Телеканал "Интер" каждый год 9 мая становится одним из ньюсмейкеров дня. Он наиболее широко среди всех украинских телеканалов отмечает День Победы. Причем с вектором, противоположным тому, что продвигает последние 5 лет украинская власть. Из-за этого телеканал регулярно атакуют националисты, обвиняют в "зраде", требуют закрыть. 

Но, несмотря на все угрозы, "Интер" не меняет свою политику в отношении памятной даты.

Что ожидается в эфире телеканала на 9 мая в этом году, как политика украинизации сказывается на качестве телевидения, а также об ожиданиях изменений в гуманитарной политике при будущем президенте Владимире Зеленском, в интервью "Стране" рассказывает руководитель Inter Media Group Анна Безлюдная.

— На "Интере" каждый год на 9 мая транслируют масштабные проекты. Что зрители смогут увидеть в этом году?   

— Я знаю, что миллионы зрителей ждут 9 Мая именно на «Интере». Мы знаем об этом, потому что они уже пишут нам.  Идут проекты, посвященные 9 Мая, — не эфирное промо, а те проекты, которые мы осуществляем: восстановление памятников — уже пятый год проводим акцию «Никто не забыт!», «Наш полк» — люди присылают на сайт истории и фотографии своих родных-фронтовиков, мы начали этот проект в марте 2014 года. На сейчас уже собраны более 36 тысяч историй. И люди на странице "Интера" в фейсбуке под постами об этих событиях пишут: "Ждем! Ждем 9 мая на "Интере", ждем концерт, премьеры…" Мы будем, по сути, вместе праздновать — с теми миллионами, а это обычно порядка 13-17 миллионов зрителей, которые смотрят "Интер" 9 мая, — это огромная цифра! — мы будем вместе с ними праздновать День Победы. Люди будут ощущать эту сопричастность, общность в этот день. Что это наша страна, наш праздник, невзирая ни на что. Может, даже вопреки тем тенденциям, которые мы наблюдаем в последние годы. Для нас очень важно, что в этот день мы можем дать людям поддержку, укрепить их уверенность в своей правоте, в нашей общей исторической правде. Для нас вот это важно. Не очень просто всегда плыть против течения, не все бойцы — люди разные. И у всех свой предел прочности. Своим эфиром в День Победы мы даем людям эмоциональную поддержку  — нам об этом пишут тысячи людей после 9 мая — мы это делаем каждый год. И в этом сделаем, конечно.

Наше праймовое, центральное событие — это концерт "Победа. Одна на всех". Он так называется уже не первый год. Это наше брендовое название — мы менять его не будем, в нем отражена основная идея. Победа одна на всех – и тогда, на все народы Советского Союза, все воевали. И сейчас — на все поколения. И на все времена.  Переоценить это сложно. Мы уже  третье послевоенное поколение, поколение наших детей — четвертое. Вроде бы всё уходит чуть в прошлое, становится такой далекой историей, но вот не отпускает. Ни одну семью. Потому что настолько это важно для всех ныне живущих, эта эмоция и понимание, что этот праздник и эта война — часть и твоей жизни, хотя ты этого никогда не видел, это остается для миллионов людей в Украине и в бывшем Советском Союзе. Это принципиально важно.

В нашем концерте — все наши звезды, которые каждый год участвуют в концерте к 9 мая. В определенной степени, это не просто участие в каком-то концерте, это тоже их гражданская и человеческая позиция по нынешним временам. И они очень выкладываются. Многие артисты не могли сдержать слез в самые напряженные моменты песен, хотя были репетиции…  Мы очень благодарны нашим артистам и всей съемочной группе.

Мы хотели в этом году сделать концерт очень торжественным, монументальным — построили, считаю, интересную, масштабную декорацию. Это каждый раз для нас большой праздник, а в этом году еще и дата — 75 лет освобождения Украины. Мы хотим нашими творческими решениями  передать людям это ощущение масштаба и важности. Думаю, нашего зрителя, который ждет этот концерт, мы точно не разочаруем.

Будет в прямом эфире марафон "Наша Победа" — с 7 утра.  Как каждый год —это наша традиция. Точно так же, как каждый год — уникальные сюжеты, интересные военные артефакты. Герои, которые рассказывают собственные истории о войне. Слава Богу, что еще есть эти ветераны — хотя они уже все люди очень преклонного возраста. Эти люди — носители очень большого количества знаний и информации. Уникальные фотографии, документы… Опять же сюжеты сняты не только в Украине, но и в Европе, бывших советских республиках. У нас география всегда широкая. Зрители любят наши марафоны и знают: в 7 утра включаешь телевизор и понимаешь — в стране большой праздник. Будут прямые включения из Киева и других украинских городов… А вечером сразу же после концерта, это тоже наша традиция — документальный проект из цикла "Люди Победы" — "Люди Победы. Наше дело правое!". Он называется так же, как и четвертый том книги.

— Как обстоят дела с другими "победными" проектами "Интера"? Восстановлением памятников, подготовкой книг "Люди Победы"? 

— Проект "Наш полк" мы начинали в 2014 году, в 2015-м начали реставрацию памятников героям Великой Отечественной войны, выпустили первую книгу. В 2016-м запустили проект "Улицы героев", установили памятник "Люди Победы" в киевском парке "Победа". В 2017-м издали вторую книгу "Люди Победы. Будем жить!", в прошлом году вышел третий том "Люди Победы. Наш полк".  Эти проекты — ежегодные, и они действуют постоянно. Просто мы акцентируем на них внимание 9 мая или в определенные значимые даты — День освобождения Киева, День освобождения Украины или День освобождения Одессы, когда есть информационный повод. Это тоже важно, чтобы общество, зритель максимально воспринял информацию. Чтобы он ее ждал в этот день. Надеюсь, эти акции будут действовать и дальше. Естественно, памятники необходимо восстанавливать — они стареют и ветшают. Это одна сторона медали, вторая — то, что мы видим сейчас акты вопиющего вандализма по отношению к памятникам. Слава Богу, они единичные. Тем не менее, они есть. И меня огорчает, что они остаются безнаказанными. Большинство этих памятников потом восстанавливают сами люди. То есть украинцы не приемлют такое отношение к памяти и к памятникам в своей массе, я бы сказала — абсолютное большинство. Но есть, к сожалению, другие люди. На чем основан их вандализм? Возможно, какие-то радикальные взгляды, возможно, просто какая-то дурь, агрессия или еще что-то. Мне сложно сказать. Но особенно важно на этом фоне показать, что мы привлекаем внимание тысяч людей к восстановлению памятников. Что вся страна и люди — не такие. Есть единичные случаи, но тысячи — совершенно других. И мы видим отношение украинцев к памяти и к истории. К Пасхе на кладбищах все могилки убраны, цветы высажены. К 9 Мая то же самое. Эти сельские обелиски, мемориалы… Люди стараются если не реставрировать, то хотя бы убрать, цветы посадить, что-то подкрасить. Наши люди уважительно относятся к истории и к памяти, и мы этой акцией тоже хотим это подчеркнуть. И люди поддерживают это. За весь период акции "Никто не забыт!" только мы усилиями канала восстановили 30 памятников по всей Украине. А вообще-то их сотни! На нашем сайте polk.inter.ua есть интерактивная карта памятников солдатам Великой Отечественной, наши зрители, читатели вносят туда информацию.

И дети, молодежь ходят в своем городке, в селе и видят — вот восстанавливают памятник. Ребенок обратит внимание. К этому памятнику можно потом прийти, цветы возложить. Это все имеет очень большое значение! Это даже сложно переоценить, потому что растут поколения, между которыми не рвётся связь. Когда ты можешь говорить со своими детьми на одном языке, а не когда, условно говоря, кроме семьи и быта ничего не объединяет. Связь между поколениями, в том числе, и такими проектами удерживается.

Проект "Наш полк" с марта 2014 года тоже очень вырос. На сайте polk.inter.ua уже много разделов — и истории фронтовиков, и истории памятников и улиц, которые носят имена героев Великой Отечественной войны… Этот проект мы создали в 2016 году, когда пошло массовое переименование. Абсолютно необоснованное — даже не предусмотренное действующим законодательством, как к нему ни относиться. И абсолютно беспредельное, с моей точки зрения. Естественно, это людей возмущало, было видно, как люди негативно реагируют. Но ничего не могут сделать. Поэтому мы этим проектом хотели показать: если у тебя есть позиция — ты всегда что-то можешь сделать. Например, даже прислать информацию: «Я живу на улице такой-то, названной в честь героя войны» и рассказать о нем историю. Или, допустим, — «мою улицу переименовали, но я все равно считаю, что живу на улице этого героя». И мы это сохраняем – потому что это история. Могут повесить другие таблички, но в головы к людям и в души залезть не могут. Поэтому этот проект тоже важный. Мы его продолжаем.

В этом году мы издали уже четвертый том книги "Люди Победы". Называется он "Люди Победы. Наше дело правое!". Ну, так уже, чтобы не было сомнений (улыбается. - Прим. Авт.). Мы и в концерте "Победа. Одна на всех" хотели эту мысль донести до нашего зрителя. Внешние обстоятельства могут быть любыми. Они могут быть благоприятными или очень тяжелыми. Тут сложно гадать. Но это жизнь. Ты на все влиять не можешь, но ты можешь влиять на себя, на свои поступки. Поэтому, если ты остаешься собой, если ты верен памяти, истории и Победе, то я считаю, что позиция простая — ты уже победил. И с этим ничего нельзя сделать. Если таких людей много — нас большинство, ну вот и все. Вот и весь ответ.

То есть в себя нужно смотреть в первую очередь. Взрослым людям. И детей так надо воспитывать.

К сожалению, люди Победы уходят. Книга только вышла, а уже один герой умер. Из 400 ветеранов, истории которых вошли в книги "Люди Победы", 98 героев ушли из жизни. Но мы успели снять, записать, сохранить для истории — это важно. И для их родных, и для всех нас. Там истории, которые не напишет ни один сценарист, — такое придумать нельзя. Это можно только пережить. Это даже не во всех документах есть — можно зарыться в архивах, но не факт, что найдешь такие истории. Например, мне запомнился эпизод про медсестру Евдокию Романовну Павлову. Она совсем девчонкой попала на фронт. Первый поезд с ранеными, она растерялась — к кому первому бежать. Огромное количество людей, и все истекают кровью. Она говорит врачу: "Я в первую очередь буду брать тех, кто кричит". Он отвечает: "Нет, в первую очередь бери тех, кто молчит. У них болевой шок — могут скоро умереть. Тот, кто кричит, — и завтра кричать будет". Такое не придумаешь…

— На концерт приглашены ветераны из стран бывшего Союза?

— Да, каждый год приглашаем. Обязательно.

— Говоря о концерте, Вы характеризовали состав участников таким словом, как "наши". То есть те, для которых слова "День Победы" — не пустой звук. То есть, получается, есть и "не наши", которые 9 мая воспринимают по-другому?

— Я убеждена, что для абсолютного большинства наших соотечественников Победа — важная часть личной истории и жизни. В целом, очень сложно. Если тебе говорят на белое — черное, а ты знаешь, что это — белое. Не каждый человек будет терпеть и спокойно это переносить. Особенно — если это касается каких-то личных моментов. А это же касается семьи! У меня, например, два деда воевали. Как я могу спокойно к этому относиться? Одного я не застала, потому что он умер до моего рождения, а второго прекрасно помню. Он очень большой вклад внес в мое воспитание. Бабушка тоже пережила войну. Много времени мы проводили у бабушки с дедушкой, я прекрасно все знаю и помню. И как мне реагировать?  И таких, как я, — миллионы.

Ты понимаешь — ты должен занимать позицию, ты не можешь просто смотреть и делать вид, что ничего не происходит. Что тебя это не касается. Конечно, касается! И если кто-то неуважительно относится к истории, к памяти, к которой мы лично все имеем отношение, получается: как бы оскорбляют твоих родных, которые уже не могут за себя ответить. Как ты будешь называть таких людей? Свои или наши? Конечно, нет.  По этим признакам это — чужие люди. Вот потому люди стали так называть — это мое мнение. И, в принципе, я считаю правильным отстаивать свою точку зрения. А иначе можно допереписываться, договориться до чего угодно. Человеческая жизнь очень короткая, по большому счету. Ну, вот сколько ветеранов сейчас осталось? Им же всем уже под сто лет. Сколько кому отмерено – никто не знает. Безответственное или даже циничное отношение к истории сотен миллионов людей — это для меня вообще запредельные вещи. И, слава Богу, что была Победа, и никто это не изменит.

— Среди участников концерта будет дуэт Анна-Мария, вокруг которых развернулся скандал во время национального отбора на "Евровидение", после чего их практически перестали звать на эфиры. Почему вы решили их пригласить?

— Мы их и до этого приглашали, и сейчас приглашаем, и будем приглашать. Я считаю, что девчонки — молодцы. Во-первых, они — хорошие артисты. У них реально — голоса. С этим точно не поспоришь, потому что, не хочу показывать пальцем, но есть же такие артисты, которые только в хоре могут петь — когда не очень слышно. А тут у людей конкретно есть талант. Плюс к голосу — эмоции, переживания. Они — настоящие артисты. Они — труженицы, всегда выкладываются – и на репетициях, и на концертах… Эти девчонки вызывают большое профессиональное уважение.

Они постоянные участники наших концертов, и мы им всегда рады. Я думаю, что все у них будет хорошо, потому что у них есть талант, есть характер, у таких людей обычно все складывается.

— Ожидаете ли вы изменений в гуманитарной политике в связи с победой на выборах президента Владимира Зеленского? Будут ли отменены запреты на показы фильмов и мультфильмов?

— Я очень осторожно всегда отношусь к подобным вещам — вообще не обольщаюсь никакой политикой и никакими политиками. Не восхищаюсь, не очаровываюсь, а потому потом и не разочаровываюсь. Мне не свойственны какие-то оценки: о, теперь будет вот так — ура! А теперь побежали в другую сторону! Посмотрим, как будет. Как говорят украинцы, "нам своє робить". Поэтому поживем — увидим. Конечно, я хочу, чтобы миллионы людей, все жители Украины не страдали от языковых ограничений, запретов фильмов, книг… Считаю, это необходимо менять. Посмотрим.

— Два месяца в Украине рассматривали законопроект о тотальной украинизации и в итоге его приняли 25 апреля. В нем звучали идеи по квоте 90% украинского языка на общенациональных каналах, вместо прежних 75%. Эту норму убрали из текста закона буквально в последний момент. А что было бы с телевидением, если бы от идеи не отказались? Выжило бы? И как вообще квотирование сказалось на качестве телепродукта?

— Телевидение как телевидение, конечно, выжило бы. Оно уже есть, как явление — куда же оно денется? Другой вопрос, каким бы оно было? Украинское телевидение качественно потеряло — сравните 10 лет назад и сейчас. Какое количество документальных фильмов было. Люди их в прайме смотрели. Что сейчас? Масса форматов, которые основаны на каких-то низменных инстинктах, ниже плинтуса. И некоторые телевизионщики почему-то не к тому зрителю обращаются, который ждет чего-то большего, а к тому, кто внизу, – решают потакать таким вкусам. И таких форматов, к сожалению, немало. Бесперспективная история.

Что касается квотирования языка, это категорически неправильно. И я это уже говорила. Мы были против и сейчас против, но мы вынуждены соблюдать закон — как мы можем не соблюдать? Мы работаем, конечно, согласно этому законодательству. Это ясно. Конечно, канал пострадал, и зритель пострадал. Нам много писем пришло, в комментариях писали… Одна зрительница, украиноязычная, кстати, написала: "У вас такий чудовий переклад серіалу "Абатство Даунтон". Такий цікавий, такий гарний український переклад. Дякуємо! Але навіщо перекладати російськомовні фільми чи серіали, які ми добре знаємо? Там актори розмовляють своїми голосами… Це неправильно, так не треба робити". И она абсолютно права! Или пишут про тот же "Вещдок": «Зачем  вы перевели на украинский язык? Там все события времен Советского Союза. Все это звучит неестественно. Так не говорили". А что мы можем сделать? Нам что, проект с эфира снимать? Поэтому, конечно, потеряли часть зрителей. Конечно, положение ухудшилось. Мы стараемся держаться, но это уже мы выживаем. Это уже другой посыл. Ты идешь на какие-то компромиссы, потому что тебе надо выжить и сохранить лицо канала для зрителя.  Потому что есть зрители, которые в принципе смотрят только "Интер",— они нам так и пишут. И мы не можем этих зрителей разочаровать, невзирая на все обстоятельства. Спасибо, они с пониманием относятся.

У нас в эфире были передачи и на украинском, и на русском. Например, в программе "Ранок з "Iнтером" был сюжет на русском, сюжет на украинском. В чем проблема? Зачем надо ломать через колено и обязывать телеканалы переводить? Что такое язык — это ж не просто способ передачи информации. Можно перевести новостную ленту — люди воспримут информацию. Но живое общение возможно только на родном языке. Для миллионов людей русский язык родной — был, есть и будет. Это же не приезжие какие-то люди. Это наши украинские граждане.

Все ведущие должны говорить на украинском языке. Почему? Чего вдруг? Потому что кто-то решил! Потому что страна — Украина, и все должны говорить на украинском. С такой логикой, конечно, мы далеко уедем. И здесь нам Европа уже не пример, конечно — та же Швейцария. Где выгодно – пример, где не выгодно – уже все, не пример. В конце концов, можно даже не ссылаться на Европу — это просто противоречит здравому смыслу. Поэтому, конечно, это все надо отменять. Почему? Потому что это ведет и к потере качества продукта. Увеличилось количество среднего продукта, часто даже низкопробного. По разным причинам: финансовым, из-за отсутствия творческого персонала в должном количестве. На такое количество — сотни, сотни, сотни часов — ты должен снимать круглый год. С кем? Да, безусловно, у нас есть хорошие актеры и режиссеры, мы с ними работаем. Но их не хватает. Поэтому, конечно, вред — сами себе подрезали крылья. Но это сознательно, я считаю, делается. Люди, может быть, не все, но частично —  те, кто это делают, – я уверена, понимают вред, который они наносят. И, очевидно, делают это сознательно. Но не каналам они вредят. Тут не о бизнесе и не о деньгах идет речь. О людях! Ведь, в принципе, мы говорим о зрителе. Телеканал — промежуточное звено. В конечном итоге, мы всё делаем для миллионов зрителей. Кому наносится вред? Миллионам украинских граждан! Вот о чем идет речь.

—  Ожидаете ли вы перемены в отношении 9 Мая и Великой Отечественной войны в связи со сменой власти?

— Я сказала, что давно не обольщаюсь на счет политики и политиков. Я давно уже без иллюзий на все это смотрю. Мы за последние годы привыкли рассчитывать на себя. Я считаю — это самая надежная позиция. То, что мы в концерте сказали и всем эфиром 9 мая хотим сказать: если за тобой правда, ты держишь свою позицию — то ты уже победил. Поэтому, если будут благоприятные внешние обстоятельства, я буду только рада. Если же они будут снова неблагоприятные или поменяются не так, как нам бы хотелось, для нас, в принципе, это ничего не меняет. Потому что мы меняться не будем. Наше дело правое! Победа будет за нами. Это мы четко знаем.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!