Экс-нардеп Игорь Мосийчук рассказал о причинах разрыва с Олегом Ляшко, фото: slovoidilo.ua
Экс-нардеп Игорь Мосийчук рассказал о причинах разрыва с Олегом Ляшко, фото: slovoidilo.ua

Игорь Мосийчук был одним из самых известных спикеров и ключевых нардепов партии Олега Ляшко. Но после выборов президента их дороги разошлись.

Расставание сопровождалось скандалом и резкими заявлениями Ляшко.

Однако сам Мосийчук до последнего времени этот вопрос комментировал скупо. И лишь сейчас решил дать свою версию событий "Стране".

Также он рассказал о теневых сторонах Радикальной партии, включая фабрикацию уголовного дела против главного редактора "Страны" Игоря Гужвы, к которому были прямо причастны соратники Ляшко. 

– Есть мнение, что причина вашего расхождения с лидером Радикальной партии Олегом Ляшко лежит в области денег. По одной версии, Ляшко не делился деньгами, которые получал от спонсоров партии, а по другой – вас якобы обвинили в том, что вы присвоили себе часть средств, предназначенных на выборы. Что можете сказать?
 

– Я слышал об этом. Как и о том, что Лозовой (соратник Ляшко. – Ред.) распространял эти слухи. Я отвечал за две области: Полтавскую и Тернопольскую. Я никогда в жизни не получал никаких партийных средств, кроме тех, которые выделяли мне на поездки в регионы. Мой конфликт связан не с деньгами. 

– Если не деньги, тогда что? Опишите вообще, как вы уходили от Радикальной партии. 

– Некоторое время назад я находился на лечении. А потом поехал на эфир к Наталии Влащенко в программу "Народ против". Тот эфир почему-то очень не понравился Олегу Валерьевичу. Там я заявил, что буду создавать общественно-политическое движение. 

– А вы согласовали с Ляшко этот тезис? 

– Я никогда ни с кем не согласовывал эфиры. 

– Ну, создание общественного движения – это политическое заявление... 

– Я принимал участие в формировании политики партии. Я не был просто говорящей головой партии. Я никогда не пользовался подготовленными тезисами от пресс-службы партии. Поэтому смысла согласовывать я не видел. 

– А кто вообще диктовал идеологию партии? 

– В Радикальной партии была ситуативная комната, и в ней собирались для принятия важных решений Ляшко, Лозовой, Виктор Галасюк, Виктор Вовк, Валентина Руденко, Вероника Яковлева, я и время от времени участвовал Марк Гресь. Именно в этой комнате формировалась общая канва, которая выходила в информационное пространство. После эфира на канале ZIK меня начали отстранять от информационной работы, но после инаугурации Владимира Зеленского произошло несколько вещей. У нас была дискуссия. Я настаивал, что мы не можем атаковать в лоб Зеленского, потому что 90 процентов нашего электората проголосовали за него, и они бы этого не поняли. Это все равно, что выйти и сказать: "Ты дурак". После чего 90 процентов подумают, что это и они – дураки, раз они за него проголосовали. Я был твердо уверен, и время это показало, что это оттолкнет избирателей. Ляшко не услышал. 

– Почему он не услышал? 

– Думаю, играла роль личная обида времен "Квартала 95". Зеленский не должен был опускаться до юмора такого уровня. А Ляшко, как политик, не должен был так эмоционально реагировать.  

Итак, меня не услышали, и фракция проголосовала за переход в тотальную оппозицию к Зеленскому. После этого прошло внеочередное заседание Рады, на котором провалили голосование за законопроект про выборы. После него прошло еще одно заседание фракции, где Ляшко подтвердил свою позицию и прямо спросил: "Игорь, ты готов ходить на эфиры?" "Да, всегда готов", – ответил я. Он тогда повернулся ко всем и сказал: "Мы не можем терять такое мегаоружие, как Мосийчук. Игорь, ходи на все эфиры".

Потом у нас был короткий разговор тет-а-тет. Ляшко торопился на день рождения Яценюка. Я задал ему вопрос: "Почему ко мне такое отношение?". Я попытался ему объяснить, что вынужден тратить на организацию своей охраны сумасшедшие деньги. Он пообещал поговорить и помочь. Этот разговор состоялся в среду. На следующий день, в четверг, меня пригласили в эфир ток-шоу "Право на владу" на "1+1". Я дважды звонил и четыре раза написал об этом Ляшко. Но то ли он отдыхал после дня рождения Яценюка, то ли еще что-то. Так вышло, что первым, кого я увидел на эфире, оказался Андрей Богдан, которого я знал задолго до того, как он появился на орбите власти. Я не знаю, передали Ляшко или нет, то, что мы с ним нормально общались, почти по-дружески... Я вернулся домой около трех ночи, выключил телефон, а утром обнаружил кучу пропущенных звонков и СМС от Ляшко, где он сообщал, что был очень плохой эфир. 

– А что вы там сказали? 

– Да особо и ничего. Я гнул линию партии. Единственное, я сказал, что мне, наверное, тяжелее всех будет оппонировать Богдану, поскольку я его давно знаю. Когда я перезвонил Ляшко, он сказал, что я не имел права идти на эфир, не спросив его разрешения. И вообще – он не разрешает мне ходить на эфиры. 

– А вы? 

– Я сказал, что звонил четыре раза. И что он перестал меня замечать. А раз так, я уйду. 

– А Лозовой говорит, что это вас прогнали, а не вы ушли.

– Это пусть останется на его совести. Я попросил своего помощника подготовить текст заявления и подождать до вечера. Когда же вечером Голованов процитировал мне Ляшко, который в прямом эфире высказался обо мне, мол, "баба з возу, кобыли легше", я опубликовал заявление. Никто меня не выгонял. Сам Ляшко подтвердил это в эфире у Голованова. 

– По нашей информации, этому всему предшествовал конфликт, а точнее драка, где вы ударили Ляшко своей палкой по лбу, после чего он сидел в эфире у Голованова с шишкой. Можете подтвердить? 

– Я не буду поднимать цену своей трости. Но и уменьшать тоже не буду. Конфликт был. Точно могу сказать – с Лозовым не дрались. И все вопросы с ним я закрыл. Он, правда, не может уняться. Жить без меня не может. Ни для кого не тайна, что у Андрея есть определенные проблемы нервно-психологического характера. Ляшко иногда на людях мог начать бить его по ноге, чтобы тот успокоился. 

– Весь политический рынок в последние годы считал Радикальную партию проектом Ахметова. И ни для кого это не было секретом, как и то, что Ахметов часто "сдавал" партию в аренду Петру Алексеевичу. 

– Я Ахметова ни разу в глаза не видел. Как и не имел доступа к финансам партии. Было сотрудничество между СКМ и Радикальной партией, и это факт. И то, что деньги на выборы тратились неэффективно, из-за чего партию покинул Зинченко. 

– А как вы считаете, почему Радикальная партия вообще проиграла, вопреки серьезному присутствию в медиа? 

– Есть несколько причин. Первая. Олег Валерьевич, в частности, и партия в целом очень часто и резко меняли политический курс. Общество это не восприняло. Второе, о чем мы уже сказали, – резкая оппозиционность к Зеленскому. 

– Нардеп от вашей партии Дмитрий Линько участвовал в фабрикации дела против главреда нашего издания Игоря Гужвы. Он и его помощник заявили, что Гужва якобы вымогал деньги, хотя это было ложью, что подтверждается и материалами дела. Тогда вы были солидарны с обвинениями Линько в адрес главреда "Страны". Какое сейчас ваше отношение к делу Гужвы? 

– Очевидно, что дело Гужвы полностью сфабриковано от начала и до конца. 

– Когда к вам пришло это понимание? 

– После того как Игорь Гужва уехал в Вену (Игорь Гужва из-за политических преследований в начале 2018 года был вынужден покинуть Украину и попросить убежище в Австрии, которое ему и было предоставлено.– Ред.) я говорил с Дмитрием Линько. И он сказал, что его подставила СБУ. Они вышли на него и попросили помочь посадить Гужву. Ему (Линько. – Ред.) говорили, что Гужву будут паковать как сепара, агента Кремля. По обвинениям в госизмене и в призывах к сепаратизму. Плюс, я так понял по его намекам, его обещали как-то отблагодарить. Но не деньгами, а как-то по-другому. 

– Кто обещал? 

– Сотрудники СБУ, с которыми он контактировал. 

– И почему Линько посчитал, что его подставили? 

– Потому что вместо госизмены и сепаратизма Гужве начали шить дело о вымогательстве. И заставили Линько дать показания, что Гужва якобы у него вымогал деньги. Хотя он, я так думаю, не вымогал. И после того как ваш главред уехал в Вену, Линько почувствовал, что дело теперь будут сливать и его сделают крайним. Сегодня он очень тяготится этой историей, во всяком случае, в разговорах со мной об этом говорил.

– Кто был автором идеи сфабриковать дело по вымогательству против Игоря Гужвы? 

– Я думаю, это был Порошенко через подконтрольных офицеров СБУ. Дима Линько совершил ошибку, что позволил себя втянуть в эту историю. Думаю, придет время, и он сам скажет, кто и как его обманул. Он мне жаловался, что СБУ втянула его в эту историю и бросила. 

– Почему они его бросили? 

– В СБУ что-то сломалось. Раньше, если кто-то предоставлял Службе такую ценную услугу, работал агентом – Служба помогала тебе по жизни, с бизнесом, проблемами с криминалом, деньгами. Не пошел на сотрудничество — ты враг. Пошел – ты казенный, ты помогаешь, тебе помогают. Мне когда-то подполковник СБУ рассказывал, как это работает. "Пишешь расписочку, и все нормально", – рассказывал он. Я, правда, его тогда послал в известном направлении, а через две недели меня объявили в розыск, а через полгода я сел первый раз. Думаю, с Димой все было несколько иначе, но результат оказался очень и очень неприятным для всех. 

– По вашему мнению, кто предложил Линько участвовать в провокации против Игоря Гужвы? 

– Он мне прямо не говорил. Только намеками давал понять, что контактировал с офицерами СБУ. А те получили команду на уровне высшего руководства страны. То есть на уровне Порошенко. Также однозначно в курсе был и Олег Ляшко. Когда все случилось и Гужву задержали, только он и Линько знали, в чем дело. И Ляшко ходил такой довольный очень. Для нас же это было полной неожиданностью. Нас разрывали журналисты. 

– Вы не первый год в политике, и как человек бывалый наверняка могли оценить масштаб последствий для рейтинга партии из-за фабрикации дела против журналиста. 

– Я, наверное, просчитался. Я вообще существенно просчитался и не ощутил объема усталости от войны, которая накопилась в обществе. Я ощутил это значительно позже. 

– Как это связано с фабрикацией дела против Игоря Гужвы? 

– Главный тезис против Гужвы в медийном пространстве заключался в том, что он агент Кремля, сепар, и за это его нужно наказать. 

– Но задержали-то его по совсем другому обвинению? 

– Это условности. Информационно его "топили" по теме агентуры Кремля и сепаратизма. Но к тому времени общество от этой темы уже очень сильно устало. Порошенко ее полностью дискредитировал. Сам работал с людьми, близкими к Кремлю, а оппонентов называл его агентами. И общество не верило таким обвинениям, когда их озвучивала власть. И в этом был просчет власти. Уже на тот момент общество перекормили. Хотя на тот момент я лично еще этого не ощутил, и многие потеряли тогда нюх. Я думаю, что дело Гужвы стало одним из ключевых переломных моментов в политической судьбе Петра Порошенко. 

– Почему? 

– У каждого президента возникают свои "красные фишки". И у каждого президента есть "свой" журналист. Люди плохо реагируют на любые попытки прессовать журналистов, тем более силовым способом. У Кучмы был Гонгазде, у Порошенко – Шеремет и Гужва. Убийство Шеремета так и не раскрыто... Дело против Гужвы, которое, очевидно для всех, было сфальсифицировано, стало одним из факторов, которые дотопили его рейтинг. В отличие от многих других дел, когда жертвами становились журналисты, давление на Гужву было слишком открытым, чтоб власти могли сказать "мы к этому не причастны". Просто Порошенко хотел поймать на этом хайп. А поймал на самом деле удар по своему авторитету. Общество уже устало тогда от всех этих обвинений. Но Порошенко этого не чувствовал. И проиграл.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!