Павел Кононенко, источник фото:
Павел Кононенко, источник фото: "Страна"

26 мая в эфире российского телеканала НТВ, а за месяц до этого – в стенах Шевченквского райсуда Киева, где слушается дело об одном из самых запутанных преступлений постмайданной эпохи – расстреле 27 марта 2017 года у входа в Premier Palace экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, его вдова Мария Максакова выразила категорическое несогласие с версией украинского следствия, что заказчиком совершения убийства выступали ее бывший гражданский муж Владимир Тюрин и так называемая "рука Кремля".

С ее слов основной мотив для ликвидации Вороненкова имели его приятели – обнальщик Виталий Качур и бывший следователь СК России Денис Панаитов.

Это кардинально новый (но одновременно и старый) поворот в резонансном деле. На страницах "Страны" мы уже касались деталей скандальных откровений оперной певицы, а также прочих таинственных ситуаций в этом деле, где количество трупов растет в геометрической прогрессии, а ключевые свидетели меняют показания.

На 2 июня уже анонсирована вторая часть сенсационных признаний Максаковой российским журналистам. В свою очередь, ответить на поднятые ею (и не только ею) ключевые вопросы по "делу Вороненкова" согласился первый заместитель прокурора Киева Павел Кононенко. За глаза именно его называют "фактическим" руководителем столичного надзорного ведомства.

Кононенко возглавлял следственную группу, которая занималась расследованием убийства экс-депутата Госдумы.

В беседе со "Страной" он настаивает, что новая версия вдовы Вороненкова не ломает выстроенную оперативниками конструкцию в уголовном деле. Он говорит о "лобовых" доказательствах причастности к расстрелу VIP-беглеца из России бывшего мужа Максаковой – вора в законе Владимира Тюрина и предлагает обвиняемым в пособничестве в убийстве пойти на сделки и получить условные сроки.

А также допускает, что Максакова многое недоговаривала украинским праовоохранителям и сама могла иметь мотив к убийству мужа.

– Думаю вы в курсе последних событий по "делу Вороненкова". Как так получилось, что его вдова упорхнула из-под вашей опеки и сегодня не только отрицает основную версию следствия, но и обвиняет украинских прокуроров в том, что они вводили ее в гипнотическое состояние, и чуть ли не силком требовали оговорить Тюрина?

– Давайте мы поменяем местами ответы на поставленные вопросы. Что касается коммуникации с Марией Максаковой. В целом как выстраивалась ее позиция в рамках данного уголовного производства: первая коммуникация состоялась на месте происшествия. Затем вторая коммуникация была уже в кабинете у Луценко (генерального прокурора Юрия Луценко. – Прим. ред.) – мы с места происшествия поехали к нему в кабинет. И уже на месте он поручил мне возглавить следственно-оперативную группу. И "из рук в руки" передал мне Максакову.

– Коньяк наливал Луценко ей?

– Я не присутствовал при налитии коньяка. Поэтому этот вопрос не ко мне, задайте его Юрию Витальевичу – наливал или нет? С того момента мы начали с ней коммуницировать. Вынесли постановление об обеспечении охраны и поехали к ней домой уже в машине вооруженной "Альфы".

– Вы имеете в виду квартиру по бульвару Тараса Шевченко, где она проживала вместе с супругом?

– Правильно. Там, где она проживала вплоть до самого последнего момента. Поехали к ней домой, там присутствовали нянечка, подруги ее и кто-то из журналисток, с которой она дружит. Я пригласил следователя и еще одного сотрудника – процессуального руководителя. Мы начали общаться, задавать ей вопросы. Как обычно – по поводу обстоятельств, которые могли предшествовать совершенному убийству господина Вороненкова: что было накануне и так далее... Она абсолютно нормально рассказывала, никаких там истерик и рыданий не было абсолютно. Она здраво расценивала произошедшую ситуацию и очень логично высказывала предположения, что могло произойти. И что послужило причиной покушения на ее мужа.

– Можно ли конкретнее...

– Сразу же звучала версия – "спецслужбы России". Это не придуманная Луценко, Кононенко или еще кем-то (версия. – Прим. ред.), это все исходило от Марии. "Спецслужбы России, Денис в свое время, работая в службе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, вскрыл целую свору генералов и других должностных лиц, которые имели отношение к контрабанде чего-то, и какие-то там были нарушения в сфере незаконного оборота наркотиков. Эту ситуацию он выплеснул в информпространство, ему были угрозы, в его отношении было возбуждено уголовное дело", – это все звучало из уст Марии. Называлась фамилия Феоктистова: "Это он, скотина, это от него исходит".

Потом, когда эмоции чуть поутихли и начались конкретные вопросы и ответы, у нее спросили: "Вот вы приехали сюда с Денисом, а предыдущий ваш муж кто?" – "А предыдущий мой муж "вор в законе"... Мы слегка опешили, начали спрашивать, кто он такой и как с ним развивались отношения? "Очень напряженные отношения, детей забрал, не отдает. С Денисом у него тоже были какие-то напряженные отношения, и... за несколько дней до совершенного преступления у них состоялся длительный разговор с Денисом, по-моему 40-минутный, где они говорили на повышенных тонах". Дальше она переходит к дальнейшей логике – Тюрин общался со спецслужбами, как и все "воры в законе". И она даже там его знакомила с определенными должностными лицами, потому что дружила и дружит с женой Суркова (помощника президента РФ Владислава Суркова. – Прим. ред.). У них там тесные отношения, и она вплоть до последнего момента с ней общалась. И как я понимаю, какие-то определенные услуги Тюрину оказывали со стороны власть предержащих России. Поэтому ситуация, связанная с Тюриным, со спецслужбами России в лице Феоктистова и иже с ними по делу Вороненкова появилась в первый же день. Сразу же после приезда к ней домой, когда она начала давать нам показания.

Тогда допрашивать ее не получалось, потому что это были эмоции. Допросы были потом. А на то время это была просто беседа. Вопрос был – а кем сейчас является Феоктистов? "А он – никем, но собирается вернуться снова, возглавить главк "К", а для этого ему надо прислужиться перед Путиным. А Денис (Вороненков. – Прим. ред.) для Путина тоже является врагом". – "А почему Денис для Путина является врагом?" – "Да потому что дает показания в рамках уголовного производства по Януковичу и покинул страну по политическим мотивам. И, естественно, Путин мстит всем, кто покидает Россию так. И вот Путин поручил, и могло вот так вот случиться..."

– Вы опытный следователь, у вас за плечами уйма лет работы в системе МВД. Вы вот это услышали, у вас не возникло резонных вопросов – правду ли говорит вдова?

– Послушайте меня. Я никогда не зацикливаюсь на информации, которую получаю от одного источника. И как вы правильно говорите, у меня за плечами не одна сотня раскрытых убийств – я в свое время возглавлял управление уголовного розыска Днепропетровской области и рос все время в оперской среде... Естественно, воспринимать "на верочку" ту или иную информацию, которую тебе дает, возможно, заангажированная жена (потому что исключать того, что и она могла быть заинтересована в убийстве мужа), в первые дни мы не могли...

– Родственников всегда в первую очередь проверяют...

– Ну, не всегда. Но тем не менее эта версия всегда имеет право на жизнь. В том числе и по Марии у нас было и остается очень много вопросов вплоть до сегодняшнего дня... Поэтому, выслушав ее версию, пообщавшись с другими людьми, мы залезли в открытые источники информации, которая гуляла в интернете в отношении мужа (бывшего. – Прим. ред.) тут же ночью... Я все это перелопатил сам, пересмотрел. Потом была создана следственно-оперативная группа, я попросил Юрия Витальевича (Луценко. – Прим. Ред.) разрешить мне взять сборную солянку в нее – там были сотрудники Департамента уголовного розыска, подразделения по борьбе с терроризмом СБУ и ГУР Минобороны. Во-первых, они уже занимались Вороненковым и охраняли его, как вы знаете. Во-вторых, информацию "с той стороны" (из России. – Прим. ред.) мы могли получить только, по большому счету, с помощью Главного управления разведки. Что и послужило основанием обратиться к вышестоящему руководителю с просьбой включить их в группу. Это было сделано.

Собрав по крупицам информацию, которая была вокруг этого убийства, пообщавшись и с Ильей Пономаревым, и с Антоном Геращенко (с которым Максакова и Вороненков были близкими друзьями), и с няней, и с той журналисткой, которая была там по месту, получив информацию от закрытых источников – у нас на то время было шесть или семь версий. Я специально сейчас не поднимал документы и не смотрел, чтобы не зацикливаться по привязке...

– Вы говорите, что было шесть-семь версий, но прямо в день убийства тот же Антон Геращенко опубликовал свою однозначную версию. А президент Петр Порошенко выступил с заявлением, где прямо говорил – это "русский след"...

– Я понял ваш вопрос. Я не политик, а сотрудник правоохранительных органов и привык апеллировать фактами...

– Вы не считаете, что эти заявления Порошенко и Ко был поспешными?

– Не берусь давать оценки политикам, тем более бывшему президенту Украины. Это остается на их совести, и все вопросы к ним по этому поводу... Еще раз говорю – никогда не зацикливаясь на информации, полученной от одного источника, мы начали работать по всем направлениям. В том числе и на территории Российской Федерации с помощью ребят из ГУР, ну и плюс контрразведка СБУ свою работу определенную тоже проводила.

И информацию... Я, кстати, люблю очень "Страну.UA", просыпаясь утром, открываю интернет и читаю в первую очередь ваше интернет-издание. Это не потому, что там где-то какие-то комплименты надо набросать, а потому что у вас более-менее объективная информация и интересно она подается... Поэтому, глядя то, что вы писали, и те ролики, которые мне сбрасывали ребята с российских телеканалов, я уже понимал, о чем говорит Мария. И убеждаю, и утверждаю: мы не зацикливались на информации, которую нам предоставила Мария. Информация о принадлежности господина Тюрина к заказу этого убийства была получена по другим источникам.

– Не от Максаковой?

– Не от Максаковой. Просто была та информация, которую она давала в первый день. А есть информация по Тюрину, полученная уже из России – одновременно. Просто информация по лицам, которые организовали и заказали убийство, начала поступать из разных источников. С одной стороны, это было Главное управление разведки, с другой – СБУ, с третьей – Департамент уголовного розыска. По большому счету агентура-то у нас одна и та же в Украине, просто они где-то между собой общаются. Ну и еще есть у ГУРовцев. Они пользуются информацией от агентуры российской. Вся эта информация начала поступать из разных источников. Вот здесь у меня был штаб, каждый вечер мы с 18:00 по три-четыре часа заседали, делились информацией, анализировали и обличали ее в рамках УПК, потом проверяли ее процессуальным путем. И далее она уже ложилась на страницы уголовного производства, которое мы расследовали.

ГУРовцы получили, как я это называю, "лобовую" информацию о причастности Тюрина к заказу (убийства Вороненкова. – Прим. ред.). И кто бы и что бы сейчас ни говорил, но когда мне принесли и положили на стол фотографию, где Тюрин стоит в обнимку с Василенко, а до этого шла информация о том, что Василенко возможный организатор убийства Вороненкова, вот уже здесь "кубик Рубика" сложился.

– Этой фотографии в том эпизоде, который сейчас передан в Шевченковский суд, нет. Есть только справка из ГУР о том, что был звонок между Тюриным и Вороненковым...

– Эта фотография есть в уголовном производстве...

– Но в суде ее не заявляли...

– Значит пока не показывали. Есть фото, где стоит Тюрин, Василенко и кто-то третий – покойный Исайченко, по-моему... Сейчас не берусь утверждать, кто третий – меня он не интересовал. Главное – были Тюрин и Василенко, информацию по которому мы уже получали. И потому начали работать целенаправленно уже в отношении этих лиц, отслеживать, где они находились на территории Украины, как перемещались, на чем, террабайты информации с видеокамер, все наши LACи и CIDы (коды территорий и коды базовой станции мобильной связи. – Прим. ред.) в привязке к местам перемещений Вороненкова... Все это позволило нам в итоге выйти на группу, которая есть. Это господин Василенко, господин Лось – вот они поселились в доме Вороненкова, катаются за ним, отслеживают... все это четко накладывалось техническими средствами на ту информацию, которую мы получали от источников. Потом допросы, воспроизведение и все оно, опять-таки, ложилось в рамку уголовного производства. Еще раз ставлю акцент: не информация Максаковой была основополагающей! А Максакова узнала о том, что все-таки имеет к этому причастность Тюрин где-то месяца через два после того, как мы активно эту информацию отработали. И убедились, что это имеет место.

– То бишь, летом 2017 года?

– Да.

– Но до этого, в апреле, происходили чудные следственные действия в квартире по бульвару Тараса Шевченко...

– Вы Панаитова имеете в виду?

– Да.

– Ничего чудного нет. У Марии Максаковой со временем появилась версия, что к заказу убийства Вороненкова может быть причастен и Панаитов в том числе. Я говорю: "А как Панаитов – в том числе?" – "Так Панаитов же тоже с Тюриком общается". – "Как общается?" – "Ну как, они же там все друг друга знают, общаются, и Панаитов тоже собирался возвращаться в правоохранительные органы. И до сих пор вроде бы как собирается возвратиться..." Я говорю ей – хорошо, а как ты это увязываешь? Ну вот она потом и начала рассказывать свою грустную историю с квартирой Дениса в Москве и квартирой Панаитова в Киеве, которую он на определенное время ей любезно предоставил. И потом она уже обрисовала эту картину так, что мы увидели, возможно, формальный состав преступления в действиях Панаитова. Который мошенническим путем пытался завладеть ее квартирой в Москве...

– Но ведь сами НСРД в квартире сестры Панаитова в апреле 2017 года проводились в рамках дела об убийстве Вороненкова. Не по статье о мошенничестве...

– Одно другое не исключает. Еще раз говорю – когда Максакова говорила о том, что Панаитов может быть причастен к убийству, мы проводили НСРД. Да, в рамках дела об убийстве Вороненкова. Но параллельно уже была внесена 190-я, и мы пытались разобраться с этой квартирой, в том числе...

– Есть три часа НСРД в данной квартире. По их мотивам вы или ваши подчиненные...

– ... кстати, по этому НСРД, которое всплыло в средствах массовой информации, мы тоже внесли сведения в ЕРДР... и сейчас расследуем это дело. И я хотел бы все-таки разобраться, откуда пошла утечка со всеми вытекающими последствиями в рамках Уголовного кодекса.

– Как положено у нас – награждение непричастных и наказание невиновных?

– Да нет, а как иначе? Это слив из следствия, тайны следствия. Должностные лица, которые их слили, должны понести ответственность.

– 21 апреля 2017 года Максакова дает показания под протокол. И указывает, что роль Панаитова в деле об убийстве ее мужа "не последняя". И якобы это Панаитов убеждал ее в том, что это Тюрин стоит за убийством Вороненкова.

– Это со слов Максаковой...

– Я внимательно переслушал запись НСРД – и не услышал там момента, где Панаитов убеждал бы ее и утверждал об этом...

- Абсолютно правильно! Я не хочу Марию каким-то образом очернять, но мне кажется, что она слегка лукавила в сторону Панаитова, имея определенные материальные заинтересованности в той квартире, где она жила (в Киеве. – Прим. ред.). Они там пытались договориться отдать Панаитову ту (московскую.  – Прим. ред.) квартиру Вороненкова, а эту забрать себе... Но, опять-же, как я понимаю на сегодняшний день, Мария не была до конца откровенна ни со следователями, ни с процессуальными руководителями, ни со мной как руководителем СОГ. И с журналистами в том числе... Учитывая последние события – она не была откровенна, а ситуативно вела себя таким образом, как ей было выгодно.

– Получается что в апреле 2017 года ей было выгодно утверждать, что Панаитов имеет отношение к убийству Вороненкова, а в сентябре 2017 года (когда она передопрашивалась) – что причастен Тюрин и соглашаться с этой версией?

- Дело в том, что она Тюрина не сбрасывала никогда. Я же вам сказал изначально, что фамилия "Тюрин" - вор в законе, появилась из уст Марии в день убийства. И эта версия не отпадала до самого последнего момента. Пока она не пошла в суд и на телевизионные каналы рассказывать, что "я там типа засомневалась и основной у нас Панаитов". А Панаитов у нас оказался основным потому, что между ними возник конфликт серьезный...

- Имущественный?

- На материальной почве, ввиду раздела этих двух квартир. Не более того.

- Выделенный из дела об убийстве Вороненкова эпизод по Лосю и Василенко передали в суд. Есть ряд вопросов и непонятных ситуаций с тем, как он слушается. Например, часть свидетелей не ходят в заседания...

- Комментировать, как слушается и что происходит в суде я бы не хотел - это дело суда. Но, на мой субъективный взгляд, и то как мне докладывают процессуальные руководители, абсолютно нормально все идет в суде. И позиция следствия и процессуального руководства, которая была выстроена в рамках уголовного производства - эта конструкция не рушится. Несмотря даже на показания Максаковой, потому что эти показания не были основополагающими. У нас все идет своим чередом - все получат свои приговоры, согласно УК Украины.

- Правда ли, что сотрудники следственной группы, которые участвовали в раскрытии дела Вороненкова, были поощрены? И если да, то как?

- Да, были поощрены. Тарас Мороз получил досрочное звание, другие ребята получили какие-то награды.

- В настоящий момент с учетом изменения вектора показаний Максаковой и ее обращений к российской стороне, не видите ли вы рисков возникновения дилеммы в той части, что одновременно убийство, произошедшее в Киеве, будут расследовать два различных органа. И выводы этих расследований могут оказаться прямо противоположными?

- Вы имеете в виду Следственный комитет России?

- Да.

- Так они и так расследуют это дело.

- Я понимаю, но с учетом последних заявлений Максаковой не может ли возникнуть ситуация, когда приговором Шевченковского суда Киева будут обозначена вина одних лиц, а какой-нибудь Тверской суд Москвы вынесет приговор, которым признает виновными других?

- Меня это абсолютно не интересует, что там присходит в России... Есть суды в государстве Украина, есть правоохранители, раскрывавшие его в государстве Украина и есть доказательная база, собранная в процессе его раскрытия... И как бы там не пытались потом и Мария, и иже с ними, и правоохранители российские кого-то обелить, нас это не интересует. Причем убийство имело место на территории Украины, и по всем международным законам и правилам, расследуется у нас. Что они там у себя расследуют, я не знаю. С нами они не хотят сотрудничать. Мы им направили массу запросов, но по этому делу от них ни ответа, ни привета.

- Панаитов был допрошен по делу об убийстве Вороненкова?

- Допрошен не был.

- Не посчитали целесообразным и необходимым?

Смотрите, на то время, когда приезжал Панаитов, мы работали по нем в рамках НСРД... Не буду раскрывать все моменты, но работа по нему велась. Однако мы еще не были готовы его допрашивать в качестве подозреваемого. А допрашивать его в качестве свидетеля не имело смысла в то время. Сейчас, насколько я знаю, опять-таки из СМИ - он говорит, что готов приехать в Украину и дать показания. Пусть приедет, с удовольствеим его выслушаем.

- Грозит ли Панаитову в момент приезда в Украину вручение уведомления о подозрении по делу об убийстве Вороненкова?

- Нет, конечно.

- А по делу о мошенничестве с квартирой?

- У нас тоже нет оснований привлекать сейчас Панаитова. Вы же знаете, что по украинскому законодательству, согласно УПК, мы обязаны любое заявление внести в ЕРДР и осуществлять в рамках уголовного производства досудебную проверку. Если раньше по-старому УПК была доследственная проверка, то есть мы материалы могли собрать и при наличии достаточных оснований возбуждать уголовное дело, то сейчас мы обязаны... Поступило заявление от госпожи Максаковой, и мы обязаны внестись и проводить проверку в рамках этого дела. А будет ли доказана виновность или не будет - станет понятно по итогу. Пока, на сегодняшний день, я мошенничества не вижу. Между ними есть гражданско-правовые отношения и материальный спор.

- В процессе этого, как вы говорите, спора, квартира по бульвару Тарас Шевченко неоднократно арестовывалась. Затем эти ограничения дважды снимались, и право собственности на эту недвижимость переоформлялось на других лиц...

- Три уголовных дела уже есть по этому поводу. Первое, это дело по заявлению Максаковой и еще два - по завладению этой квартирой. Буквально на позапрошлой неделе еще раз в нее пришли и залезли какие-то непонятные люди. Сейчас полиция собрала материал и разбирается с этими людьми. Понимаете, в чем проблема - на сегодняшний день вести речь о завладении кем-либо посторонним этой квартирой мы не можем, потому что у нас нет заявления от собственника. От самого Панаитова и его сестры...

- Я общался с адвокатом Натальи Панаитовой, ее гражданский иск по поводу квартиры слушается в Шевченковском райсуде Киева. И она заявила, что изначально подавала заявление о преступлении, но якобы следователь Сергей Майстренко его не зарегистрировал должны образом...

- Быть такого не может. Она имела право просто позвонить по "102" и вызвать полицию. Либо явиться по месту жительства в управление полиции Шевченковского района, написать заявление и все. А кто там и что не взял - не готов сказать. Если такая информация есть, то пусть она обратится официально: мы привлечем к ответственности следователя, который не принял у нее это заявление.

- Завершая момент по Тюрину. После того, как вдова Вороненкова сначала в телеэфире, а затем и Шевченковском райсуде Киева начала высказывать иную позицию к случившемуся, контактировали ли или сотрудники прокуратуры с ней, дабы выяснить причины, почему такая перемена произошла в ее поведении?

- По-моему осенью прошлого года, когда она впервые заявила об этом на каком-то из каналов: "Мария, а что это было?". - Она говорит: "Ну вот, типа я же говорила вам...". - "Ты же знаешь, что мы делали в рамках этого дела, как это проверялось. Ты зачем сейчас заявляешь о том, что Тюрин непричастен?". - "Ну... А что? А как надо сказать? Как вы мне скажите, так я и скажу!..". Ну, я все понял. "Все, Мария, говори и веди себя так, как ты считаешь нужным". У нас с этого времени прекратилась всякая коммуникация.

- У вас не вызвала вопросов смена адвокатов, которые представляют интересы вдовы Вороненкова в украинском суде?

- Она вправе нанимать кого угодно.

- Задам вопрос иначе. К вам оперативным путем, либо иначе, поступала информация о том, что представители Владимира Тюрина предлагают своего рода сделки как обвиняемым в пособничестве убийству Вороненкова - Лосю и Тарасенко, так и потерпевшей Максаковой?

- Я могу только догадываться об этом. Такой информации не было.

- Касательно ситуации с Василенко. Российские СМИ сообщили о том, что он якобы был похищен со стрельбой и в дальнейшем погиб. Если мы посмотрим сайт МВД Украины, на нем Василенко значится в розыске до сих пор. Юридически признан украинской стороной факт его гибели?

- Никакой информации об обнаружении трупа Василенко нет.

- Это фейк?

- Фейк.

- Что фейк?

- Еще раз: то, что его похитили, была стрельба, были найдены элементы костной ткани на месте происшествия, задержаны жулики, которые в него стреляли, и они дали показания - это да. Но трупа нет. И мы не знаем, жив ли Василенко, или его где-то утопили, растворили... Опять же, мы пользуемся информацией из российских СМИ. Плюс та информация, которая прошла по нашим оперативным источникам. Она подтверждена, что действительно у Василенко там были какие-то проблемы по своей бандитской линии. И они там схлестнулись с какой-то группировкой... Приехали его похищать и вывозить, он оказал активное сопротивление, и в него несколько раз выстрелили, погрузили в багажник и повезли. На месте стрельбы там - пятна крови, костная ткань, то бишь его из ТТшника хорошо "пальнули". Были сомнения, остался ли он жив после таких ранений... Скорее всего, что в живых его нет. Но у нас нет официальной информации, подтверждающей то, что Василенко убит. И пока такой информации нет, с розыска Василенко снят не будет.

- Аналогичный вопрос по Левенцу. Мне доводилось встречаться с Владимиром Борохом и он говорил, что после убийства Вороненкова он встречался с Левенцом и тот убеждал его, что непричастен к данному преступлению. Что в настоящее время по Левенцу?

- То, что Левенец был организатором группы исполнителей (убийства Вороненкова - Прим. Ред.) - это ни у кого не вызывает сомнений. Имеется воз и маленькая тележка доказательств, это я даже обсуждать не буду. Что касается розыска Левенца, то к сожалению мы не знаем, где он. Есть масса различных версий, что он может и ушел через Закарпатскую область на ту сторону - то ли в Румынию, то ли в Венгрию, то ли в Словакию... Но где-то там он потерялся. Не исключаю того, что его тоже убили. Но пока нет трупа, мы не понимаем...

- В этом деле трупов как раз очень много... Непонятная ситуация с ювелиром-геммологом Валерием Драчем, котормоу накнауне гибели возил оценивать драгоценности Вороненков...

- ... с ювелиром ситуация абсолютно понятна - передоз (наркотиками - Прим. Ред.). То, что СМИ пытаются какие-то элементы конспирологии строить, это все чепуха. Мы сразу же это все перепроверили.

- Взорван ГУРовец Максим Шаповал, который курировал охрану экс-депутата Госдумы...

- Шаповал - там есть понимание, кто совершил это преступление, но не я занимаюсь его раскрытием. Шаповал к покушению на Вороненкова никакого отношения не имеет. Это, скажем так, враги отомстили Шаповалу за его активную деятельность на Востоке Украины, на "передке".

- Застрелен подполковник МВД Дмитрий Глушак, который ездил искать записи с камер видеонаблюдения в офисе Драча?

- Тем более (его убийство не имеет отношения к "делу Вороненкова" - Прим. Ред.).

- У вас как оперативника не возникает ряд вопросов, когда свидетели по делу начинают все перекладывать на мертвых. Это старый "ментовской прием" - вали на покойника, он ничего не скажет...

- Абсолютно нет. У меня никаких сомнений не возникает. Еще раз говорю - это может быть интересно для журналистов и обывателей, каким-то образом выстраивать параллели по этим всем убийствам и смертям. Все это проверялось и поотпадало.

- А убийство в Харькове Эдуарда Аксельрода? Насколько сообщалось генеральным прокурором, в дни предшествующие расстрелу Вороненкова, Аксельрод находился в Киеве. И, возможно, встречался с Василенко...

- Аксельрод действительно находился тогда в Киеве, всречался после расстрела Вороненкова с Василенко. Но предъявить Аксельроду в рамках уголовного производства что-либо мы не могли. О, вспомнил - третий на фотографии Аксельрод был, кстати.

- С Тюриным и Василенко?

- Да. Тюрин, Василенко и Аксельрод. Предъявить ему что-то мы не могли, потому что какой-то доказательной базы не было и в качестве даже свидетеля рассматривать Аксельрода в этом деле на тот момент мы не имели возможности.

- У вас не возник вопрос, что когда убили Аксельрода, генеральный прокурор и отдельные нардепы принялись заявлять, что именно Аксельрод искал киллеров для Вороненкова?

- Кстати, и у меня такие мысли были. Но я ведь не политик, оперирую только фактами.

- Аксельрод не искал киллеров?

- Искал киллеров Василенко. Аксельрод, возможно, знал об этом, потому что был дружен с Тюриным, как и с Василенко. Он, возможно, знал, что и как готовится, но 100% утверждать не могу, ведь в рамках уголовного производства такая информация нами не добыта.

- Слежка за Вороненковым - сотрудники ГУР изначально утверждали, что ее не было. А затем опомнились и говорят теперь, что слежка была и прямо как по нотам, опознают в суде одежду Паршова...

- Слежка действительно была. В чем проблема на тот момент сотрудников ГУР? Они испугались, как я понимаю, какой-то дисциплинарной или еще какой-то ответственности. И то давали, то не давали показания. Сейчас они откровенно об этом говорят.

- "Шайба" под Nissan Quest, на котором ездил Вороненков, была?

- Я не знаю. Эту информацию я у вас (на "Стране" - Прим. Ред.) прочел, что была какая-то "шайба".

- Если пересмотреть сам момент убийства Вороненкова, не задумывались, почему Паршов не застрелил ГУРовца, хотя у него были все шансы для этого?

- Паршов, извините меня... Вы стреляли когда-то из оружия?

- Нет.

- И тем более в живого человека... А мне приходилось это делать. Очень непросто, держа оружие в руках стрелять в кого-то, находясь в суперстрессовой ситуации. У киллера была цель - Вороненков, он четко ее выполнил. Охранник - это было лицо, которое надо было обезвредить. Поэтому он произвел абсолютно нормальный выстрел из ТТшника в живот. Надо отдать должное сотруднику ГУР, который имея такое серьезное ранение не убежал и не закатился никуда, а совладал с собой. И с честью вышел из этого положения, расстреляв Паршова.

- На ваш взгляд, каким образом Паршов собирался покидать место преступления?

- Какие-то, если честно, странные они товарищи (имеются в виду Ярослав Левенец и Павел Паршов - Прим. Ред.)... Они неплохие были воины в зоне АТО, мы собирали характеристики, общались с их командирами, но как исполнители-киллеры слабенькие оказались.

- Паршова кто-то ожидал, его должен был кто-то забрать, он планировать уйти через метро, или как?

- Если бы те товарищи, которые имеют отношение к этому убийству, давали бы правдивые показания, мы бы это все четко разложили по корзинам. Поэтому мы можем только предполагать, что он должен был с места происшествия, может быть даже с помощью метро, уехать на какую-то точку Z, где должен был с кем-то встретиться и там его должны были подхватить. Сейчас мы можем режиссировать все, что угодно. Но мы этой информацией не владеем.

- Когда генпрокурор отчитывался о раскрытии убийства Вороненкова, общественности показывали аудиозапись, якобы найденную на телефоне Паршова. Речь идет о его разговоре с Левенцом за несколько дней до убийства. Это материалы НСРД, которые осуществлялись на тот момент в отношении одного из них?

- Не помню, как эта запись появилась. То, что она была, 100%. А как появилась - не готов сказать.

- Не вызывает ли у вас вопросов ситуация, почему Василенко с Лосем, как считает следствие, следят за Вороненковым, но берут в аренду машину, на которой стоит трекер?

- Там вопрос, в моем понимании, только в самом автомобиле. (Нужен был - Прим. Ред.) крутой автомобиль, который не будет бросаться в глаза во дворе дома, где они поселились. Если бы они приехали на Daewoo Lanos, он бы бросался там в глаза. У всех жильцов этого дома крутые машины. И поэтому они и брали такой транспорт, чтобы он не отличался от того, который используют жильцы этого дома.

- Как физически Василенко мог следить за Вороненковым, если они жили на разных этажах?

- Если вы ходите в суд, то когда будут просматривать вещдоки, увидите: Лось сидит в машине и смотрит за входом/выходом и Вороненковым, Василенко в это время кувыркается с кем-то в квартире. Потом они садятся вместе и едут... То бишь, в основном слежку во дворе осуществлял Лось. Как исполнитель. У меня даже на сегодняшний день нет уверенности, что Лось знал 100%, что кто-то собирается Вороненкова убивать. Его использовали как "быка", "пехоту" - его функция охранник и водитель, ну и за кем-то последить, походить... У меня нет уверенности, что его Василенко посвящал, зачем они вообще следят за этим Вороненковым.

- Правда ли, что Ярослав Тарасенко после задержания был готов на определенном этапе дать признательные показания?

- Он постоянно, то готов, то не готов, с нами торговался - вел себя товарищ неадекватно. По нему масса уголовных производств ведь еще по его месту жительства в Днепропетровской области - разбойные нападения и даже убийства, которые до сих пор остаются нераскрытыми. Я понимаю, что Днепропетровская коллегия (судей - Прим. Ред.) не слишком озабочена этими вопросами, но тем не менее, они есть. Человек, оказываясь в очередной раз в местах лишения свободы попадает под определенный пресс - не то, чтобы на него давили... Имеется в виду, что человек жил нормальной жизнью, а тут оказывается в зэковской среде. И как бы он там не "мурчал" на свободе, попадая в зэковскую среду, они абсолютно по другому себя ведут. Там не "помурчишь", там есть кому "мурчать". И на него это все давило. Плюс там молодая жена, которая его уже бросила, да и тогда супружескую верность ему не блюла - это его тоже напрягало, там постоянные скандалы были. Ему хотелось побыстрее выйти на свободу. Но при этом "и хочется, и колется". То есть, ему хотелось дать показания, но он боялся их давать. Вот если бы и он, и Лось сейчас откровенно пошли на сотрудничество с судом и дали показания, да пусть бы они были "железными свидетелями". Крови от них не жаждем, и у меня нет уверенности, что и Тарасенко, в том числе, владел до конца ситуацией, что там должно произойти. Вот его пригласили в качестве водителя, он в таком качестве там и катался.

- Гипотетическая сделка с этими обвиняемыми какое наказание может предусматривать, если они будут соглашаться?

- Да может быть даже не связанное с лишением свободы. Смотря насколько искренними они будут с судом. Моя субъективная точка зрения - если бы они сейчас пошли на сотрудничество с судом и дали детальные признательные показания, рассказали как это все было и что они не были непосредственно исполнителями, думаю суд бы учел это. И можно было бы обойтись отбытым сроком наказания, опуститься ниже нижнего предела. Дали бы им какой-то условный срок и пусть бы они гуляли. Но они же этого не делают?!

 

- Самый главный момент - в убийстве Вороненкова есть "рука Кремля" и российских спецслужб?

- Быть до конца уверенным и сказать на 1000%, что ФСБшники заказали или поручили Тюрину, а Тюрин имея на это и личностные свои мотивы это сделал... В рамках уголовного производства такой информации не получено. Есть оперативная информация, которой с нами делились ребята из ГУР и СБУ. Они утверждают, что да. Но в уголовном деле этого нет. И для того, чтобы это легло в дело, что должно было произойти? Мы должны были задержать кого-то из сотрудников ФСБ,который сказал бы: "Да, это я дал команду!". Вы сами понимаете, что это нелогично.

- С учетом этого, каким все-таки был мотив совершения убийства Вороненкова?

- Еще раз говорю - мотив может быть двуединый. На мой взгляд, если складывать это все в единую конструкцию, у Тюрина были личностные мотивы наказать Вороненкова и как нам тогда ребята давали информацию, он был одним из претендентов на очень серьезный статус в воровском мире России. В то время, пока Шакро Молодой находится в местах лишения свободы, кто-то должен был эту ситуацию контролировать. Но как мы видим по результатам, отдали другому этот "лавровый венец", Тюрин не оказался тем лицом, которое руководит всем воровским миром.

- Показания Вороненкова по так называемому "делу Януковича" имеют отношение к убийству?

- Я не знаю, что говорил Вороненков в рамках данного уголовного производства.

- Его протокол допроса опубликован в СМИ.

- В СМИ может все что угодно быть опубликовано...

- В его допросе приведена информация общего характера, ничего такого Вороненков там не заявил...

- Послушайте, я отвечаю только за то, в чем я 100% убежден. Что говорил Вороненков на допросе военной прокуратуре, надо задать вопрос Матиосу. Я не знаю.

- Рассматривалась ли версия о возможной причастности украинских спецслужб к убийству Вороненкова?

- Та нет, это бред. Такой версии даже теоретически не было, потому что не было мотива у украинских спецслужб убивать Вороненкова. Вот следуя вашей логике, зачем?

- Не знаю, я же не следователь.

- Абсолютно нет. У российских был (мотив - Прим. Ред.), у украинских нет.

- Вокруг убийства Вороненкова в свое время была затеяна настоящая истерия. Одно дело было бы, если речь шла исключительно о заявлениях нардепов, но вышел президент и сказал - это сделала Россия. А в дальнейшем ситуация стала непонятной - вылезли добробатовцы, какие-то обнальщики, странное поведение вдовы, а сейчас непонятно вообще, что скажет Панаитов, если приедет... В том плане, а не было ли мотива у самой Марии Петровны на убийство?

- Был ли не было мотива у Марии Петровны - это все пока подвешено. Все может быть. На своей практике я имел десятки случаев, когда жены действительно заказывал своих мужей и такие там были операции, проводимые со стороны жен...

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!