http://dniprograd.org/
http://dniprograd.org/

Страна" продолжает проект по отбору кандидатов на должность главы Национальной полиции из 10 претендентов. В финал выйдут трое. Их определят члены консультативной отборочной комиссии по итогам интервью 30 января. В этот день кандидаты будут отвечать на одинаковые вопросы, а результат их ответов оценят по пятибальной шкале. Следом за этим глава МВД Арсен Аваков выберет одного — главного, которого и подаст на утверждение главе правительства. Мы решили составить свой перечень из 13 вопросов и задать их кандидатам, вышедшим во второй тур конкурса.

Сегодня мы публикуем второе интервью из цикла с адвокатом Алексеем Шевчуком.

— Назовите ваши первые пять шагов на должности начальника Национальной полиции.

— Первое — создать лучшую Полицейскую академию в мире. Чтобы значок и форма выдавалась не бывшим учителям и спортсменам, прошедшим трехмесячные курсы, а профессионалам, авторитетным. К сожалению, время селфи прошло, теперь пора учиться.

Второе — внедрение программы «Народный шериф». Это создание некоего симбиоза советских народных дружинников и американских помощников шерифа. Это позволит ввести в правовое поле «добробатовские» движения, возникшие в стране со времени начала военных действий в зоне АТО.

В третьих, работу полиции необходимо сделать более «прозрачной» в прямом и переносном смысле – от публикации всей отчетно-финансовой документации до установки прозрачных стеклянных перегородок во всех местах прямого контакта граждан и сотрудников полиции.

Четвертым шагом будет полная «компьютеризация» полиции. Я, конечно, понимаю, что для внедрения программы «Робокоп» у нас еще банально не хватает технологических и финансовых мощностей. Да и этических проблем при применении роботов в полиции не избежать. Помните, когда полиция Далласа в прошлом году впервые применила робота для уничтожения террориста в США, это вызвало очень много споров. Но вот создать единую онлайн-систему приема, регистрации, учета, рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях и происшествиях, выявленных и раскрытых правонарушениях – вполне реально. В свое время никто не верил, что в Украине заработает электронный суд, но волонтеры из проекта igov.org.ua доказали обратное. И заметьте, без копейки государственных денег. Поэтому точно также с помощью волонтеров или иностранных грантов можно качественно преобразовать современную полицию – создать удобные информационные базы данных, электронные службы сервиса и так далее. В результате проведение элементарных действий, таких как регистрация авто, получение загранпаспорта и так далее вообще перестанет ассоциироваться с людьми в погонах.

Ну и наконец, следует наладить реальный общественный контроль за деятельностью полиции, что может обеспечиваться проведением таких мероприятий, как общественный мониторинг, общественная экспертиза нормативных правовых актов полиции и МВД, проведения различного рода консультаций между обществом и государством, а также ежеквартальных отчетов начальников полиции перед населением.

— Каковы, по вашему мнению, причины всплеска преступности в последние годы и какие первоочередные меры по борьбе с ним вы планируете?

— Причин для всплеска преступности так много, что я, на самом деле, даже удивлен, что у нас он еще не настолько катастрофичен, как могло бы быть. «Закон Савченко» сработал лишь во вред – только в 2017 году из-за его, мягко говоря, неразумным нормам предусматривается освобождение почти 50 тысяч преступников. Сделал свое дело и печально известный закон о люстрации, в результате которого были уволены профессионалы, знающие свое дело (по словам Деканоидзе, только в Киеве уволили 80% руководящего состава правоохранительных органов), выхолостил правоохранительную систему. Это вполне прогнозируемо привело к снижению раскрываемости преступлений и отсутствию координации действий силовых органов. Это уже не говоря о глубинных общественных потрясениях, которые в любую эпоху приводили к увеличению преступности. Я говорю об ухудшении экономической ситуации в стране и ведении военных действий на Донбассе. В результате мы имеем рынок нелегального оружия и множество недовольных граждан. Мягко говоря, взрывоопасный коктейль. Поэтому выход из этой ситуации я вижу только один – перенастроить работу полиции на тесный контакт с обществом. И когда «человек в погонах» будет защищать не какое-то абстрактное право, но свой город, район, двор – преступность пойдет на убыль сама собой.

— Как вы оцениваете проведенную реформу МВД, основными идеологами которой были Хатия Деканоидзе и Эка Згуладзе?

— Общий вывод вполне конкретен – отличное начинание, которое застопорилось и начало пробуксовывать и которому нужен «волшебный пендель», что все заработало как надо. В данный момент я участвую в конкурсе на должность руководителя Национальной полиции Украины. Так что не исключен вариант, что этот пендель придется провести мне самому. А если серьезно, то уже составлена программа реформирования полиции, и мне самому интересно, как ее оценят члены конкурсной комиссии.

— Считаете ли вы в таком случае необходимым вернуть в полицию бывших сотрудников МВД, имеющих опыт, но не прошедших переаттестацию?

— Создание радикально обновленной в кадровом плане украинской полиции – правильный шаг, но поспешный. История учит, что агентура, опыт и профессионализм не появляются за короткий срок. Сто лет назад уже было нечто похожее. 10 ноября 1917 г. НКВД РСФСР издал постановление «О рабочей милиции». При этом о каких-либо конкретных формах организации милицейского аппарата речи не шло. Это объяснялось опорой большевиков в строительстве нового государства на идею государства-коммуны, при котором порядок должны охранять «сами вооружённые рабочие и крестьяне, сам вооружённый народ на основе добровольной, временной и безвозмездной службы». И потом два года милиции практически не было, преступность выросла в 35-40 раз, но лишь в 1919 году для милиционеров ввели военную дисциплину, обязательное обучение сыскному делу и вернули старые кадры. Помните старый советский фильм "Рожденные революцией"? Там есть хороший пример, как решается проблема, с которой мы столкнулись. Так вот, чтобы сбить волну грабежей и убийств, тогда в правоохранительные органы позвали бывших следователей из царской охранки. Ведь даже пламенным революционерам, которые испытывали классовую ненависть ко всем бывшим, было понятно, что матросы и селяне без знания основ криминалистики и юридического образования просто не справятся. К сожалению, история не позволяет пользоваться «копи-пастом». И «просто» вернуть в новую полицию старые милицейские кадры сегодня просто бессмысленно. Вывод один – анализ проблемных участков и конкурсные назначения по всей стране. Подходит специалист по профессиональному признаку – значит, его нужно брать без оглядки на «люстрацию» и служение «преступному режиму», не подходит – не брать. Основа хорошей полиции – это ее полная аполитичность и децентрализация.

— Как вы оцениваете работу патрульной службы полиции? Считаете ли вы необходимым сохранения патрульных в качестве независимой от местных полицейских структур службы, либо вы считаете целесообразным их переподчинение районным или областным управлениям полиции?

— Патрульная служба – это часть целого. И здесь, наверное, следует говорить о другом — что деятельность всей Нацполиции должна быть полностью отделена от деятельности профильного министерства. То есть полиция должна законодательно и финансово нести ответственность перед администрацией МВД, но функционировать самостоятельно.

— В чем, по вашему мнению, причина трагедии в Княжичах? Кто в ней виноват и что нужно сделать, чтобы подобное не повторялось впредь?

— По сути, уже сформирована и растиражирована в СМИ официальная версия - причиной трагедии стала служебная халатность руководителей операции по задержанию банды грабителей. В свое время Юрий Луценко называл еще две причины - отсутствие на автомобиле Госслужбы охраны проблесковых маячков, по которым ее можно было бы идентифицировать. В качестве еще одной возможной причины Луценко указал то, что руководство операцией приказало штурмом освобождать задержанных правоохранителей без проведения предварительной разведки ситуации. Но все это оценка внешних факторов. Проблема же намного глубже – отсутствует психологическая готовность полицейских к чрезвычайным и стрессовым ситуациям на работе. Трагедия в Днепропетровске произошла, потому что копы слишком поздно нажали на курок, а в Княжичах – потому что сделали это слишком рано. Да и вряд ли все дело в одной лишь халатности. В эту версию можно было бы поверить, если бы перестрелка произошла поздно ночью, а все участники трагедии были в гражданской одежде. На интуитивном уровне я склоняюсь к мысли, что кто-то «заметал следы», но не смог до конца просчитать развитие ситуации. Иными словами, произошла накладка халатности, коррупции и недостаточной эффективности реформ в полиции. Чтобы подобного не произошло в будущем, необходимо хотя бы ужесточить Дисциплинарный устав Нацполиции, увеличить срок подготовки оперативных работников и провести оптимизацию работы структурных подразделений МВД.

— Что вы думаете о расширении полномочий для полицейских – стоит ли это делать? К каким последствиям это может привести?

— Как мы помним, поводом для работы над концепцией изменений по расширению полномочий правоохранителей стало убийство двух патрульных в Днепре 25 сентября. Странно, что у нас для проведения реформ все время требуется какой-то мощный общественный раздражитель. Точно так же, как был проведен на законодательном уровне запрет азартных игр после пожара в одном из игорных заведений. Что касается расширения полномочий для полицейских, то в концепции есть много позитивных моментов. Так можно только приветствовать усиление ответственности за оставление места ДТП, усовершенствование временного задержания транспортных средств. Также для полицейских предлагается ввести принцип беспрерывности, что значит обязанность реагировать на преступления независимо от должности, местонахождения и времени суток. Что же касается скандальной «презумпции правоты полицейского», то надо смотреть окончательную редакцию законопроекта. Сама идея не нова - это один из инструментов построения системы коллективной общественной безопасности, и он успешно работает во всем демократическом мире, в том числе в Германии, США, Великобритании, Франции, Италии, Канаде. Вопрос только в том, как идею реализуют в Украине. Слишком уж часто у нас случается эксцесс исполнителя, когда хорошую концепцию убивают плохой реализацией.

— По вашему мнению, Пашинский должен проходить как подозреваемый по делу о стрельбе перед Новым годом?

— Как человек, владеющий боевым огнестрельным оружием, Сергей Пашинский просто обязан знать правила обращения с ним и основания для применения. Принимая решение достать пистолет и использовать его, нардеп не мог не понимать, что его действия незаконны. В тот момент ни жизни, ни здоровью его жены, ничего не угрожало. И на Пашинского никто не нападал. Напомним, супруги отъехали от места словесного конфликта, то есть, было время принять решение. Да, жену Пашинского оскорбили - не ударили, не напали, а оскорбили в устной форме. И это подтверждается показаниями всех участников. Можно было вызвать полицию и зафиксировать факт оскорбления, но, конечно же, не использовать огнестрельное оружие после того, как конфликт, по сути, был уже в прошлом. Но Пашинский решил “восстановить справедливость” самостоятельно, то есть - “наказать обидчика”. Эта наиболее вероятная версия. Как мужчина, он, возможно, мог бы выйти из автомобиля и заставить обидчика извиниться. Это было бы, ну, по-мужски. Но – без пистолета! Взяв в руки оружие, Пашинский совершил преступление. К сожалению, никто не знает, будет ли народный депутат проходить в качестве подозреваемого в силу ряда причин. Очень уж пророчески выглядит оговорка самого депутата, когда он недавно заявил о том, что он «больше всех заинтересован в предвзятом и необъективном расследовании».

— Как вы относитесь к вопросу легализации оружия для граждан? Почему? Стоит ли разрешить украинцам иметь оружие?

— Если раньше легализация оружия в Украине была сугубо теоретическим вопросом, то сейчас, после войны на Донбассе, это острая необходимость. Нелегальный рынок оружия уже существует в стране, и закрывать на это глаза – преступно. Однако стоит объяснить: нам ничего не надо легализовывать, так как в нашей стране есть легальное оружие, но оно охотничье длинноствольное (ружья и карабины). Речь идет о том, что нам нужен закон, который бы регламентировал оборот оружия среди гражданского населения. Аналогичные законы есть в Молдове, Латвии, Польше, Германии… В конце концов, такой закон есть везде, кроме Украины. И отсутствие его у нас только консервирует коррупцию вокруг оборота оружия в Украине. Кроме того, я согласен с мнением, что закон о гражданском оружии и боеприпасах — это фундамент, на котором со временем можно построить систему разветвленной территориальной обороны Украины, которая сейчас совсем отсутствует. Это поспособствует укреплению внешней и внутренней безопасности, а про уровень общественной безопасности вообще речь не идет — согласно прогнозам, после принятия закона, уровень преступности упадет как минимум на 50%...

— Как Вы относитесь к легализации проституции? Как можно и нужно регулировать рынок коммерческого секса?

— Учитывая, что борьба с проституцией давно плавно превратилась в ее «крышевание», то легализация секс-услуг хотя бы предотвратит злоупотребления в отношении девушек «с пониженной социальной ответственностью», пресечет торговлю людьми и распространение ВИЧ и СПИД. Форма и вид легализации на самом деле не играют никакой роли. Это может быть опыт Венгрии, где профессия проститутки приравнена к "индивидуальной трудовой деятельности" и регулируется законами малого бизнеса. Я, правда, сомневаюсь, что украинские девушки из эскорт-сервиса побегут оформлять ФОПы и вешать на стены выписки из Госреестра. Но создание юрлиц, нанимающих на работу «жриц любви», действительно, возможно. Хотя для Украины, как мне кажется, будет ближе латвийский опыт. Там 4 ноября 1998 года кабинет министров принял "Правила по ограничению проституции", фактически признав проституцию легальной профессией. Такой казуистический подход к «разрешению-запрету» придется нашим чиновникам по нраву. Ведь с одной страны, проституцию как бы ограничивают, а с другой – устанавливают, что девушки должны быть совершеннолетними, иметь карту здоровья, и оказывать секс-услуги только в собственных или съемных жилых помещениях. Впрочем, главный вопрос этой инициативы – наличие правовой базы. В Верховной Раде Украины за последние 10 лет уже было зарегистрировано около 5 различных законопроектов на эту тему, но все они с точки зрения юридической грамотности не выдерживали никакой критики – не прописывались ни условия труда, ни ответственность, ни вопросы страхования. То есть пока это все же – политическая игра, а не реальная перспектива ближайших нескольких лет.

— Как быть с мораторием на азартные игры?

Вопреки всем прогнозам, мораторий на азарт не привел к повальной криминализации этой сферы. Потерял ли от этого бюджет, однозначно, поскольку сейчас азарт перекочевал на серверы иностранных государств и доступен онлайн. Собственно, только ради дополнительных поступлений в бюджет и возникают идеи вернуть казино в Украине, но, мне кажется, азартный поезд уже ушел.

— Стоит ли легализовать марихуану?

— Напомню, что в ноябре прошлого года в ряде штатов США наряду с выборами президента решали и заданный вами вопрос – возможность легализации марихуаны. Буквально на днях немецкий бундестаг единогласно одобрил законопроект, согласно которому тяжело больные пациенты смогут получать в аптеке по рецепту врача медикаменты, произведенные с использованием каннабиса. То есть, судя по всему, процесс узаконивания употребления легких наркотиков и в США, и в Европе будет продолжаться. Под соответствующие решения уже имеются результаты медицинских исследований. Получить такое «лекарство», как правило, может пациент, страдающий такими заболеваниями, как различные виды рака, СПИД, глаукома, эпилепсия, рассеянный склероз. В некоторых странах марихуану можно приобрести и в «развлекательных» целях. В 2013 году Уругвай стал первой в мире страной, которая полностью легализовала этот наркотик. Частичная легализация марихуаны, ограниченная пространством так называемых кофешопов и употреблением его в личных целях, произошла в середине прошлого века в Голландии. На сегодняшний день ограниченный легальный оборот марихуаны существует в Аргентине, Канаде, Чехии, КНДР, Испании, Португалии, Бельгии, на Ямайке, в некоторых штатах Австралии, в медицинских целях наркотик используют в Израиле и Хорватии. То есть хотя этот тренд и набирает обороты, но радикальные решения в этой сфере нашей страны еще не нужны. Так что Украине пока хватит и медицинской «легализации» - то есть возможность купить «марихуану» по рецепту или для пациентов паллиативных центров и хосписов. А через 5-10 лет можно проанализировать эффект – и внедрить «развлекательную» продажу, если будет необходимо и если это точно поможет «сбить» спрос на тяжелые наркотики.

 Интервью с кандидатом Дмитрием Головиным можно прочесть тут.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!