватель сказала, что у детей смешанных рас присутствует мусорный ген. Эти люди, якобы, склонны вести асоциальный образ жизни. Я сидела в аудитории, спокойно конспектировала и тут мои одногруппники начали на меня оборачиваться, смеяться и шушукаться, хотя это был только первый месяц учебы и меня никто не знал. Я была в шоке. После пары подошла к преподавательнице и спросила: как она могла такое сказать. Она что-то промямлила, что она не меня имеет в виду. С темы начала съезжать. 

- С какими проявлениями расизма вам приходилось сталкиваться?

- По-разному. Часто пытаются подшутить, используют слово "негр". Я считаю, что это слово нельзя использовать. Меня даже преследовали скинхеды, когда я была на втором или третьем курсе. Милиционеры на улицах тоже часто спрашивали у меня документы и, когда я давала им свой студенческий они говорили, что он не подходит. Начинали придираться. Но я знаю свои права. Но самое ужасное, с чем я в своей жизни сталкивалась это, когда мы с моей подругой были активистами во время Майдана, в 2014 году. Зашли погреться в здание КГГА, на улице было очень холодно. Хотели покушать и выпить чаю. И тут слышим фразу со стороны волонтеров, которые там раздавали бутерброды: "А что это? Негритоски будут есть нашу еду?". Нам стало безумно обидно. Было очень обидно услышать такое на Майдане, который боролся, в том числе, за право быть Европой. Мы такого не ожидали и ушли чуть ли не в слезах. Мы так расстроились, что даже скандалить не хотелось. У всех есть грань. Когда живешь в обществе хочешь, что бы оно было здоровым, а о каком здоровье тут может идти речь?

- Как вы думаете, в чем причина такого отношения?

- Низкий уровень образованности, узкий кругозор людей, которые не были никогда за границей и дальше своего села ничего не видели. Также проблема в воспитании, которое передается от родителей.

- Почему, с вашей точки зрения, акционизм с оголением груди производит такой шокирующий эффект на людей? 

- От дикости. Меня сейчас это поражает. Древние греки, например, не стеснялись своего тела. Делали изваяния и прочее. Отношение было другое. У нас же отношение к собственному телу, как к чему-то постыдному или запретному.

- А у вас есть парень?

- Да сейчас я живу с парнем, но все сложно. Он сложный человек. Умный, но консервативный. Из-за этого нам бывает тяжело. Но отношения эти уже заканчиваются. Ему сложно переступить через себя из-за его принципов. Но когда я шла в АП, он меня поддержал, сказал "Иди, вы...би их всех". 

- Какие акции Femen будут дальше?

- Будут новые акции, мы следим за событиями. Но я, скорее всего, пока под следствием принимать участия в них не буду. Сейчас лучше не усугублять.

- Некоторые политики осудили вашу акцию. Например, нардеп Виктория Сюмар назвала у себя на Facebook ваш поступок вульгарным, особенно на фоне войны. Дескать не время сейчас показывать сиськи. Вы согласны? 

 - А нормально президенту встречаться с Лукашенко, на следующий день после годовщину дня гибели Павла Шеремета, игнорируя день памяти? С Лукашенко, главным врагом свободы слова, из-за которого Шеремет вынужден был уехать из Беларуси. Это не вульгарно?

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!