Новый владелец 112 канала и Newsone ждет новых попыток закрыть телеканалы. Фото: Newsone
Новый владелец 112 канала и Newsone ждет новых попыток закрыть телеканалы. Фото: Newsone

В декабре стало известно, что новым владельцем 112 канала стал народный депутат от "Оппозиционного блока" Тарас Козак, который незадолго до этого приобрел еще и NewsОne. 

"Страна" расспросила, как нардеп собирается управлять двумя ведущими новостными каналами, когда власти угрожают их закрыть, а также узнала об отношениях с бывшим собственником Newsone Евгением Мураевым и главой политсовета партии "За життя" Виктором Медведчуком, которого молва неоднократно называла реальным владельцем обоих телеканалов. Что, впрочем, сам Медведчук также неоднократно опровергал.

Ответы на вопросы "Страны" Тарас Козак предоставил в письменном виде.

- Вы приобрели два самых популярных информационных канала - 112 и NewsОne - по вашей декларации, за немногим более $4 млн. Хотя ранее на рынке ходили разговоры, что эти каналы продаются по $20-25 миллионов каждый. Почему такая не очень высокая цена по итогу получилась?

- Во-первых, я не считаю, что 4 миллиона долларов – это невысокая цена. Кроме того, необходимо учитывать значительные риски, связанные с приобретением каналов, которые занимают бескомпромиссную позицию в отношении действующей власти и находятся под постоянной угрозой закрытия. Для примера, только в отношении телеканала 112 Украина мы имеем дело с двумя десятками санкций, включая предупреждения, штрафы и обращения в суд. Прибавьте к этому угрозу введения санкций со стороны СНБО в соответствии с решением Верховной Рады Украины от 4 октября 2018 года.

- Телеканал NewsОne вам продал нардеп Евгений Мураев, который затем создал новый телеканал "Наш". На каких условиях состоялась сделка? Вам предложили купить Newsone или Вы вышли на Мураева с предложением продать телеканал? Правда ли, что по условиям сделки Мураев должен был оставаться еще некоторое время управляющим телеканалом? Почему не остался?

- У меня нет деловых отношений с Евгением Мураевым. Мы познакомились в Верховной Раде Украины. Решение о приобретении телеканала NewsОne был принято после того, как на рынке появилась информация о желании собственника выставить его на продажу. К сожалению, оказалось, что Евгений Мураев только на словах позиционировал себя как защитник и боец. А сегодня фактически отказался от борьбы и превратился в очередной мыльный пузырь на службе у власти. Я неприятно удивлен позицией человека, который давал обещания электорату Юго-Востока бороться за их интересы, а сегодня призывает СБУ расправиться с оппозицией (вероятно речь идет об этом скандале - Прим.Ред.). Понятно, что и возможность того, чтобы Мураев на какое-то время еще оставался на канале, не обсуждалась.

- Часть творческого коллектива NewsОne перешла в новый проект Мураева. Насколько это сильно сказалось на работе Newsone?

- Здесь стоит отметить, что как деловой человек Евгений Мураев повел себя некорректно. При продаже телеканала он не упоминал, что собирается строить новый информационный канал и переманивать на него сотрудников NewsОne. А так получается, что покупать и продавать телеканалы для него - не более чем просто бизнес. Соответственно, о соблюдении принципов бизнес-этики тоже говорить не приходится. Во время своего ухода с канала Мураев даже не попрощался с трудовым коллективом. Но на сегодня у нас уже состоялась очень конструктивная встреча с менеджментом и журналистами канала, и я считаю, что наши отношения с сотрудниками Newsone полностью нормализовались. Хочу отметить, что сегодня коллективы настоящих профессионалов собраны на обоих каналах.

- У кого вы купили телеканал 112? Говорят, что реальными владельцами канала выступали бывшие соратники Виктора Януковича, включая экс-министра Виталия Захарченко. Контактировали ли вы с ними в процессе покупки?

- Телеканал 112 Украина был приобретен у швейцарской компании Plirofories AG, которую представлял Эдуард Кац. Сделка смогла состояться благодаря трем факторам - проведенной юридической экспертизе, юридической чистоте и понятной схемой реализации. Если бы существовали какие-либо сомнения в ее чистоте, то совершить ее с участием швейцарской компании было бы попросту невозможно.

- Каково происхождение средств, которые вы потратили на покупку телеканалов? Вы занимаетесь бизнесом?

Источники моих доходов прозрачны и официально задекларированы. Безусловно, у меня достаточно средств для приобретения такого актива как телевизионный канал.

- Почему вас вообще заинтересовал медиа-бизнес и вы решили купить телеканалы?

- Это мое личное решение и часть моей гражданской позиции. Я хочу, чтобы в обществе звучали разные мнения. Хочу, чтобы страна шла по нормальному пути развития, как это происходило раньше. А не по тому пути, по которому она идет сейчас.

- В медийных кругах активно муссируются слухи, что реальным владельцем обоих каналов является Виктор Медведчук и что покупку вы на самом деле проводили в его интересах. Так ли это?

- Я считаю Виктора Владимировича своим другом. Горжусь нашими отношениями и ценю их. Это человек, который в течение многих лет не меняет своей позиции, не боится отстаивать собственные взгляды на происходящее сегодня в Украине. Благодаря его усилиям сотни человек смогли вернуться домой, вернуться к своим семьям. Если бы такие люди как Медведчук были сегодня при власти, то мы жили бы в мирной и экономически успешной стране, которую уважали бы во всем мире. Я предлагал ему быть партнером в новых телевизионных проектах, но он пока не высказал своей готовности на участие в них.

- Как вы, как собственник, влияете на редакционную политику каналов? Оба канала недоброжелатели обвиняют в целом спектре прегрешений – от пророссийской ориентации до открытой агитации в пользу политической силы, которую представляете вы и Медведчук. Что вы можете ответить на эти обвинения?

- Я член политсовета политической партии "За жизнь", которая недавно была преобразована в партию "Оппозиционная платформа – За жизнь". У меня много друзей в России и никакой агрессии с их стороны я не ощущаю. Но при этом единственное требование, которое я предъявляю к редакционной политике каналов – показывать все, что происходит в Украине, не бояться запретных тем, давать возможность высказаться людям с различными мнениями. Да, телеканалы "112 Украина" и NewsOne показывают больше, чем другие. Поэтому и подвергаются нападкам со стороны отдельных политиков и так называемых активистов. Но я считаю, что люди имеют право знать обо всем, что происходит в стране, и должны быть свободными в том, чтобы складывать об этом собственное мнение.

- Какие ваши планы по развитию этих телеканалов? Насколько изменится концепция и политика 112-го и NewsОne? Что нового вы собираетесь привнести в вещание, что поменять?

- На обоих каналах работают профессиональные кадры. Разработка концепции вещания на следующий год – одна из основных задач, которая стоит перед ними сегодня. В любом случае, я уверен, что конкуренция на телевизионном рынке будет только возрастать, но оба канала будут к ней полностью готовы. Я надеюсь, что через год-два у каналов появятся собственные многофункциональные студийные комплексы. А условия работы журналистов будут соответствовать наиболее высоким международным стандартам.

- Вы стали владельцем двух каналов примерно одинакового формата – как вы будете подходить к их дальнейшему развитию? Будете ли вы так же как, допустим, в группе Виктора Пинчука StarLightMedia (куда входят СТБ, Новый, ICTV) исходить из того, что каналы – это автономные единицы и должны конкурировать между собой, несмотря на одного владельца? Либо вы предусматриваете какое-то размежевание форматов, чтобы два телеканала вещали в разных нишах и не конкурировали друг с другом?

- Конкуренция – залог развития. Считаю, что конкуренция между "112 Украина" и NewsOne должна сохраняться, так как это сохранит в тонусе обе команды телевизионщиков. Тем более что оба канала работают в очень динамичном и конкурентном сегменте телерынка. Но в любом случае сначала я собираюсь обсудить этот вопрос с сотрудниками каналов и рассмотреть их рекомендации.

- Будете ли объединять два своих канала в единый управленческий холдинг?

- Сейчас мы находимся в поиске оптимальной формы управления.

- Есть ли у вас планы по покупке новых каналов?

- Время покажет. Все будет зависеть от политической ситуации в стране и от состояния телевизионного рынка.

- О том, что вы купили телеканалы было объявлено уже после того, как Рада приняла решение с призывом к СНБО ввести санкции. Не боялись делать такую рисковую инвестицию? 

- Как раз наоборот. Именно угроза введения санкций и последующего закрытия телеканалов повлияла на мое решение войти в медиабизнес. А чтобы таких угроз не возникало в дальнейшем – в настоящее время совместно с менеджментом обоих каналов мы ведем переговоры с известными европейскими политиками и журналистами о создании специального органа – Наблюдательного совета, который будет заниматься вопросами обеспечения свободы слова.

- Как вы прогнозируете – будет ли реализована угроза закрытия каналов через решение СНБО?

- В текущей политической обстановке крайне сложно прогнозировать будут ли закрыты телеканалы путем применения к ним санкций. Но точно можно сказать, что законно эти санкции не могут быть применены, так как это украинские компании и владеет ими гражданин Украины. И сейчас закон этого не позволяет.

- Какие меры противодействия этим угрозам вы предпринимаете? Какая ваша стратегия и тактика защиты?

- Мы серьезно рассчитываем на помощь международного сообщества. Представители каналов неоднократно обращались к европейским политикам, посещали парламентские заседания в нескольких европейских странах. Были направлены десятки писем в международные организации по правам журналистов. В своих письмах и выступлениях каналы просили о защите и требовали не допустить сворачивания свободы слова в Украине. Надеюсь, это поможет, поскольку добиться справедливости в Украине достаточно сложно. Например, петиция о защите каналов, размещенная на сайте Президента, набрала более 27 тысяч голосов, но реакции на этот документ со стороны власти нет никакой.

- Насколько вы ощущаете поддержку зарубежных структур в вашей борьбе?

- По инициативе телеканалов в Европейском парламенте рассматривают проект резолюции по недопущению давления на свободу слова в Украине. Этот документ подписали более 40 евродепутатов. Скоро проект этой резолюции будет вынесен на обсуждение в Европарламенте. Также на телеканалы уже несколько раз приезжали делегации европейских политиков. Верховный представитель ЕС по вопросам общей внешней политики Федерика Могерини делала специальное заявление, в котором подчеркнула недопустимость ограничения свободы слова.

- С какой целью, по вашему мнению, вообще принималось это решение Рада с предложением ввести санкции? С целью действительно вас закрыть? Либо, как говорят, подсадить вас на крючок, заставить быть более лояльным к власти? Ставились ли вам какие-то условия от власти  для продолжения вашего вещания и неприменения санкционных мер? 

- Я уверен, что власть и дальше будет делать попытки закрыть оба телеканала. Она не может смириться с существованием площадок, которые не поддаются контролю с ее стороны. Соответственно, не было и каких-либо попыток контакта со стороны власти по вопросам редакционной политики – думаю, что это еще один аргумент в пользу того, что власть имеет преступные намерения добиться закрытия обоих каналов.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!