Фото:
Фото: "Страна"

Бывший глава фракции Партии регионов Александр Ефремов восьмой месяц находится под арестом. Его обвиняют в организации захвата здания Луганской обладминистрации, пособничестве в захвате Управления СБУ в Луганской области, посягательстве на территориальную целостность, содействии созданию террористической организации, а также в государственной измене. Это первое интервью 62-летнего политика с момента его задержания. "Страна" передала вопросы Александру Ефремову через одного из его адвокатов, вынужденных ездить в суд на расстоянии 750 километров от Киева в Старобельск Луганской области. Ответы от Ефремова мы получили в письменном виде на 12 листах.

- Вас обвиняют в сепаратизме и государственной измене. Осенью комментируя ваше дело, генпрокурор заявил: "Это едва ли не первый и единственный за все время моей работы фигурант, к которому у меня резко негативное отношение. Этот человек открыл двери войне в нашей стране - я в этом уверен". Что вы ответите на эти обвинения?

- Материалы, собранные подчиненными Генпрокурора, доказательств хоть каких-то фактов моих противоправных действий не содержат. Судьям просто дают команду не выпускать меня из-под стражи. Поэтому и решения судов чем дальше, тем более нелепо выглядят. Когда в феврале 2014 года мои коллеги покинули Украину, я считал это малодушием и предательством по отношению к тысячам однопартийцев. Я принял решение не только остаться, но и позволял себе отстаивать не провластную точку зрения. Уже тогда было мало журналистов, которые могли бы давать объективную оценку происходящему. В полную мощь заработала государственная пропагандистская машина. На меня посыпались самые нелепые обвинения. Оправдываться было практически бессмысленно т.к. на каждое слово в ответ получал десятки других, еще более нелепых обвинений. А учитывая, что другой более известной кандидатуры из лагеря "бывших" в Украине не осталось, вот с меня и формировали образ врага. Вижу, что сегодня начинает происходить переосмысление и ситуация меняется. Получаю множество одобрительных сигналов и заверений в поддержке. Что же касается Луценко и его заявлений, то уверен, что они продиктованы его склонностью к популизму и желанием поднять свой рейтинг. С юридической точки зрения его действия и заявления часто бывают противоправными. Думаю, в исторической перспективе его время пребывания на данном посту назовут временем правового нигилизма. Надеюсь, оно будет непродолжительным. Интересна тема, кто открыл двери войны? Представленные в моем деле материалы дают четкую картину буквально по-фамильно. Так вот там фигурируют фамилии людей из нынешней власти, в том числе и близкие к Луценко. К разочарованию своего шефа, похоже, его подзащитные "вышли на самих себя". И именно поэтому это дело для слушания отправили как можно дальше (750 км от Киева), ограничив возможности объективного освещения. А штатные провластные пропагандисты продолжают озвучивать затертые штампы, многие не познакомившись даже с материалами следствия. Так что впереди может быть много интересного.

- Предлагали ли вам пойти на сделку со следствием? Если бы предложили, что бы вы предпочли?

- Луценко предложил мне публично пойти на сделку. Я ему, также публично, ответил, что совестью не торгую, а другого мне предложить нечего. Кстати, за восемь месяцев содержания в тюрьме следствие ни разу меня не допросило. Один раз сделали попытку, затем после моих ответов резко все оборвали, а следователя, который пытался это осуществить мгновенно отстранили от дела. Подумайте, почему?

- Искали ли вы возможность обратиться к Петру Порошенко, которого давно и хорошо знаете? Как вы считаете, что он думает о вашем деле?

- Нет, не искал. Нужно быть совсем наивным человеком, чтобы не понимать, что мое противоправное задержание и последующий арест был им одобрен. Я слишком хорошо знаю систему, чтобы верить в обратное. У меня был с ним разговор на эту тему сразу после его избрания. Он четко знает и сам это подчеркивал, что нарушений закона с моей стороны не установлено. Но когда все разваливается, нужно же на кого-то переводить стрелки. Хотя, если бы тогда последовали моим советам, то войны в Украине не было бы. И цена вопроса была бы мизерной по сравнению с тем, о чем идет разговор сегодня.

- 23 февраля 2014 года вы от имени Партии регионов осудили Януковича, назвав его предателем. Почему вы сделали это заявление? Предполагали ли вы, что в дальнейшем вас ждет судебное преследование? Если б знали, то может быть заявили в тот день о чем-то другом?

- Это было мнение членов президиума политсовета партии Регионов. Мне было поручено его озвучить. Хотя, безусловно, многое из того, что сказано, я поддерживал тогда и согласен сегодня. С того момента, когда он покинул страну, мы не общались. Не хотел бы давать какие-либо оценки, не выслушав человека. Мы часто называем трусом человека, когда он просто застигнут врасплох. А проявленная храбрость, как правило, означает всего лишь, что он был подготовлен. Что касается судебного преследования. Я знаю тех, кто у власти сегодня. Умом понимал, что это может быть, сердцем – не хотелось верить. Поэтому отношусь к данному как к испытанию судьбы. А если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, значит, ты не понял шутки. Нельзя убивать в себе веру, в том числе и в людей. Все-таки подлецов значительно меньше. Просто бывают периоды, когда они более востребованы.

- Можете ли вспомнить момент, когда осознали, что на Донбассе начинается война? По вашему мнению, можно ли было ее избежать?

- Да, помню этот момент. Но, думаю, в моем положении говорить об этом преждевременно. Прошу понять правильно. Сильно пытался переубедить представителей нынешней власти, но не получилось. В тот момент я был уже просто человеком с опытом, но уже без полномочий. Был убежден тогда и остаюсь с этим мнением сегодня: украинскому народу эта война не нужна и ее можно было избежать.

- Обвинение ссылается на показания свидетелей, в частности Владимира Ландика, который заявил, что на встрече с советником Владимира Путина Сергеем Глазьевым в начале 2014 года вам стало известно о намерении России захватить часть Украины. И что этот вопрос обсуждался вами. Была ли такая встреча, и что вы знали о планах России?

Это ложь. Человек, от которого он это, якобы, слышал, на перекрестном допросе в генеральной прокуратуре высказался еще более определенно, что это бред сумасшедшего. Я никогда с Глазьевым не встречался. Ни с ним, ни с кем-либо другим эту тему не обсуждал.

- Какая причина вашего конфликта с Ландиком? У вас всегда были с ним натянутые отношения?

- У меня с ним конфликта нет и никогда не было. Я просто не потакал ему в решении его бизнес-вопросов. А на его манеру действовать через шантаж ответил еще приблизительно 4-5 лет назад официально на пресс-конференции в стенах Верховной Рады. Комментировать его выступления и высказывания, с моей точки зрения, должны медицинские работники. По прошествии времени только убеждаюсь в правоте данного. А вообще, давайте зададим вопрос, кто бы о нем слышал, если бы он не пиарился на моей фамилии? Кстати, в этом он не одинок. Таких есть несколько. Просто это обратная сторона публичности.

- Ходит очень много слухов о том, что Болотов и Плотницкий ранее работали на вас? Тот же Ландик говорил, что Болотов был вашим водителем и охранником. Насколько это правда?

- Это фейк. С Болотовым и Плотницким я не знаком и никогда с ними не встречался. Мои водители со мной работают много лет и фамилии их известны. Все знакомые со мной люди их знают.

- Были ли вы знакомы с Болотовым до начала событий 2014 года? Встречались ли вы после этого? Вели ли переговоры с иными лидерами сепаратистов?

- На часть этого вопроса я уже ответил. Что касается окружения Болотова или Плотницкого, то я даже не знаю, кто в него входит.

- Часть людей, которых вы хорошо знаете и тесно с ними работали, теперь работают на "ЛНР" - Родион Мирошник, Валерий Мануйлов, Манолис Пилавов. Общались ли вы с ними после этого?

- К сожалению, такие конфликты не проходят бесследно.  Порою рушатся семьи и по разные стороны оказываются родные братья. Это трагедия людей. Мирошника и Пиляева я знаю. С В.Мануйловым не знаком. Когда последний раз общались, уже даже трудно припомнить. Два с половиной года я не был на малой Родине.

- Какова судьба вашего имущества и бизнеса вашего сына на подконтрольных сепаратистам территориях? Ваши оппоненты говорят о том, что беспредел в Луганске совершенно не затронул ни вашу собственность, ни имущество членов вашей команды.

- Это неправда. Мой дом был ограблен мародерами, все ценные вещи украдены, да и многое из не очень ценного тоже. Жене трудно об этом рассказывать, а сам я еще не видел. Последний раз, когда я имел возможность разговаривать с сыном, он мне сказал, что многие объекты были разрушены в результате обстрелов.

- Почему, по вашему мнению, ваше дело оказалось в Старобельске? Ваша защита нам рассказывала, что ваше дело путешествовало по Луганской области, как львовский мусор по стране - то его передали в Сватово, то в Апелляционный суд в Северодонецке, теперь в Старобельск. Сторона обвинения решила, что ваше дело в силу преступления, в котором вас обвиняют, - должно рассматриваться на территории Луганской области. А каково ваше мнение на этот счет?

- Мое дело вначале передали в суд города Сватово. Но там не смогли сформировать коллегию. Насколько понимаю, судьи не хотят связываться с политическими процессами. Старобельский суд принял дело. На первой стадии несколько судей взяли самоотвод. Но сейчас коллегию сформировали и, я надеюсь, что процесс затягивать не будут. Думаю, передавая дело сюда власти преследовали две цели: убрать ненужную им публичность и высшим цинизмом являлось бы принятие решения в родном для меня регионе. Учитывая полное отсутствие доказательств моей вины в деле, осуществить последнее будет трудно. Разве, что через колено поломают судей. Но здесь дело даже не во мне. Рядом сидят мэры городов, председатели советов, руководители предприятий по тем же надуманным статьям. Они остались в Украине и их бросили в тюрьму. Сидят уже по 2-2,5 года. В делах нет ничего. Принять решение и отпустить их судьи боятся, а осудить не за что. Да и кому-то необходимо будет нести ответственность за то, что невиновных людей столько времени унижали в тюрьме и на этапах. Мы должны понять, пока невиновный человек не сможет выиграть дело в суде у власти, ничего в стране не изменится! Сюда регулярно приезжают представители ОБСЕ, комиссариата ООН по правам человека, все протоколируют. Но лидеры, послы западных стран почему-то молчат. Меня это удивляет, раньше их активность была другой. Со многими разговаривал лично. Что изменилось сегодня? Почему – двойные стандарты? Ведь наказывать невиновных и не наказывать виновных – это верный способ разложить нацию. Может, от нас этого и хотят?

- Ваш французский адвокат заявляет, что высоко оценивает ваши шансы выиграть дело в ЕСПЧ. Какую сумму вы попросите в качестве морального ущерба?

- Да, надеемся, что европейское правосудие нас услышит. Я не хотел бы что-то получить от государства. За ошибки должны платить конкретные люди. Логично было бы депутатам принять закон, что за вынесение противоправного решения ответственность несет судья, который его принял. И он должен компенсировать ущерб. Тогда бы многие задумались, нужно ли потакать незаконным указаниям, которые поступают из властных кабинетов.

- А каковы шансы вашего дела в Украине?

- Пока вижу лишь карьеристов-прокуроров и испуганных судей. Пятый раз продлевают содержание за решеткой. Посмотрим.

- Как проходят ваши будни? Тимошенко, например, занималась спортом, Луценко читал книги, а что делаете вы?

- В предоставленной мне камере руки в сторону развести невозможно, не то, что спортом заниматься. Металлические двери опечатывают двумя печатями. Прогулочный дворик в зимний период также не пригоден для занятий спортом. Зато стал понимать, что одиночество приятно в меру, но когда ты должен поглощать его лошадиными дозами, оно делается невыносимым. Так что обретаю опыт, которого раньше не имел…

- Теперь, спустя 3 года после событий на Майдане и последующей за ними смены власти, как вы думаете, можно ли достичь мира на востоке Украины? И как реинтегрировать Донбасс?

- Уверен, что да! Но как сделать – это отдельный осмысленный разговор. Готов его продолжить. А данное интервью хотелось бы закончить тревогой за то, что я вижу. В Украине укореняется мода на примитивных политиков. Чем банальнее речи ты говоришь, тем больше у тебя шансов понравится. Мы должны понять, что демократия хороша тогда, когда общий уровень культуры и образования в государстве довольно высок. Именно культуры и образования, а не наоборот.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!