Вчера нардеп от Радикальной партии Дмитрий Линько обнародовал фото указа Петра Порошенко о лишении гражданства народного депутата Андрея Артеменко и депутата Одесского городского совета, бывшего соратника Михаила Саакашвили - Александра Боровика. Указ датирован 29 апреля. В нем отмечается, что в соответствии с пунктом 26 статьи 106 Конституции Украины (президент принимает решение о лишении гражданства) и статей 17 и 19 закона Украины о гражданстве, указанные лица - Артеменко и Боровик, лишаются гражданства Украины. Возможный формальный мотив - наличие паспортов других государств (у Артеменко канадское гражданство, хотя он говорит, что от него уже отказался, а у Боровика - немецкое). Решение президента стало неожиданным не только для фигурантов, но и для общества. Ведь по Конституции гражданина Украины нельзя лишить гражданства. Сразу же заговорили и о политической подоплёке этого решения. Мы решили обратиться к Боровику, чтобы узнать, в чем мотив, причина и к каким последствиям может привести это решение президента.

— Когда вы узнали, что президент своим указом лишил вас гражданства, расстроились, обрадовались, удивились?

— Меня это удивило. Я знал, что в политике курсируют такие разговоры. Они, как правило, исходили от людей калибра Дейдея (Евгений Дейдей, депутат от «Народного фронта». – Прим.Ред.), Голубова (Дмитрий Голубов, депутат от БПП. – Прим.Ред.). Дейдей еще год назад собирал по Верховной Раде какие-то подписи. Голубов месяца полтора назад сделал какое-то заявление по этому поводу. Однако, я думал, что Петр Алексеевич, как видный госдеятель, окажется выше интриг. Но ошибся, он оказался серьезно вовлеченным в этот процесс.

— За что и почему, с вашей точки зрения, Петр Порошенко лишил вас гражданства?

— В этом решении есть как одесская составляющая, так и личный мотив Порошенко. Первое: им очень хотелось чтобы я ушел из горсовета Одесссы. Я до сих пор числюсь там депутатом. Если помните, в марте 2016-го года, горила выкинул меня из здания горсовета (речь идет об инциденте, когда депутат Одесского горсовета Дмитрий Палпатин обхватил Боровика за талию и вынес из зала на руках. — Прим.Ред.). Я пробовал как-то разобрать этот случай через суды, министерство внутренних дел. Я хотел, чтобы этический комитет или комиссия горсовета приняла какое-то заключение. Однако никто не вступился, не разобрался. Меня никуда не впускали, не давали слово, и стало очевидным, что участие в этом сборище невозможно. Я уехал.

— Уехал, но мандат не сложил, верно?

— Верно. Однако я допускаю, что в ближайшее время произойдет заседание горсовета, меня исключат и мое место займет кто-то из партии вампиров (видимо, речь идет о БПП. — Прим.Ред.).

— Вы сказали о личном мотиве Порошенко лишить вас гражданства. В чем он?

— Его личная неприязнь ко мне. С давних пор. Так было не сразу. В свое время, когда у меня были напряженные отношения с премьером Арсением Яценюком он меня где-то поддерживал, Порошенко это было тактически выгодно.

— Что значит поддерживал? Как?

— Он посылал мне положительные сигналы, через Саакашвили — приветы передавал, респекты. А потом я дал интервью Bloomberg, в котором назвал Порошенко — главным олигархом. И сказал, что он и его команда — выходцы из постсовдеповского истеблишмента с соответствующим менталитетом, поэтому никаких реформ от него ожидать не стоит. Порошенко это очень разозлило. Наши отношения испортились. Сперва он не хотел, чтобы я шел в качестве кандидата на мэры Одессы, около двух месяцев шли переговоры. Потом его поставили перед фактом, что это случится. Он очень злился. А потом случился смешной эпизод. Первого января 2016-го года я опубликовал в ФБ пост с альтернативной новогодней речью президента (меня вдохновил аналогичный пост журналиста Анастасии Рингис). Порошенко его прочел и три раза, в Новогоднюю ночь звонил Саакашвили, чтобы я этот пост снял.

— И вы сняли?

— Конечно нет. Но сам по себе случай — реакция Порошенко на критику — очень смешной и репрезентативный. Тогда Саакашвили пытался объяснить Петру Алексеевичу, что он не контролирует мой Фэйсбук. Саакашвили никогда не вычитывал мои посты, но всегда передавал реакцию президента на них, которая большей частью была негативной.

— Вы критиковали, а Саакашвили нет. Почему?

— Если помните, был в истории такой феноменальный этап, когда формально Саакашвили и Порошенко были союзниками, они состояли в таких дружеских-полудружеских отношениях. Но я был единстенным из команды, кто первый нарушил пакт о ненападении. Мне это вроде как санкционировали, и всегда давали знать. Был еще один смешной эпизод, когда Саакашвили пришел к презденту на встречу и он с порога показал ему распечатанный текст моего поста на ФБ. Саакашвили уточнил: откуда у тебя распечатка, Петр Алексеевич? Прездент ответил: "СБУ передало". Мы еще долго смеялись над тем, какими важными госзадачами занимается СБУ.

— По вашему ощущению, является ли "гражданский" указ президента намеком оставшимся в Украине членам грузинской команды, что с их гражданством может случится та же история, что и с вами?

— Ничего не запрещает принять такой указ, приостанавливающий гражданство Саакашвили. Порошенко хитрый политик, он запускает в воздух балон с газом, чтобы проверить реакцию общества. В данный момент, вот прямо сейчас он нас всех с вами проверяет.

— И какой реакции он ждет?

— Через субботу-воскресенье тема уляжется, праздники, Евровидение. Лишенные гражданства уже не будут никого интересовать. И народное мнение сформируется: так можно, это допустимо. Если ты установил прецендент, который общественность приняла и проглотила, тебе легко его повторить в будущем. Черта пройдена. Точно так же мы говорим о нулевой толерантности коррупции, но случается подвижка, и мы это принимаем. И нет никакой нулевой толерантности. А раз мы это принимаем, мы открываем дорогу для похожего прецендента. Естественно, Саакашвили это не Боровик. И в отличие от меня у Саакашвили нет второго гражданства. Он станет апатридом, лицом без гражданства. Естественно, это сделало бы жизнь человека очень тяжелой. И это — шантаж чистой воды со стороны Порошенко. Саакашвили сейчас нужно принять решение, как жить и действовать дальше при такой угрозе. Если он будет продолжать критиковать олигархический истеблишмент, то должен понимать, что станет апатридом. И не факт, что общество возмутится настолько, чтобы его услышали. И суды будут на стороне президента, они подконтрольны его структурам.

— По данным народного депутата Виталия Куприя, толко в Верховной Раде есть 100 депутатов с двойным гражданством. Порошенко намекает Саакашвили, или возможно кому-то еще?

— Все затаили дыхание. Теперь они знают, что президент лишает гражданства. Это можно делать намного тише, чем в случае со мной и депутатом Артеменко. Но одно дело, если тебя лишают гражданства и ты остаешься жить в Германии, как я, другое дело – ты остаешься с синтетическим гражданством какой-нибудь Мальты, или Кипра, то есть без места жительства и социализации. Это напрягает.

— Какими будут ваши ответные действия на указ Порошенко?

— Поскольку это политический акт, то и бороться с ним нужно в русле политических действий. Можно обратиться в суды, но не в украинские. В Украине нет судов. Обратиться в европейские инстанции. Я буду ходить и всем рассказывать о политической расправе. О том, что я — гражданин Европы, однажды поехал в Украину, где пытался принимать участие в политических процессах, в том числе, в должности замминистра наблюдать как расходуются европейские фонды. И за это поплатился.

— Будете ли вы через суд пытаться восстановить утраченное гражданство?

— Давайте будем откровенны в том, что украинское гражданство кроме сентиментальной, не представляет никакой другой важности. С украинским паспортом тебе нужна виза во все страны, тебя не приедут спасать украинские сотрудники СБУ, если тебя взяли в заложники. Не прилетит министр по чрезвычайным ситуациям на вертолете спасать меня, если я попаду в цунами. Если я потеряю паспорт, меня в лучшем случае отправят домой со справкой — делать новый. В украинском консульстве любой страны ваша жизнь так же безразлична, как и внутри страны. Там с тобой будут говорить через рупор, и назначат приемный день. На самом деле очень многие страны строили свою реформаторскую экономическую политику на реимиграции. Это то, что Украина не делает вообще. К слову, вся эта история очень показательна для диаспоры. Порошенко продемонстрировал всему миру, что реимигрантам не рады, их держат на вытянутой руке.

— Обсуждали ли вы с Саакашвили ваше гражданство?

— Когда я уехал из страны наше общение стало ограниченным. Для Саакашвили я стал не очень удобным союзником по ряду причин. Это было перед грузинскими выборами, когда у него случилось кратковременное перемирие с Порошенко. А я был установившийся критик президента и его команды. Но главное, что к тому времени я сам не знал, какова моя роль. Я пробовал несколько вещей, оно не пошло. Я ехал в надежде, что Украина хочет изминений, и каким-то образом стал политиком. Я этого не хотел. Потом я начал смотреть на финансовую составляющую. Два года я фактически не зарабатывал деньги, и мне нужно было принять решение, как жить дальше. Уехал. Общаться с Саакашвили стали реже.

— Чем вы сейчас занимаетесь, если не секрет?

— Работаю в одном европейском стартапе в области космических технологий. Живу в Мюнхене, много езжу между Берлином, Лондоном и Парижем. На самом деле никто не знал, есть ли у меня второе гражданство — ЕС или Германии. Для меня Германия сделала исключение, это факт, однако в последний раз Украина видела мой паспорт два года назад, и мало ли, что могло с ним случится за это время.

— Вы считаете, президент должен был уточнить, изменилось ли что-то в вашей жизни?

— Как минимум, они должны были поинтересоваться, что с моим гражданством. Если ты внезапно становишься апатридом, тебе выдают карточку ООН, с которой невозможно никуда ни въехать, ни выехать — отвратительный статус. Я встречал таких людей. Как правило они из недемократических стран. В 20-ом веке это были, диссиденты . Сейчас среди таких людей много, так называемых, условных террористов, людей, представляющих угрозу обществу.

— Какие юридические и репутационные последствия повлечет за собой этот случай?

— Буду консультироваться. Чтобы не случилось, я это переживу. Вопрос в том, какой шаг сейчас сделает Украина. Для страны этот прецедент интересный экзамен. Ни один гражданин родившийся в Украине не может быть лишен гражданства, если он этого не хочет. В США в последний раз в 1966 году лишили гражданства человека не по его воле, но Конституционнный суд принял решение, что решение администрации было неконституационным. Ему вернули гражданство. Все зависит от того, будут ли в Европе рассматривать этот поступок как политическую репрессию. Как правило считается что это – суверенное право государства как и право применять правосудие. Но если государство применяет это право в политических целях, то вопрос выходит в круг интересов междуародной общественности. Естественно, я объявлю немецким властям об этом инцидент на встрече через несколько дней.

— И что вы им скажете?

— Моя позиция будет такой: Украина неправовое государство. Безусловно, Европа и Германия должны поддерживать Украину в тот момент, когда она стала предметом агрессии со стороны России. В то же время нельзя поддерживать олигархический государственный аппарат Порошенко и постсоветский коррупционный истеблишмент. На Западе это прекрасно понимают.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!