Новый управляющий Межигорьем Алексей Вороненко рассказал
Новый управляющий Межигорьем Алексей Вороненко рассказал "Стране", что изменится в бывшей резиденции Януковича

На днях по соцсетям прокатилась тревожная информация: в бывшей резиденции экс-президента Виктора Януковича “Межигорье” произошел рейдерский захват. Активисты, которые после побега Януковича в 2014 году взяли на себя управление территорией “Межигорья”, закрыли парк от посетителей.

Правда, уже спустя сутки туда снова начали пускать туристов. “Страна” даже побывала в “Межигорье” и своими глазами убедилась, что резиденция в порядке: никаких следов паники, захвата и рейдеров. Так что же все-таки произошло?

Оказалось, что у “Межигорья” — новый управляющий: компания “Скомпани”, которая принадлежит 32-летнему Алексею Вороненко. 29 мая "Скомпани" победила в тендере Агентства по розыску и менеджменту активов (АРМА). 

В разговоре со “Страной” Алексей Вороненко утверждает: его компания победила в тендере законно, а слух о рейдерском захвате пустили активисты, которые сейчас управляют территорией “Межигорья” и не хотят ее отдавать новому владельцу.

“Страна” встретилась с Алексеем Вороненко, чтобы прояснить ситуацию вокруг бывшей резиденции Януковича. И выяснить, что изменится в "Межигорье" с приходом нового управляющего.

— Объясните, так был рейдерский захват или нет?

— Это абсолютнейший бред. Никакого захвата не было. Это общественная организация, которая управляет “Межигорьем” после побега Януковича, льет грязь и привлекает внимание общественности такого рода заявлениями. Мы действовали и действуем в рамках закона.

— А почему людей в среду не пускали в парк, а в четверг уже пускали?

— Потому что сначала эти активисты заявили, что мы планируем какой-то захват, и закрыли парк. А потом они подумали, что это нелогично, потому что наших людей в парке еще быть не может, и открыли парк.

— А почему ваших людей там не может быть?

— Потому что мы еще не подписали договор, и должны еще провести инвентаризацию, чтобы понять, что мы вообще принимаем в управление. Мы ни физически, ни юридически не могли бы  произвести никакой захват. И когда так называемые активисты это поняли, то заявили, что закрыли парк из опасений, что может произойти рейдерский захват. Наверное, посидели день без денег, потому что в парк никто не шел, поняли, что надо  кормить сотрудников, и открыли парк опять.

— Объясните, в чем суть вашего конфликта с общественной организацией, которая до этого управляла “Межигорьем”?

— Я в конфликт ни с кем не вступал. Это т.н. активисты пытаются вступить с нами в конфликт. При этом я продолжаю высказывать им благодарность за то, что они сохранили эту территорию в приемлемом виде. Это большой труд. Но есть закон, который нужно выполнять. Мы выиграли тендер. И теперь мы по закону должны управлять “Межигорьем”. При этом я продолжаю общаться с этими активистами толерантно. Я никого не называю рейдерами, хотя по сути дела, самозахват совершили именно эти т.н. активисты. Которые уже пять лет там без законных оснований находятся и всем управляют. Эти люди не хотят, чтобы что-то менялось. Один из этих активистов общественного контроля уже заявил, что они будут делать все, чтобы нас туда не пустить, вплоть до вооруженного отпора.

— Почему они так держатся за “Межигорье”?

— Это очевидно. Потому что там нет никакого контроля. Да, спасибо им, что они поддерживали последние пять лет порядок в “Межигорье”. Но они незаконно занимают эту территорию. У них никаких оснований на пребывание там нет. После того, как Янукович сбежал, было открыто уголовное производство. Эти люди туда просто зашли и там остались. Их никто оттуда не выгонял. Они все это время делают там сами все, что считают нужным. И при этом на сегодняшний день долг перед “Киевэнерго” у "Межигорья" — больше 10 млн грн.

— Так эта общественная организация убыточна?

— Себя они представляют как некоммерческую общественную организацию “Национальный парк Украины «Межигорье»”. Как ОО, они выживают за счет благотворительных пожертвований. Они вообще не платят налоги, хотя фактически зарабатывают на плате за вход в резиденцию и в музей ретро-автомобилей, прокат сигвеев, велосипедов и т.д. Они заявили баснословную сумму своего годового валового дохода — 36 млн грн, и утверждают, что все идет на покрытие заработной платы сотрудников. Нетрудно посчитать, что только с этой заявленной суммы доходы в местный бюджет могут быть около 1 млн грн в месяц, если бы они платили налоги. А наша компания планирует развивать “Межигорье”, открывать новые локации, привлечь инвестиции — это даст еще больший доход.

— Помимо вас кто участвовал в тендере на управление "Межигорьем"?

— Всего было три участника: мы, общественная организация "Национальный парк Украины "Межигорье" (которая сейчас управляет резиденцией) и частный предприниматель “Гаянський Геннадий Григорьевич”. Как я слышал, это смежная компания от общественной организации, которая выдвигалась, чтобы потом проиграть. Но не получилось. Третьими были мы. Все, больше никто не захотел участвовать в тендере. Хотя АРМА искала управляющего “Межигорьем” не первый год.

— Какой ваш интерес в управлении “Межигорьем”? На чем вы будете зарабатывать?

— По нашему бизнес-плану это предприятие рентабельно.

— За счет чего?

— Инвесторов, которые готовы туда зайти после того, как мы официально получим статус управителя “Межигорьем” от государства.

— Кто эти инвесторы?

— Пока не можем разглашать имена.

— Во что они готовы вкладываться?

— У нас много проектов в разработке. Наша глобальная цель — парк останется, как и был. Но будут открыты пляжи, фитнес-центры, фудкорты. Спортивно-оздоровительная зона, зона отдыха и прогулок, детские зоны для самых маленьких. Там можно сделать классный загородный гостиничный комплекс.

— В Хонке гостиницу сделаете что ли?

— Нет, там есть еще здания, которые подходят для этого. Но главное — чтобы все работало в законном русле. Чтобы платились налоги. Потому что сейчас целостности там нет. Туда просто можно прийти, походить, посмотреть, посчитать белочек. А что там делать? Посидеть на прекрасном поле для гольфа, устроить мини-пикник? Слава богу, там шашлыки никто не жарит, а то уже спалили бы это “Межигорье”. Как там дела с пожарной безопасностью, с предоставлением медицинских услуг, ездит ли к ним ветеринар? Если кому-то стало плохо, к кому обращаться? Зона больше 130 Га. Нет мобильной доставки, развозки. Хотите поездить — платите деньги.

— А у вас что, трансфер по “Межигорью” бесплатный будет?

— Бесплатно не для всех, но у нас будут курсировать маленькие электромашины для контроля. Будут патрулировать. Да, камеры по периметру — это хорошо, но поставьте камеры внутри, посадите человека за пультом. “Нет, это дополнительные расходы, нет, это нам не нужно, у нас есть бойцы с палками, и хватит”. Бойцы с палками кого, себя охраняют? А о безопасности досуга посетителей кто заботится?

— Какую прибыль вы рассчитываете получать от “Межигорья”?

— Конкретную сумму не могу назвать, потому что мы еще не приняли территорию. Примерные подсчеты есть. На одной только покупке билетов за вход (не благотворительных взносах) можно зарабатывать от 200 тысяч до 9 млн каждый месяц. Входной билет сейчас стоит, кажется, 110 грн, а посещение музея ретро-автомобилей — 50 грн.

— Какая посещаемость “Межигорья” сейчас?

— Если убрать сезонность, 900-1000 человек в месяц.

— И как вы планируете выйти на сумму в 9 млн грн?

— Будем повышать посещаемость открытием новых локаций, привлечением инвесторов и созданием удобных новых зон для отдыха.

— А цену на вход будете поднимать?

— Мы в целом поменяем подход к ценообразованию. Цена за билеты будет разбита на сегменты, по желанию клиента посетить ту или иную локацию. Единый билет, уикенд, экскурсионный, для детских, школьных экскурсий. Для последних планируем включить в билет и обеды в ресторане, чтобы родители не переживали, что их дети останутся голодными. Если клиент просто захотел прогуляться по парку, без посещения локаций, цена будет на порядок ниже. Это вкратце.

— Трансфер до “Межигорья” будете организовывать?

— Да, скорее всего, будет несколько бесплатных автобусов от некоторых станций метро. И мы хотим сделать возле “Межигорья” остановку общественного транспорта. Сразу увеличится и приток туристов.

— Многие вспоминают, что вы работали помощником нардепа Евгения Мураева. Это правда?

— Да, был помощником Мураева в 2017-2018 годах. Официально я ушел в январе 2018 года.

— Почему ушли? Был какой-то конфликт?

— Можно сказать и так. Женя — человек талантливый и очень креативный, но он считает себя умнее всех. И никто ему не нужен — ни помощники, ни советники. Сейчас связи не поддерживаем. И вы можете убедиться, что я активно критикую Мураева на своей странице в Фейсбук.

— Как вы планируете решать конфликт с активистами?

— Сугубо в правовом поле. Мы сейчас ждем, когда АРМА назначит инвентаризацию. Сроки не от нас зависят. Но мы пока единогласно выиграли тендерную комиссию. Потом подпишем договор и официально станем управляющими “Межигорья”.

— А что будет с активистами? Вы их выгоните из “Межигорья”?

— Запустили “дезу” (дезинформацию — Прим.ред.), что мы там якобы всех увольняем и выгоняем — это неправда. Там же не только активисты, там работает много толковых, профессиональных людей — в зоопарке, других зонах. Мы посмотрим, кто и на каких основаниях там работает. Объясним всем, что правила изменились, что теперь мы работаем только “в белую”. “Черных” зарплат, как раньше, уже не будет.

— А они были "черными"?

— Конечно. С них же никто не платил налоги. Вот давайте посчитаем. 36 млн разделить на 12, выходит 3 млн в месяц. Как они заявляли, у них сейчас 200 сотрудников. Значит каждый получает до 15 тысяч грн в месяц. “Черными”. Мы поговорим с сотрудниками, объясним ситуацию, и потом решим, перезаключать с ними договор или искать новых людей. А может, они и сами не захотят с нами работать. Это уже зависит от них.

— Решение о вашей победе в конкурсе на управление "Межигорьем" не будет пересмотрено из-за скандала с активистами?

— Нет. Мы точно туда заходим. У нас есть даже письмо от АРМА, где заявлено, что итоги конкурса пересматривать не будут.

— Почему вы вообще заинтересовались “Межигорьем”?

— Компания “Скомпани” уже три года на рынке, мы занимаемся управлением недвижимостью. Мы активно принимаем участие в аукционах “Прозорро”, связанных с “Укрпоштой”, например. Когда мы услышали, что объявлен конкурс на управление таким интересным местом — “Межигорьем”, решили поучаствовать. И все. Нам рассказывали, что там целая очередь крупных корпораций, бизнес-монстров, которые хотят управлять “Межигорьем”. А оказалось, что никто особо туда и не рвется. Мы просто приняли участие и выиграли тендер.

— Почему желающих оказалось так мало? “Межигорье” — это же огромная территория, лакомый кусочек для любого бизнеса.

— Я слышал версию, что таких больших мировых корпораций, как Warner Brothers, очень смущала работа “в темную”. Им не нравилось, что там все идет не по закону, нет налоговых отчислений. Они не понимали, как формируется бухгалтерия. И это их отпугивало. А из-за всех этих инсинуаций, которые сейчас общественные активисты устраивают вокруг “Межигорья”, бизнес вообще теряет интерес к этому объекту. Хотя он может быть очень классным, прибыльным, эффективным. Когда идет конфронтация между деньгами и законом, инвестор всегда сначала выбивает законность. А только потом — вкладывается. Если бы управление “Межигорьем” было законным, его бы уже давно забрали другие компании.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!