Лолита Милявская дала первое интервью украинскому журналисту после большого перерыва. Фото: Страна
Лолита Милявская дала первое интервью украинскому журналисту после большого перерыва. Фото: Страна

Рухнувшие отношения Украины и России поделили надвое не только политиков, но и звезд шоу-бизнеса.

Одни выбрали рынок российской эстрады как базовый из-за денег, славы или постоянных срывов концертов активистами. Другим попросту запретили въезд в Украину.

Одна из таких звезд постсоветской эстрады – певица Лолита Милявская, которую два года назад высадили из поезда в Конотопе и отправили обратно в Москву (за въезд в Крым через территорию России).

В этом первом за долгие годы интервью украинским журналистам Лолита рассказывает о том, как наши певцы и продюсеры продолжают работать на русскую эстраду, как избили ее мать, почему она не перевозит семью из Киева и что она помнит о своем друге Кузьме Скрябине.

Видео интервью смотрите на КРЮЧОК.TV

— Когда вы в последний раз давали интервью украинским журналистам? 

— Хороший вопрос…

— Когда к вам в последний раз вообще обращались украинские журналисты с предложением записать интервью?

— Один раз. Очень давно. Какая-то передача типа "Худеем вместе". Причем по интернету хотели записать… Неинтересно.

— Как думаете, почему украинские СМИ не хотят общаться?

— Нормальная ситуация для украинских журналистов — не брать интервью у тех, кому запрещен въезд в Украину. Самое смешное, по мне нет запрета на постановку в ротацию. То есть Минкультом я разрешена. Мне запрещен въезд. То есть по радио и на отдельных телеканалах мои песни крутят... Это нормально, что не обращаются. Зачем кому-то себя подставлять? Вот вы — первая, кто хочет себя подставить. Вас начнут жрать.

— Это прекрасное чувство. И вам оно хорошо знакомо.

— Очень классное.

— А чем?

— Когда ты взрослый, тебе становится смешно, что кто-то пытается тебя жрать. Потому что в тебе уже броня. Уже не действует. А раньше я очень болезненно переживала. Когда, например, меня сняли с поезда в Конотопе и тактично пересадили в обратную дорогу. Прошел год, и я начала смеяться. 

— Вас высадили по формальному поводу — за посещение Керчи. Вы заехали в Керчь со стороны России?

— Ну конечно. Я — гражданка России, как я должна была заезжать?

— Есть примеры других российских звезд, Ксении Собчак, которая планировала заехать в Крым через Украину. Можно же было по правилам?

— Ксения Собчак занимается политикой. Я — нет, я работаю в шоу-бизнесе. Поэтому если я буду соблюдать непонятно кем выдуманные правила, я останусь без работы. У меня кратчайший маршрут: самолет—выезд—поезд—автобус—переезд.

— То есть вы просто не подумали об этом, когда ехали?

— Даже не собираюсь думать. Я по сути своей пацифист. То есть для меня не существует никаких политических игр в угоду кому-то. Я должна объехать и потерять кучу времени — зачем? Я гражданка России. Я въехала по своему паспорту на ту территорию, которую Россия сейчас считает своей. Для меня Крым — это по-прежнему Украина, в душе. И когда я приезжаю в Крым, пою на украинском языке. Кстати, ни одну табличку на украинском языке там не сняли.

— А вы когда поете, для кого это делаете — для российских или украинских граждан?

— Да я для всех пою. Любая война — это бабки. Нас так научили еще в школе. Поэтому зачем мне заниматься ерундой, в которой я ничего не понимаю? И не буду я объезжать. Если у Ксении Собчак политическое будущее, то я только что на пенсию подала. Нет у меня политического будущего. У меня есть обычная человеческая старость. Потом.

— Расскажите, как вас снимали с поезда. Кстати, почему с поезда, а не с самолета?

— Я не люблю самолеты. У меня частичная аэрофобия. Я уже налеталась за 35 лет и продолжаю летать. И там, где можно выбрать — самолет или машина — я поеду без самолета.

— Вернемся к той ночи. Поезд. В вагон заходят пограничники…

— Кстати, до этого я постоянно ездила в Киев. Уже многие получили предписание о невъезде, а меня никто не трогал. Вообще. Не знала, что со мной тоже такое может быть. 

— А почему с вами не могло такого быть?

— Потому что я не участвовала ни в одной государственной акции России. Ни в одной избирательной кампании. Я не ездила вместе с президентом воспевать оду Крыму.

— Что могло послужить причиной, как думаете, если с момента, как вы въехали в Крым и вас задержали, уже прошло время?

— Им нужен был очередной информационный повод. Я же нестандартная фигура в шоу-бизнесе. Тут и так фигура нестандартная (показывает на себя. — Прим. ред.). И понятно было, что со мной случится резонанс. Многих снимали — резонанса не было. Тут же политики с украинской стороны прогнозировали, что "ответка" от меня будет. От меня и случилась "ответка". Разная. Меня потом цитировал некто Антон Геращенко (депутат от "Народного фронта". — Прим. ред.). Я вообще думала, что это сын нашего старого Геращенко, который возглавлял Центробанк. Думала, блин, это его сын что ли? Оказывается, нет.

— Вы знаете, чем вообще Антон Геращенко популярен в Украине?

— Нет. Тем, что он — гей? Слухи ходят.

— Антон Геращенко — гей?

— Мне мои друзья в Германии сказали, что он гей. И что кличка у него "Антонина". Слухи, наверное.

— Геращенко — это куратор сайта "Миротворец", на котором мы, я и вы, числимся. 

— Тогда он гей. Вернее, нет. Слово "пи@рас" ему лучше подходит. Потому что гей — это всего лишь сексуальная окраска любого человека, которую люди сами себе придумали. 

— Я вам хочу показать одно видео, как Антон Геращенко трапезничал в киевском ресторане, когда его подкараулили папарацци. Он стал очень популярен после этого видео, где облизывает тарелку.

Лолита внимательно смотрит и нежно приговаривает, комментируя видео:

— ...Ой, ты мой сладкий. Нет, я думаю, мои друзья правы. Язычок, прям ух, как работает…. А он сам видел?

— Думаю, видел. А чтобы увидел наверняка, мы нарисовали такую вот картину…

 

Фото: "Страна" 

— Хохлома.

— Нет, "Лизоблюд" называется. С аукциона ушло пять картин. Заработала кучу денег.

— Можно пять? Бро, ты крутая.

…Мне вообще было патологически смешно, что такой человек уделил мне внимание. В том смысле, где его должность, и где там артистка шоу-бизнеса. Я после сказала, что я — ведьма, и у него будет импотенция. И как-то однажды Гордон у него спрашивал: а нет ли еще? С таким весом все может быть. 

— Уххх. 

— Что, вы не ожидали, что будет так сразу "Бах-бах-бах!"?!

— Давайте о серьезном. Когда отношения между двумя странами рухнули, рынок постсоветской эстрады поделился на два берега. На одном остались такие исполнители, как Ани Лорак, Светлана Лобода, вы и другие. На другом — Зеленский, Вакарчук, Тина Кароль. Одни выбрали Россию, другие — Украину как базовое место для жизни и заработка. По какому принципу произошло это разделение?

— Я думаю, только по принципу востребованности. Вот если говорить о Вакарчуке, так никто сверху еще и не подумал, не кашлянул, а какая-нибудь очень маленькая власть взяла его и запретила. Ни за что. Потом "Квартал 95", это особая история. У них есть международный зритель. Израиль, Америка, все равно русскоязычный, да и украиноязычный. Шутят-то они все равно на русском языке. И зачем им куда-то двигаться, если у них хорошо финансируемый проект, есть свой канал? Тем не менее, фильмы-то с Зеленским здесь, в России, выходят. Ну и что-то он поначалу сказал. Про оккупацию вроде, уже и не помню. Ну, сказал. Но это артисты! На них нельзя обращать серьезного внимания.

— А вот Лобода или Ани Лорак?

— …Они по-прежнему очень популярны на Украине. То есть в Украине — никак не могу привыкнуть…

— Каждый раз, когда Лобода собирает концерты, его срывают активисты. И выступать возможности у нее нет.

— Потому что работает кучка проплаченных людей. Сегодня националисты, завтра лоббисты, а послезавтра они наденут коммунистическую форму и пойдут бить концертные залы. Конечно, люди не хотят провокаций, поэтому отменяют концерты.

— И все-таки разделение рынка — это востребованность или желание более удачным образом капитализировать свои таланты?

— И востребованность, и желание капитализировать. Для чего артист работает? Он что, должен бесплатно вкалывать? Он вообще-то должен вкладывать в себя, развиваться и кормить свою семью. Это такая же работа, как работа инженера. Если программист толковый, он уже давно живет в Америке. Не в Украине и не в России. Там больше платят, Силиконовая долина, там у него есть возможность. Почему за это его надо обвинять в предательстве родины? Он эти деньги посылает на родину и содержит своих родных и близких.

— Вы родом из Украины, детство провели во Львове, работали в Киеве. Тут живут ваши родители и дочь. Вы никогда не рассматривали для себя возможность выбрать другой берег, не российский?

— Я очень давно покинула Украину ради Останкинской башни. Как приносила она эффект, так она и приносит.

— А что такое "эффект Останкинской башни"?

— Главный канал. На тот момент, когда я уехала, был СССР. И была одна Останкинская башня. С первым и вторым каналами. И если тебя там показали, ты можешь дальше работать и зарабатывать деньги. Я в Москве с 87-го года. Поэтому я автоматом стала гражданкой России. Но я никогда не вычеркивала Украину по причине того, что страны разделились. Я, наоборот, была за экономическую самостоятельность. И точно не за Союз социалистических республик. Я за абсолютное разделение. Только я против войны.

— Как думаете, почему в современном российском шоу-бизнесе так много украинских исполнителей?

— Вообще российская эстрада на 90 процентов — это Украина. И до сих пор, кстати, миграция существует.

— Что вы имеете в виду?

— Все мои последние альбомы написаны людьми, которые родились в Украине, живут в Украине либо переехали сюда из Украины. И они очень качественно работают. 

— То есть на уровне продакшена связи между странами сохранились?

— Конечно. Все путешествуют, творят, работают. Все нормально. Приехали, денежку заработали, уехали, все бесконечно на связи.

— Много ли вас таких, российских звезд, которые пользуются украинским аутсорсингом?

— Конечно. Практически все. Телепродакшн, создание текстов, музыки. И все говорят: "Приехала Украина, все — мы спокойны". Когда в Россию приезжает какой-то украинский продакшн и делает проект, все говорят "Это вышка!" Украинцы привозят с собой staff-команду, которая все делает четко и слаженно. Не знаю, почему так, почему Украина так развивается. Все мои коллеги выделяют Украину с большой любовью, пиететом и уважением.

— Услуги украинцев дешевле или дороже?

— Нифига не дешевле. На уровне.

— А они, наши, "на нычку" это делают, стараясь не афишировать сотрудничество, или свободно?

— Никто не прячется по углам и не ходит в балаклавах. Все пишут титры в клипах, благодарности и никаких проблем. Один говорит: "Круто", а другой — "А я не насобирал на Украину". Видите, что говорят. А вы говорите "Украина — дешевле". Ха-ха!

— Погодите, то есть, с одной стороны, есть публичные запреты въезда российских звезд, есть квотирование по языковому признаку, есть отмена концертов. А с другой стороны, есть украинский продакшн, который тайно продолжает создавать песни, фильмы, кино, клипы для российской эстрады — и все нормально. Верно?

— А никто этого и не скрывает. Это же искусственно. Вы мне говорите, как мне нужно было в Керчь проехать, а я вам говорю, что все, что происходит, — искусственно. Потому что когда надо — все ездят куда хотят. Это как грудь искусственная: берешь в руки — не маєш вещь. А когда свое — маєш вещь. Мне музыку и тексты пишут украинские авторы.

— Почему вы привлекаете украинских авторов?

— Весь российский шоу-бизнес с пиететом относится к украинскому шоу-бизнесу, считая его более продвинутым. Любят ваших. У нас "КАZКА" на первом месте во многих хит-парадах. Но приехать за премиями они не смогли.

— Они вообще заявили, что это их появление в анонсе — фейк. И, кстати, зачем вы записали этот клип, где иронизируете над тем, что "КАZКА" не доехала до вручения? 

— Со слезами который? Там не было иронии. Все плакали. 

— Плакали, а во второй части смеялись, в стиле — не приехали, ну и хрен с вами.

— Я записала только слезу. И думала, что все в клипе будут плакать оттого, что вы (Украина) не приехали. Я не видела финал. А покажите. Может, все не так, как вы трактуете.

….Смотрите, "Песня года" в Германии. "КАZКА" была заявлена в рекламе "Песни года" в Дюссельдорфе, а потом отказалась. То есть они сперва дали согласие, а потом отказались. Они сказали, что не поедут, потому что на них обрушилась куча говна. Ну, б@дь, ну не приехали вы, ребята. Но это не значит, что кто-то кого-то оскорбил. 

— Вы знаете такого исполнителя, как Олег Винник?

— Да (улыбается). Над ним стебутся все, кто может.

— А вы знаете, что в Украине он сейчас очень популярен? И зашел в ту нишу, из которой вышли Филипп Киркоров, Таисия Повалий, да и вы.

— Я не заходила в эту нишу. Я никогда не была любимицей безумных женщин, которые стоят с картошечкой у сцены. 

— Ой, можно подумать! А у вас, значит, безумные мужчины на концертах?

— У меня другая публика. 

— Рафинированная? Без картошки? 

— Картошка — это самый большой показатель признания, когда тетки так тебя любят, что им хочется тебя накормить. У меня продвинутые тетки. Смотрят на меня, как тетка хайпанула, и тоже хотят хайпануть. У меня нет такого фанатства.

— Как думаете, почему Винник стал таким популярным в Украине?

 — Ну потому что он…. Он — сладкий. Он с ними говорит, он их любит, у них никого нет. У них есть Винник. Поэтому им хочется прийти с котлетками, с картошечкой и накормить.

— Как вы относитесь к артистам, с которыми случается резкая метамарфоза, после чего они идут в политику?

— Наверное, это способ заработка.

— То есть когда артист Владимир Зеленский идет в политику, он зарабатывает? 

— Я не думаю, что он это всерьез. Вот вы меня не убедите.

— Вы считаете, что он разыгрывает?

— Не знаю, может, есть какая-то идея, о которой нам не известно. Зеленскому очень интересно в творчестве. Он очень умный для таких действий.

— Как вы считаете, что принципиальнее для украинских звезд, которые выбрали для себя берег российской эстрады, — деньги или их позиция?

— Да нет такого деления, как я ни пытаюсь вам объяснить. Есть люди, а есть артисты. И артистов не делят. Что это за хрень, когда врываются разные люди в балаклавах? И артист должен оправдываться на концерте, почему он съездил в Россию и получил заслуженную премию за то, что его просто любят люди, не связанные с политикой! Ему же не правительство вручает эту премию, а слушатели. Вот представляю, если ко мне на концерт будут врываться молодчики и бросать "коктейль Молотова", громить дворец, бить зрителей, а меня будут увозить черным ходом. Это надоест любому. И любой артист правильно делает, если он зарабатывает, когда у него есть рынок. Это в его сущности — работать и зарабатывать. Он на это учился. Он столько коленей расшиб и лоб, чтобы что? Чтобы сидеть как зайчик и говорить: "Ой, нет, давайте я буду облизывать всем задницу"? Да не может артист существовать в таком пространстве. У него нет пространства, которое территориально можно обозначить на карте страны. Это же не урок географии. У артиста нет границ. Если он дерьмовый и музыка его никому не нужна, он не вырвется за пределы страны. Почему в Америке нет такой тенденции? Американцы ездят к нам зарабатывать, несмотря ни на что. Нормальный исполнитель, который способен собирать дворцы спорта по 80 тысяч людей, он же не ходит на приемы в Кремль. И не облизывает Порошенко, когда приезжает в Украину. Порошенко их сам позовет, если захочет, чтобы угостить тортиком. И пойдут они или нет, это их личное дело.

— Все бы так было, как вы говорите, если бы не было другого берега украинских исполнителей, которые считают для себя невозможным петь в условиях конфликта двух стран.

— А чем они аргументируют? Тем, что боятся? Или получают какие-то дотации от государства?

— Как раз не этим. А скорее нежеланием развлекать творчеством российскую публику в условиях войны. Идеологические причины, не коммерческие. 

— Какие? Они прикрываются национальной идеей.

— Они говорят о погибших, о трагедии разорванных отношений. В их понимании сейчас российская сцена — запретная эстрада для их творчества. 

— Странно. Получается, все востребованные артисты — суки продажные. То есть все, чья музыка востребована и перешагивает границы, все падлы и проститутки. А все, чья музыка не востребована, — говорят о национальной идее. У меня как-то на фестивале у Лаймочки брала интервью Катя Осадчая. Я рассказала, как ездила на похороны Кузьмы, во Львов. Я была в шоке после того, как мы возвращались с кладбища…

— И на вас набросились?

— Кто? Господи! Как же меня целовали и обнимали во Львове. Что они говорили про эту власть... Как они ее только ни называли. И только и спрашивали: "Когда же это все закончится? А зайдите к нам "каву попейте". Так вот похороны Кузьмы. Кладбище. И вот другая сторона, где склепы. Свеженькие могилы, одинаковые кресты. 18-19 лет — сколько там людей! И старше 19 лет там не было никого, и вот это — катастрофа. Я была в шоке. Я не знаю, где погибли эти парни. Почему это из интервью вырезали эти фразы? Я не верю ни в какие национальные идеи и не верю никому, кто бьет себя в грудь. Чтобы говорить про войну, надо иметь возможность ее правда видеть и слышать. Люди, которые о ней говорят. Я не видела и не слышала. И я не ездила на тот берег (территории т.н. "ДНР" и "ЛНР") зарабатывать деньги.

— А звали?

— Звали, но я не ездила. Но при этом бить себя в грудь и кричать про патриотизм я не буду, потому что я не понимаю, кто прав, кто виноват. Все, что я понимаю, — что на войне зарабатывают деньги и что им всем насрать на эти могилы с огромной вышки. Просто насрать. И правы те матери, которые прячут своих детей и не пускают ни на какую войну. Я на их стороне.

— Как российские звезды из Украины реагируют на произошедшее? Вы же общаетесь между собой. Какие настроения? Тоскуют ли они по Украине? Как они вообще видят для себя свое будущее?

— С Зеленским я давно не общалась. Мы не говорим о политике. Нам есть о чем говорить. В том числе про болячки, поверьте. Нормальные взрослые разговоры. Болячки внутренние, я имею в виду, а не государственные. Что значит тоскуют? Все мои подружки как ездили к себе домой, так они и ездят. Если мне нужно маме передать деньги, я звоню подружкам и говорю: "Девчонки, можно денежку передать?" У них тоски нет.

— А у вас?

— У меня есть тоска. Потому что меня не впускают. И чем ты старше, тем больше тоскуешь. Вот я приехала в Крым на гастроли — у меня тоска. Я встала и спела песню Вакарчука просто на распевке "Якби хоч раз сказала ти мені стати твоїм човном". И в программе у меня есть украинские песни, которые написаны украинскими авторами. Когда появляется классный молодняк, я всегда их показываю и говорю: "Посмотрите, какие замечательные ребята появились". И все пишут, как круто. Ни одна зараза не написала: "А что ж ты этих показываешь, а наших — нет". Люди должны понять одну вещь: война — это искусственный заработок. Военное положение — это отмыв колоссальных бабок. И к нам с вами это не имеет никакого отношения. Все мои друзья, которые ездят поклубиться в Киев, не испытывают никакого притеснения.

— Что они едут делать? 

— Клубиться. То есть поехать потусить в гей-клубы.

— А вы знаете, что в киевских гей-клубах крутят ваши песни? И травести-шоу пародируют под ваши песни, как и под многие другие песни российской попсы. Вас даже называют гей-иконой, что для меня стало удивлением.

— Очень классно. Так меня везде крутят. И это такая фишка у геев — называть кого-то, кого они любят, гей-иконой, вроде Греты Гарбо. Под это подойдет любой человек, который не является им антагонистом.

— А чего друзья ваши "клубятся" в Киеве? В Москве гей-клубов нет, что ли?

— Есть. Но когда ты дома — это дома. А когда куда-то поехал, это другая атмосфера. И они всегда говорят: "Какой же Киев красивый. Как мы его любим". Хоть бы один человек вернулся из Киева и сказал, что его там назвали "москальской рожей" или нахамили. Нет. Никто из них не знает украинского языка.

— А что говорят ваш друзья-геи о Киеве и Украине с точки зрения свобод ЛГБТ? Где свободнее — у вас или у нас?

— У меня недавно был концерт в гей-клубе. Там творилось безумие. Клуб как работал, так и работает. Если происходят какие-то дележки, то все равно, у кого забирают — у геев или у не геев. Опять-таки — на этом можно сыграть и сказать, что притесняют геев. Нет. Был экономический спор. Это помещение мне понравилось, а оно — у вас. И думаю, я заберу, потому что у меня связей больше. А как фишку, то я начну говорить о притеснениях. Я не верю ни в какие притеснения. Мне сложно судить о свободах в Киеве, я там давно не была. Но в Москве очень много людей (с нетрадиционной ориентацией. — Прим. ред.) занимают большие посты. Достаточно много людей (они не афишируют). Если бы все было так критично, никто бы не занимал руководящие должности. Я считаю, что это одна из карт, которые разыгрывают.

— Почему среди власти, российской и украинской, так много представителей нетрадиционной ориентации?

— Так было с давних времен, со времен 300 спартанцев, большинство из которых были геями. Они были непобедимыми, потому что бились как семья, спина к спине. Это было и до революции в России. Не всегда эти люди занимали руководящие должности, их всегда было много в искусстве, в сфере моды и красоты. 

— Раз вы так в теме, скажите, а кто в украинской политике является представителем нетрадиционной ориентации?

— Я слышала про Ляшко. Сужу по "95-му Кварталу", который приписывает ему гейство больше других.

 — Ваша семья, мама и ваша дочь, продолжают жить в Киеве. Вы планируете забирать их к себе?

— Когда боты посещают мои страницы в соцсетях, мне начинают писать: "Сука продажная, бросила ребенка в Киеве, маму бросила". Моей маме 75 лет. Она неделю выдерживает в Москве, когда приезжает ко мне в гости. Подруг нет, друзей здесь нет, город чужой. А в Киеве все — свое. Как вы себе представляете насильственный переезд человека, у которого вся жизнь — это Украина? Дочка моя с первого класса училась в обычной школе. Она там поступила в институт.

— То есть новости о том, что дочь поступила в европейский вуз, это слухи?

— Нет, все верно. Она поступила в польский вуз. Просто адаптационный подготовительный год был в Киеве. Учится в Польше на филолога. Поэтому я не представляю их переезд в Москву. Я сама адаптировалась с трудом в этом большом мегаполисе. Тогда эмоционально было проще. Не было интернета, не было столько людей. Их всегда казалось много, но не столько, сколько сейчас. Здесь очень тяжелый город. Тут непросто жить. Все стараются жить за городом. И когда ты уезжаешь на гастроли, любой маленький город кажется тебе раем. Поэтому все мудаки, которые говорят мне, что я забыла о своей семье, пусть успокоятся. Они нормально себя чувствуют... Правда, после того, как мою маму какая-то падаль избила ногами…

— Вашу маму избили? Я не видела об этом новостей.

— Мы это скрывали. Потому что дочке надо было доучиться.

— Это недавно произошло?

— Пять лет назад. Дочка еще училась в школе, мама забирала ее после занятий. Несла в руках кошелек, плед, они о чем-то говорили. И тут сзади напала какая-то скотина. Сказали: "Раз ты по-русски говоришь…", и мама получила удар в голову.

— Побили за русский язык? Честно говоря, это странная история для Киева. Особенно пять лет назад.

— Она странная, но она случилась. Маму били ногами. Люди оттащили. Сотрясение мозга. Она полгода лежала в больнице. Есть последствия, потому что с возрастом такие травмы люди тяжелее переносят. Я наняла охранника-водителя, дочка уже окончила школу, поэтому я могу об этом рассказать. Но нам все равно в голову не приходило назвать страну "фашистской", потому что ублюдки есть везде. Вы можете нарваться на ублюдка в Америке, в России и в Украине. Почему я должна всех огульно называть националистами? Это могло произойти в любой стране мира. Да, такой вот ублюдок оказался в том месте. И мама попалась под руку.

— После того как отношения между странами испортились, вам запретили въезд в Украину, случались ли какие-то проблемы у вашей дочери с жизнью в Украине, с учебой, с одноклассниками?

— Нет. Даже ни одного кривого взгляда в школе. Конечно, после того как меня не впустили, журналисты караулили семью, пытались взять интервью у дочери, у мамы. Учителя выводили черным ходом. Была только одна учительница, которая спросила, почему моя дочь не ходит в вышиванке? Мама уточнила: почему она должна ходить в вышиванке, если есть школьная форма? Будет День независимости, она наденет. 

— А все остальные в школе ходят в вышиванках?

— Нет. Но нашлась одна учительница, которая из-за меня подошла и спросила: "А чому вона не у вишиванці?". Видимо, после того как мне въезд запретили, нашелся один человек, который подошел и что-то такое сказал. Все остальные — директор-еврейка, завуч-еврейка — все нормально. Вышиванка по праздникам.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!