Художница Дарья Марченко с портретом Порошенко из фантиков Roshen и гильз с Донбасса. Фото: ZOYA SHU для
Художница Дарья Марченко с портретом Порошенко из фантиков Roshen и гильз с Донбасса. Фото: ZOYA SHU для "Страна.ua"

Киевским художникам Дарье Марченко и Даниэлю Грину не привыкать к скандалам. После картины "Лицо войны (портрет Путина, выложенный гильзами с Донбасса) им даже пришлось на два года уехать из Украины – под угрозой оказалась их жизнь. Недавно Дарья вернулась в страну, чтобы закончить их новую работу. И в этот раз резонанс превзошел самые смелые ожидания.

Портрет Петра Порошенко из фантиков от конфет Roshen на прошлой неделе обсуждали все. Снимок опубликовали СМИ Австралии, Филиппин, Кореи, Кувейта, Германии, Франции, Польши, Болгарии, Англии, США, Испании, Южной Африки…  В Украине же кто-то восхитился, а кто-то - разозлился. Ведь картину Дарья показала за три дня до первого тура президентских выборов.

Сьемка и монтаж видео: Владислав Бовтрук

— Сколько фантиков понадобилось для производства картины?

— Около 20 кг конфет Roshen. Мне их помогали собирать близкие. У нас давно возникла идея сделать такой портрет. Под конец работы я даже немножко поправилась.

— Вы что, сами съели все конфеты?

— Невозможно съесть столько конфет. Добрую часть съели близкие люди, которые приходили смотреть картину, потом журналисты баловались. Конфеты у президента вкусные, поэтому спрос был. Первыми съели самые вкусные - “Кара–кум”, “Ко–ко shoco”, “Сapri”, “MontBlanc”, ими я выложила глаза. Я уже эксперт по продукции Roshen. Самые ходовые были “Jelly”, они есть разных вкусов - грушевый, апельсин, яблоко. Без этих конфет было бы невозможно составить телесный цвет портрета. Некоторые оттенки телесного набирались с помощью накладок полупрозрачных фантиков один на другой. И еще “Coffeelike”. Их в картине я использовала в теневых площадях.

— А “Пчелка” есть?

— Нет. Вот все спрашивают, почему “Пчелки” нет. Я теперь ее обязательно вставлю.

— Сколько денег вы потратили на конфеты?   

— 100-200 долларов, не помню. Сначала собирала из того, что приносили друзья. Потом постепенно начала докупать нужные по цвету конфеты. Многое осталось так и не равернутым. Поэтому сложно подсчитать. Я сейчас даже раздаю не пригодившиеся конфеты.

— Если подойти ближе, видно, что помимо фантиков тут есть гильзы. Откуда они?

— Это гильзы с Донбасса, которые остались у нас с проекта «Пять Первоэлементов Войны». Гильзами выложен фон в форме огромной плитки шоколада. Гильзовые блоки шоколадки напоминают по форме гробы. А фантики символизируют приоритет бизнеса у президента перед интересами народа. Страна в гробах, а президент в шоколаде – это основной посыл картины.

Портрет Петра Порошенко из фантиков и гильз. фото: Дарья Марченко для "Страны"

— Как возникла идея портрета Порошенко из фантиков?

— Мой соавтор Даниэль был сотником передовой баррикады на Майдане, потерял там многих друзей. Он как-то сказал, что народ напоминает ребёнка.  Мы очистились на Майдане, стали светлее, самоотверженнее. Политики, которые пришли к власти на крови Майдана, пообещали народу лучшее будущее. Людям показали конфетку, но когда конфету развернули, там оказался только фантик, а внутри — ничего. Фантик — это еще и символ несбывшихся надежд.

Киевские художники-концептуалисты Даниэль Грин и Дарья Марченко стали знаменитыми после того, как выложили из донбасских гильз портрет Владимира Путина - “Лицо войны”. Затем создали портрет Дональда Трампа. Как объясняет “Стране” Дарья, Трамп - лицо денег, но он состоит из мелочи. Слоган - можно быть богатым, но одновременно дешевым в своих политических поступках.

Петр Порошенко стал третьим героем в этой серии портретов.

— Все концептуально. Трамп из долларов, Путин из гильз, Порошенко из фантиков. Своей картиной мы хотели в первую очередь обратиться к президенту. Если он отреагирует на наше обращение, если его переизберут, и он покажет свое новое лицо, мы с большим удовольствием напишем новый портрет. И даже подарим его ему.

— Отреагирует - как?

— Поборет коррупцию в Украине. Я понимаю людей, которые за него голосуют, он эффективен, он многое сделал. Я сама не знала, за кого голосовать в первом туре, и рассматривала Порошенко как возможный вариант. Но у нас сейчас получилась вилка: с одной стороны, вроде бы эффективный человек, но который позволяет своей команде красть. А с другой – человек неопытный, от которого мы не знаем, чего ожидать...

— Это вы про Зеленского?

— Да. Но мы не политики, мы художники. Мы всего лишь фиксируем исторический момент в материале. Порошенко сидел и позировал четыре года. Как позировал, так мы и изобразили.

— Была ли какая-то реакция на портрет от Порошенко, он вам звонил?

— Нет, но меня уже успели обвинить в том, что звонил. Вообще, когда я написала пост в Facebook, в котором показала картину, не ожидала, что на меня столько грязи выльют. Больше тысячи репостов только с моей публикации. Вы не представляете, что на меня обрушилось. А ведь мы даже не собирались показывать портрет перед выборами. Это получилось спонтанно.

— Как?

— Приезжали французские документалисты, и я дорабатывала портрет быстро для съемок их фильма. А потом просто-напросто не выдержала нервного напряжения, решила покончить с этим всем и дала его прессе.

Нам было достаточно проблем с русскими после портрета Путина: покушения, проникновения в мастерскую… Мы даже из Украины вынуждены были уехать. Мой соавтор сейчас в Уганде, я сама вернулась только шесть недель назад, и за это время доделала портрет.

Я понимала, что если готовлю протестную работу перед выборами, то этот процесс может быть на контроле... Я старалась лишний раз на улицу не выходить в последние пару недель. Друзья бутерброды носили. Возможно, это паранойя, но после раскладов с портретом Путина, мы уже не те Даша и Даня, что были раньше. Мы шуганые. И перестраховываемся.

Украинские художники Дарья Марченко и Даниэль Грин

— А за портрет Порошенко вам угрожали?

— Нет, угроз не было, только гневные комментарии в Фейсбуке и упреки в продажности. Вот это очень глубоко меня обидело. Сразу — сколько тебе заплатили? Кто заплатил? Коломойский? Я говорю — блин, да я не за Зеленского голосовала. “А-а-а, так тебя Петя уже успел перекупить...” О чем говорить, если некоторые люди даже не умеют пользоваться “Гуглом”! Некоторые мне писали "лучше бы Путина нарисовали", не зная, что мы уже это сделали…

Или вот еще, мое любимое — “Ты оседлала русскую пропаганду”. Бл*, после всего, что мы сделали для Украины? После 4000 статей по всему миру… Вы серьезно?! Это был для меня шок… У Украины две проблемы. Первая – агрессор, и мы его изобразили. Вторая – коррупция. Мы и ее изобразили…  Дали материал в момент, когда ни на что не могли повлиять в выборах: перед первым туром, а не перед вторым. Ясно было, что никто не наберет 50% голосов, и будет второй тур. Что не так?

— А если бы вы опубликовали картину перед вторым туром, она бы помешала Порошенко победить?

—  Не думаю. Для нас наши работы – это больше внутреннее переживание. Мы высказываем свое видение исторического момента через искусство. Остальное нас не заботит. Мы не предвыборный штаб.

— Если, как говорите, ваше искусство не способно ни на что повлиять, зачем его вообще выдавать в свет? 

— Искусство создано для того, чтобы менять что-то в сердцах людей, а не влиять на выборы. Искусство должно вызывать резонанс в сердце человека...

— Который потом идет на избирательный участок и голосует. Так ведь?

— Поверьте, до момента второго голосования еще много чего произойдет. Мы дали это перед первым туром, а не перед вторым. Помните? Кто-то нас обвиняет в том, что мы прокатились на волне, словили хайп… Ну, извините, пожалуйста, что мы профессиональны во всем. Не только в качестве искусства, но и в качестве его презентации. А почему мы не можем презентовать наши работы, когда хотим? Потому, что гаранту, допускающему коррупцию в нашей стране, это не понравится?

Мы и с портретом Путина хорошо хайпанули, и с проектом «Пять Первоэлементов Войны», и с Трампом. Я хочу сказать вам всем: ребята, хайпуйте, если у вас получится так хайповать! Вперед! Нужно много трудиться и делать качество, что бы так хайповать. На плохих работах хайп не поймаешь.

— Но выставляя такой критичный портрет перед выборами вы не могли не понимать, что будет скандал.

— Да, меня предупреждали, что если я покажу картину сейчас, на меня польется грязь. Но мы до этого портрета четыре года занимались антивоенным проектом, потратили на него деньги, за которые я могла приобрести хорошую арт-галерею, про которую всегда мечтала. Потратили столько сил и нервов на это все. Я думала, это создало нам определенную репутацию, которая не позволит людям думать о нас так... Но в нашей стране человек с заслугами и мировой известностью очень быстро может превратиться из героя во врага. Нулевая толерантность. Получается, когда мы сделали Путина, мы — молодцы. А когда Порошенко, уже предатели?

Если Порошенко придет к власти во второй раз, мы не хотим старого Порошенко. Мы хотим нового, сменившего приоритеты Порошенко. Имеем право на такую гражданскую позицию.

— Все-таки, почему вы решили показать портрет именно сейчас?

— Это сложно объяснить. Портрет перед глазами стоял. Он был навязчивой идеей. Я решила: будь что будет. Мне все равно, сколько грязи я съем.

— Что за грязь? О чем вы?

— Скандал с этой картиной показал мне, кто настоящий друг, а кто так… Были люди, которые поддержали. Много людей. Но некоторые отвернулись. Я потеряла пятерых друзей 17-летней выдержки. Хороших друзей. И кое-что новое узнала о себе.  Искусство для меня важнее друзей, которые не готовы его принимать…

Художница Дарья Марченко с портретом Порошенко из фантиков и гильз. Фото: ZOYA SHU для "Страна.ua"

— У Дэмьана Херста была картина из мертвых бабочек. Вы в своем творчестве использовали какие-то необычные или противные материалы?

— Насчет противного не знаю. Но страшное было. Когда для проекта “Пять первоэлементов войны” мне привезли с фронта “гильзы минус”. Из-под патронов, которые убивали людей. Вот это было жутко - держать горсть этих гильз-убийц в руке... Но в проекте я их не использовала, чтобы не спекулировать.

— Вам поступали заказы на новые портреты известных людей в том же ключе, что и Порошенко?

— Мы не принимаем заказы. А если бы и приняли, то только от очень достойного, уважаемого нами человека. Портрет создан в рамках серии исторических личностей: Путин, Трамп, сейчас Порошенко. И у нас есть планы. Есть новые герои...

— Кто?

— Не могу сказать.

— Ждать ли от вас теперь портрет Зеленского или Тимошенко?

— Поймите, мы не мыслим в разрезе Украины. Когда нас увлекает какая-то идея, когда мы видим, как Порошенко себя вел... Эти фантики, эти гробы - это красиво. Когда нам красиво по смыслу и по посылу, мы делаем. Когда нас достает то, что происходит, мы об это говорим. Вопрос коррупции должен подниматься, и не тогда, когда Порошенко выберут — ему тогда будет все равно. Пусть сейчас понервничает, посмотрит на себя. Я хотела, чтобы об этой работе говорили во всем мире, для меня это важно. Получилось. И если Порошенко придет на второй срок, ему будет необходимо изменить что-то в этой системе, имея такую репутацию и такое внимание международной общественности.

— Как вы вообще относитесь к Порошенко?          

— Если бы он предпочел место в истории, а не в кошельке, это был бы гениальный человек для Украины. Но он предпочел кошелек.

— За кого будете голосовать во втором туре?

— Вы что, с ума сошли? Если я сейчас скажу, что начнется? Мне этого не нужно, я уже съела достаточное количество фекалий.

— Какая дальнейшая судьба этого портрета? Вы планируете его продавать?

— Не знаю, возможно.

— За сколько готовы?

— Сложно его оценить. Портрет Путина “Лицо войны” нам очень “дорог”. После того что он сотворил, как мы можем продать его дешево? Только очень дорого, и с выручки починить наших пацанов. Меньше 1 млн долларов мы цену не рассматриваем.

— А Порошенко?

— Посмотрим на его поведение.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!