Режиссер Женя Дудник рассказал
Режиссер Женя Дудник рассказал "Стране" о своей работе на телеканале NewsOne и о том, как снимал скандальные ролики с Надеждой Савченко. Фото: Анна Гольцберг

— Шо, всралися?

Видеоролик, где Надежда Савченко якобы взрывает Верховную Раду, набрал больше миллиона просмотров. Как и скандальное промовидео, на котором нардеп Савченко ругается отборным матом

Автор этих скандальных роликов – режиссер и экс-креативный продюсер телеканала NewsOne Женя Дудник. Недавно он ушел с информационного телевидения, чтобы заняться креативной рекламой. Он говорит, что планирует поставить такие эпатажные "вирусные" ролики на поток. 

"Страна" встретилась с Дудником, чтобы узнать, в чем секрет популярности подобных видео. А также понять, куда дальше будет развиваться украинское телевидение, грозит ли ему смерть от рук YouTube и почему в Украине не получается свой Юрий Дудь и свое Late Night Show.

— Вы вообще смотрите телевизор?

— Да, это часть моей профессии. Когда я работал на телеканале NewsOne, у нас в кабинете перед глазами висело четыре телевизора с трансляцией основных информационных каналов.

— Они вещали без звука.

— Я их смотрел, просто чтобы ориентироваться в повестке дня.

— У вас не сложилось впечатление, что все основные украинские каналы – одинаковые? Как информационные, так и общенациональные. Везде есть свое утреннее шоу, вечерний выпуск новостей, какое-то талант-шоу, сериалы для домохозяек и т. д. Один и тот же набор форматов. Почему так?

— Не могу сказать, что все каналы одинаковые. Форматы могут повторяться, но все они работают на разную аудиторию. Я бы вообще украинские каналы поделил на те, которые работают в прямом эфире, и те, которые вещают в записи.

— Но почему форматы повторяются? Они настолько хорошо работают, что нет смысла придумывать что-то новое? Или дело в том, что их запускают одни и те же продюсеры, которые мигрируют с канала на канал?

— Не вижу проблемы ни в том, что они работают одинаково, ни в том, что продюсеры мигрируют. Плохо то, что зритель не очень требовательный. Его вполне устраивает качество контента (исходя из показателей телесмотрения), и это не особо подстегивает продюсеров к поиску новых форм.

— Обыватель не всегда видит разницу между информационными каналами, такими как NewsOne, "112 Украина", "Прямой". На них даже ведущие одни и те же. Зрителю от этого не скучно?

— Нужно смотреть на рейтинги телеканалов, чтобы понять, скучно зрителю или нет. Могу сказать, что летом зрители традиционно меньше смотрят телевидение, просто потому, что лето – многие в разъездах и отпусках. Но скоро выборы. Люди будут за ними следить, и рейтинги вырастут.  

Фото: Анна Гольцберг

— С чем связан успех информационного телевидения в Украине?

— Обратите внимание, что бум информационных телеканалов пришелся на период революции. Канал "112 Украина", например, появился, как раз когда начался Майдан. Я работал тогда в команде, которая запускала этот проект. После уже возникло много аналогов, среди них – NewsOne, "Прямой" и ZIK. Но все эти каналы созданы по принципу работы BBC и CNN. Разница лишь в том, что они вещают на весь мир, а мы только на территории Украины. Поэтому, кстати, мы так часто говорим о "стандартах ВВС" – у них нет понятия "заказной сюжет" или "заказной гость", потому что их интерес и их аудитория – не только в Великобритании. Может, и мы когда-то к этому придем.

— Почему так мало интересных развлекательных шоу на телевидении?

— Проблема в том, что у нас мало селебрити в Украине. Джастин Тимберлейк, Рианна, Бейонсе – далеко, а такие звезды, как Филипп Киркоров, Тимати, Алла Пугачева, другие, – все они раньше были участниками и нашего шоу-бизнеса, они были нашими общими с Россией звездами. Но после начала войны они как бы оказались отрезанными, а своих селебрити, как выяснилось, у нас не так и много. То есть они есть, они мегаталантливые, но их недостаточно даже для того, чтобы создать полноценное шоу с элементами интервью, например. Мы с моим другом Тиграном Мартиросяном уже лет 10 мечтаем запустить на украинском ТВ развлекательную передачу по типу Late Night Show. То, что в США весьма успешно делают Джимми Фэллон, Джимми Киммел и еще десяток персон.

— Что это за шоу? В двух словах, для тех, кто не в теме.

— В нем есть три главных составляющих: в начале – стендап ведущего, который с юмором разбирает интересные новости, вторая часть – общение ведущего с интересным гостем, и третья – выступление звезды.

— В Украине уже было несколько попыток запустить подобные шоу – не получилось. Зачем нам еще одно провальное?

— Да, на "Суспільном" это сейчас пытаются делать Майкл Щур и Юрий Марченко. Еще до этого подобный формат испытывал "Квартал 95" в своем "Вечернем Киеве". И в принципе, я думаю, Владимир Зеленский вполне мог бы стать украинским Джимми Фэллоном. Все-таки "Квартал 95" сейчас в Украине самый сильный в юморе. Но ни у него, ни у нас тоже не получится пока что это сделать.

— Потому что не решена проблема дефицита селебрити?

— Да. Гостей мало. Не хватит на сезон.

— Что же делать, если все основные политики уже выговорились и неинтересны, а рынок российского шоу-бизнеса закрыт для нас?

— Пришло время открывать этот рынок. И тот, кто это сделает, станет победителем.

— Тот, кто позовет на интервью Пугачеву?

— Да, и причем еще будет с ней говорить о том, как ей плохо без нас. Банальный пример: вскоре после того, как Виктор Янукович сбежал в Ростов, один из британских журналистов взял у него интервью. Помните, он там еще рассказывал про своих страусов? Это интервью смотрели все. Почему ни один известный украинский журналист не поехал к нему?

— Наверное, потому что тогда сам бы автоматически стал изменником и преступником в глазах зрителей.

— Да, он бы ходил по лезвию ножа. Но зато это интервью смотрели бы все.

Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— На что есть запрос у современного украинского телезрителя?

— Политика на самом деле интересует узкий круг людей. Когда события в стране поутихнут, выборы пройдут, резко вырастет спрос на развлекательный контент. Хлеба и зрелищ. Американцы сегодня живут от недели к неделе сериалами, например. Но у них денег больше. Они могут себе позволить снимать "Игру престолов", где бюджет одной серии больше, чем бюджет одного нашего канала за год. Может, и мы когда-то к этому придем.

— Как вы относитесь к попыткам русскоязычных ведущих переходить на украинский язык, подстраиваясь под нынешнюю политическую конъюнктуру?

— Это не совсем заигрывание, а буква закона. Мы все законопослушные люди, а с октября в полную силу вступает закон про квоты на телевидении (закон о квотах обязывает общенациональные каналы не менее 75% эфира вести на украинском языке. — Прим. ред.), так что это будет издержка профессии. Сказать, что это плохо, я не могу, думаю, что это усиливает влияние государственного языка в стране.

— А с точки зрения отклика аудитории – это отпугивает или наоборот? То есть, если телезрители хотят смотреть Ганапольского или Киселева, они будут смотреть их даже на китайском языке или нет?

— Я думаю, что это не отпугивает аудиторию. Вообще, притягивает зрителя к экрану не журналист, не ведущий или декорации – притягивает эксклюзив. Особый взгляд на вещи. Если этого нет, ничего не получится.

— Если посмотреть на первую десятку популярных информационных сайтов, мы увидим, что в лидерах те, кто имеет либо только русскоязычную версию, либо двуязычную – и на украинском, и на русском. У телеканалов такая же история?

— У меня нет статистики, чтобы это подтвердить. Но с точки зрения логики, естественно, стоит создавать контент на том языке, который более распространен и который аудитория лучше понимает.

— Не приведут ли квоты на украинский язык на ТВ к тому, что часть рейтинговых ведущих начнет переходить на YouTube?

— Не думаю, что это будет массовым явлением. Телевидение и YouTube – это все-таки немного разные категории. Они как параллельные вселенные. Ты можешь существовать и на телевидении, и в YouTube или не можешь существовать ни там, ни там.

— Справедливо ли, что тот, кто состоялся на телеканале, не жизнеспособен в условиях YouTube?

— Для того чтобы быть успешным в YouTube, мало быть просто ведущим.

— А что для этого нужно?

— Придумать свой формат. Плюс успешный ютубер – это сам по себе интересный человек с какой-то историей помимо YouTube.

— На какой контент в украинском сегменте YouTube сейчас есть запрос? В каком формате и для какой аудитории сейчас стоит снимать ролики?

— Самые популярные YouTube-каналы в Украине на сегодня – детские. Это видео, на котором ребенок, допустим, просто распаковывает игрушки или лепит гамбургеры из пластилина. Это канал Miss Katy – 9,7 млн подписчиков. И канал Mister Max – 8,7 млн подписчиков. А просмотров под их популярными видео по 100 миллионов.

Вы удивитесь, но у "Свинки Пеппы" миллиарды просмотров. Поэтому, если рекомендовать, какой контент делать в YouTube, я бы создавал что-нибудь для детей. У большинства есть дети, и постоянно появляются новые. Это же самообновляющийся ресурс потребителей видеоконтента. Беспроигрышный вариант.

— Сейчас многие блогеры и журналисты стараются копировать Юрия Дудя – создают свои передачи в жанре интервью на YouTube. Есть ли в этом смысл или ниша уже занята?

— К сожалению, их шансы на успех ничтожно малы. Опять же, у нас объективно не хватает звезд и интересных людей, с которыми можно сделать цикл видеоинтервью. Единственный вариант – найти свою узкую нишу. К примеру Евгению Черняку (владелец ТМ "Хортица". – Прим. ред.) удалось это сделать – он проводит интервью с бизнесменами. А их, как оказалось, в Украине довольно много. Анатолий Анатолич же пытается делать что-то в духе Дудя, но личности, которых он приглашает, мелковаты для миллионных просмотров. Больше всего просмотров из украинских интервьюеров в украинском YouTube у Дмитрия Гордона, потому что у него в гостях большие личности, и это интересно смотреть.

— Сейчас многие ютуберы, которые ориентируются на молодую аудиторию, позволяют себе в интервью со спикером панибратство, маты, трясущуюся съемку на ходу или в каких-то нестандартных местах и т. д. Эти приемы работают или это просто нелепое заигрывание, которое на самом деле не влияет на просмотры?

— Понимаете, в чем дело. Когда хочешь придумать что-то оригинальное, нужно сначала придумать "что", а потом уже "как". Сначала начинка, потом обертка. Вы можете делать что угодно – ездить на автомобиле, ходить, прыгать, бегать, – это все не имеет значения, если нет содержания. Если ваш вопрос пустой. Значение имеют герои, увлечения героя, глубина диалога, – это первичное. Вторичное – форма.

— Насколько большой должна быть популярность видеоблога на YouTube, чтобы начать зарабатывать на этом деньги?

— Ну, тот же Дудь, ролики которого набирают по шесть, а то и по десять миллионов просмотров, зарабатывает не так на просмотрах, как на рекламе. Причем рекламирует он очень качественно: хотя он ставит плашку "реклама", он так издалека подводит к теме и говорит так увлекательно, что зритель даже не ощущает, что смотрит рекламу. А из наших видеоблогеров так никто не умеет.

— Сколько можно заработать на рекламе в YouTube?

— По-разному – как договоритесь с рекламодателем. А сам YouTube платит относительно немного – около 200$ за миллион просмотров. Если контент политический, то 100$, а может вообще не заплатить – отключить монетизацию. В общем, многое зависит от контента и от аудитории. То есть, например, если видео наберет просмотры на территории США англоязычными пользователями, то можно и 1000$ на миллионе просмотров заработать.

— Расскажите о тех ваших роликах, которые набрали миллионы просмотров.

— Роликах с Надеждой Савченко?

— Да. Первый – там, где она ругается отборным матом, и второй – "бабах". Какой из этих роликов вызвал больший отклик?

— "Бабах" посмотрело больше людей, да и резонанс был покруче. Но этот ролик не был залит на YouTube-канал NewsOne, а ролик с матами – был. И после ролика с матами у нас резко прибавилось подписчиков, на несколько десятков тысяч. Так что в принципе они оба были успешными.

— Расскажите, как вы снимали эти ролики?

— Когда началась волна негатива к Надежде Савченко, заявили, что она готовила госпереворот, я подумал, что нужно как-то это обыграть. Она как раз была у нас гостем эфира, я подошел к ней и предложил снять ролик. На ходу придумал концепцию.

— Савченко сходу поддержала задумку?  

— Да, она достаточно умный человек и понимала, что это вызовет хайп, который будет ей только на руку. Мы перешли через дорогу в студию с зеленым фоном и буквально за пятнадцать минут сняли "бабах". Я настоял, что обязательно в конце должно звучать это мерзопакостное слово ("всралися?" – Прим. ред.). Пробовали несколько дублей с более мягкими выражениями – типа "шо, страшно?" – но это все было не то. Потом вместо зеленого фона я вставил на задний план фотографию Верховной Рады, скинул этот ролик на флешку и отдал Наде. Она его выложила в Сеть, и понеслось. Ролик стал вирусным.

— А текст для ролика, в котором Надежда Савченко матерится, тоже придумывали вы?

— Нет, не понадобилось. Я просто сказал, что для видео нужно немного поругаться матом. И у нее с этим не возникло проблем.  

— Вы в курсе, что многие сочли этот ролик неуместным и оскорбительным? Мол, негоже заставлять народного депутата ругаться площадным матом в эфире.

— Вместо того чтобы злиться и причитать – о боже, как он мог! – порадовались бы, что есть талантливые ребята, которые способны посмотреть нестандартно на вещи. К тому же изначально эти ролики задумывались как вирусные и создавались сугубо для трансляции в интернете. Мы не планировали их ставить в телеэфир. А в интернете не до морализаторства, там и не такое можно увидеть.

А если бы руководство канала дало вам возможность показать эти ролики в эфире, вы бы их показали?

— Конечно, показал бы! Но это во мне говорит мое честолюбие. Я бы этот ролик и у себя на дне рождения всем показывал. Ну, он реально крутой.

— А на канале как на ролик реагировали?

— Всем понравилось.

— Точно всем? Есть слух, что Дмитрий Носиков уволился из-за этого видео с ругающейся Савченко (в тот момент Дмитрий Носиков был генеральным продюсером телеканала NewsOne. – Прим. ред.).

— Где-то он сказал в интервью, что это противоречит профессии журналиста, что показывать общественную фигуру, которая ругается матом, нельзя, что это как бы ее десакрализирует. Но мы же все знаем, что в реальной жизни Надежда Савченко ругается матом. Ну, такая вот она женщина. Да и кто не ругается? Насколько я знаю, Носиков ушел по другим причинам. Каким – не знаю.

— Были ролики, которые выстрелили сильнее, чем с Савченко?

— По резонансу ролики с Савченко, наверное, не превзойти. Хотя, кстати, все ролики с Ильей Кивой у нас выстреливали, он очень харизматичный чувак. Помните, у него была передача "Трафик с Кивой"? Был скандал, когда он в эфире варил наркотики. Он там говорил о детской наркомании и показывал, как дети якобы могут сами их варить. И все возмутились. Мы после этого сделали ему заставку для этой передачи, как в сериале Breaking Bad: два химических элемента, цветная дымка и Кива поворачивается в кадр. Ох, крутая заставка получилась!

— Вы уже назвали ролики, которыми гордитесь. А есть ли работы, за которые вам стыдно?

— В смысле "стыдно"? Я в своих роликах никого никогда не оскорблял, не разжигал ненависть и рознь. Хотя в плане качества задумки мне стыдно за кучу всякой фигни, типа анонсов, которые надо было клепать на скорую руку про гостей, которые приходили на канал. Это просто рутина. Но вообще мне больше всего стыдно за ролик "Jam Aero".

— "Jam Aero"?

— Да, так называлось тревел-агентство, которое запустили мои друзья. Я этот ролик для них сделал еще до работы на канале NewsOne. Причем сам же в нем сыграл главную роль. Я там забегаю в разные места и говорю: "Мы открылись!" Финальную сцену я поехал снимать в Кировоград, потому что там жил папин знакомый 3D-дизайнер. Оказалось, дизайнер он так себе. В конце ролика я бегу по зимнему полю, кричу: "Мы открылись!", а за мной взлетает уродский 3D-самолет. И надпись: "Jam Aero. Мы открылись”. Хотя, наверное, это и хорошо, что мои прошлые работы кажутся мне отстойными. Это признак роста. Думаю, через год я буду перечитывать это интервью и думать: "О, боже, что за бред я нес?!"

Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— Расскажите о курьезных случаях за период работы на NewsOne.

— Был момент, когда на эфире "Украинского формата" заснул один из гостей.

— Кто это был?

— Честно – не помню. Даже не знаю его фамилии. Какой-то депутат. А мы сидим в монтажной и думаем, как выкручиваться. Первой мыслью было – а давайте его покажем!

— Такое интересное шоу, что даже гость заснул?

— Мало ли, может, он просто устал… Мы думали, может, как-то его разбудить? И пока мы спорили, гость минут 15 поспал, потом проснулся и включился в дискуссию как ни в чем ни бывало. Сходу начал что-то по теме вещать. Мы в режиссерской катались от смеха.

— Какие еще были закадровые курьезы?

— Мы собирались снимать ролик для Михаила Саакашвили, который должен был вести передачу на нашем канале. По моей концепции, Саакашвили должен был пройтись перед главными правительственными зданиями и говорить заготовленный текст. В день съемки я сел в один джип, он в другой, и мы поехали к Верховной Раде. И тут я вдруг подумал: а вдруг эта машина заминирована? А реально, может же такое быть… В общем, меня накрыло.

— И что дальше?

— Ладно бы все закончилось на этих моих фантазиях. Но я так очканул, что сказал водителю остановиться. Открываю дверь и говорю: "Я пройдусь". И я иду пешком, от Музейного переулка, где офис у Саакашвили, и до Рады. А эти два джипа едут за мной. Никто не понимает, что происходит. Со стороны выглядело прикольно, как будто я такой важный, с эскортом иду, а они мои секьюрити.

— Как вы это потом объяснили?

— Сказал, что просто хотел посмотреть локацию, осмотреться. В моей профессии все можно списать на странности творческого человека.

— Были какие-то приколы с гостями до или после эфира?

— Да постоянно какая-то ржака происходит. Одна из последних – встречался я с Владимиром Николаевичем Грановским на канале, и он решил в автомате купить что-то сладенькое. Он дает 50 грн автомату, а высыпается 40 грн сдачи мелочью. Мы стоим и не знаем, что с ними делать. Он начинает класть эту мелочь себе в карманы, и тут монеты начинают сыпаться у него из-под штанин. Оказалось, в кармане дырка. Мы еще полчаса собирали по полу эту мелочь.

— А еще?

— У нас с моим лучшим другом Тиграном Мартиросяном, когда он еще работал ведущим утреннего шоу на "112 канале", были такие шутки для двоих. Я давал ему какие-то задачи, а он их в эфире выполнял. Например, помню, у корреспондента, который включается в эфир, какая-то дурацкая шапка надета. Я пишу Тиграну в мессенджере: "Скажи что-то про его шапку". И через какое-то время он в эфире говорит: "Судя по тому, что погода достаточно прохладная, я смотрю, вы надели шапку..." Я, сидя дома, угораю, как он подвел к этой шапке, и он сдерживается, как может, чтобы не засмеяться в эфире. Но сейчас мы такое не практикуем. Уже стали серьезнее. 

Светлана Крюкова и Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— Почему любое ток-шоу намного популярнее, чем обычная ТВ-программа?

— В первую очередь, разломная тема, конфликт. Второе – топовые гости. И третье – прямой эфир. То, что происходит здесь и сейчас, это очень привлекает. Когда людей много, пусть они даже поодиночке уже примелькались в эфирах, но когда они собираются в студии вместе, говорят не о себе, а о какой-то теме, и ссорятся между собой – это интересно. Это все равно, что наблюдать за дракой – кто кого.

А если они не будут ссориться, ток-шоу никто не будет смотреть?

— Совершенно верно. Мы уже это проверили. Мы же делали "Украинский формат". И когда конфликтов было меньше, то и рейтинги были ниже.

А гостей студии предупреждают, что им надо сегодня в эфире с кем-то поругаться?

— Нет, но я думаю, они и сами это понимают. А вот на шоу вроде российского "Пусть говорят", где обсуждают какие-то острые социальные темы, редакторы предварительно работают с героями. К примеру, отец избивает дочь. Они долго перед эфиром общаются с отцом и дочерью, выстраивают между ними противостояние, и во время эфира даже подсказывают: "Ну, вспомните ту ситуацию, когда он…" То есть они ведут конфликт, управляют конфликтом. В политическом ток-шоу так, к сожалению, сделать не получится. Все политики – неконтролируемые люди.

— Почему никто до сих пор не может переплюнуть Шустера?

— У Шустера, когда появилась его "Свобода слова", была монополия. Не было других политических ток-шоу такого масштаба. А сейчас аналогичные передачи есть на каждом крупном канале. Возможно, дело еще в личной харизме ведущего. Плюс Савик выходил на больших каналах – "Украина", "Интер", "UA:Перший". У NewsOne покрытие маленькое. Но, несмотря на это, "Украинский формат" все равно взлетел. Он в лидерах среди всех ток-шоу. Это очень качественный продукт.

Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— Петр Алексеевич на закрытой встрече с фракцией БПП поднял вопрос о моратории на посещение телеканала NewsOne. Есть ли логика в этом решении? Ведь они теряют лишнюю площадку, где могли бы отстоять свою точку зрения.

— Логика есть. С точки зрения драматургии зрительский интерес питает конфликт, когда есть сторона "за", и сторона "против", и они воюют между собой. А если они не приходят, они лишают нас этого конфликта. Нет конфликта – ниже рейтинги. Для телеканала NewsOne бойкоты – не новая история. Хотя я вот думаю, почему никто еще не додумался создать для шоу таких оппонентов, если их физически нет?

— В смысле – создать?

— Нанять актеров. Ну, не ходят депутаты на шоу – и пусть не ходят, актеры за них сыграют. Будут имитировать конфликт, даже пускай от лица простых людей. Но это я сейчас фантазирую. Можно выкрутиться и по-другому: нарезать небольшие видео из выступлений депутатов, которые бойкотируют телеканал, и в нужный момент для оппонентов включать эти видео. Или поставить их картонные фигуры в студии и разговаривать с ними.

— Украинский зритель любит молодых и симпатичных ведущих или, наоборот, пожилых, зрелых, содержательных?

— Украинский телевизионный зритель, я думаю, любит пожилых и зрелых, просто потому, что он сам пожилой и зрелый. А вообще молодость – недостаток, который быстро проходит.

— Сколько зарабатывает обычный ведущий на ТВ?

— Не думаю, что большие деньги. Не знаю, наверное, в информационном вещании ведущий может получать 20 тысяч гривен в месяц за работу в определенном слоте. Это я предполагаю, не знаю точно. Думаю, на центральных телеканалах гонорары у ведущих гораздо выше, если они ведут какое-то развлекательное шоу.

— Правда ли, что ведущим-экспатам платят от 10 до 25 тысяч долларов?

— Думаю, это миф. Хотя когда-то давно ходила легенда, что Александр Роднянский (основатель телеканала "1+1. – Прим. ред.) платил зарплаты по 10 тысяч долларов, когда квартира на Крещатике стоила 4 тысячи долларов. Ну, когда телевидение было сверхприбыльным делом, а из больших каналов были, по сути, только "1+1" и "Интер" – тогда, может, такое и было. Сейчас… Не знаю, все зависит от рынка. Может, каким-то суперталантливым ведущим так и платят, если они уникальны в своем роде.

Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— Вы верите в телевидение будущего?

— Телевидение на данный момент – единственный источник качественного с точки зрения картинки и дороговизны контента. Пока что ни один Ютуб-канал не может себе позволить делать шоу "Танці з зірками". YouTube все-таки – это камерный жанр. Другой масштаб. Создать талант-шоу, провести кастинги по всей Украине в рамках YouTube пока невозможно. Возможно, в будущем это изменится.

— Вы верите в то, что украинские каналы могут стать самоокупаемыми?

— Можно сказать пошлую вещь? Я даже верю в то, что кто-то из нашей команды самоокупаемое телевидение обязательно создаст.

— За счет чего?

— Не знаю. Что-нибудь придумаем. Я, кстати, буквально вчера об этом задумался, когда посмотрел фильм Спилберга "Секретное досье". Прикиньте, у газеты The Washington Post даже не было мысли, что они не окупаемы! Они там выходили на IPO, зарабатывали деньги.

— Это другая страна, где люди готовы платить за возможность читать хорошее СМИ.

— Чем богат и крут телеканал – так это количеством форматов и всевозможными вариациями, куда можно внести популярных личностей. Вот в этом шоу они танцуют, тут они поют, тут они как эксперты в новостях выступают. Вереница интертеймента. Если мы придумаем конструкцию, с помощью которой начнем собирать со зрителей деньги... Уже сейчас, кстати, все к этому идет. Компании типа Netflix – это платные платформы. Они снимают сериалы с миллионными бюджетами, и люди их смотрят.

— Как можно заставить зрителя в Украине платить за телеконтент?

— Только эксклюзивностью.

— Но если люди не готовы за это платить?

— Значит, еще не время. Готового рецепта, как это сделать, у меня пока нет. Может, это будет целью всей моей жизни – выяснить это. Сегодня, завтра, через год я этого не сделаю. Хотя, может, через год уже и сделаю. Но должен быть какой-то рецепт, если уже был опыт успешного окупаемого СМИ у The Washington Post …

— Но это была печатная газета.

— Не важно, сайт, газета или телеканал...

— И это было в середине прошлого века. Когда еще не было интернета и YouTube, доступного и бесплатного.

— YouTube, кстати, не так давно начал зарабатывать. Всего три года назад, хотя создан еще в 2005 году. И они сейчас, вы увидите, будут увеличивать количество рекламы. И в итоге, возможно, всех начнет это раздражать. Тут и настанет наш час. А вот что парадоксально, на NewsOne и "112 канале" рекламы сейчас не много.

— Почему?

— Просто упал рынок рекламы. Как все устроено: реклама на каналы раздается сейлсхаузами. На канал с высокими рейтингами распределяют больше рекламы, на не такой популярный канал – поменьше. И, к слову, одна из будущих моделей заработка денег для телеканалов – предлагать прямую рекламу заказчикам. Например, вы делаете одежду, и мы с вами заключаем контракт – месяц в эфире мы говорим, что наши ведущие одеты в ваши вещи.

Женя Дудник. Фото: Анна Гольцберг

— Что вы будете делать дальше?

— Наконец-то вопрос, ответ на который я репетировал! Во время работы на телеканале NewsOne мне часто предлагали сотрудничество в форме создания креативного контента. И я понял, что количество этих предложений растет. И у меня уже не совсем хватает времени на совмещение двух работ. А реклама – это то, от чего я реально кайфую. Так что я буду снимать рекламу.

— Политическую рекламу?

— Не только. Хотелось бы расширить сферу, мне и моей команде нужно расти. На самом деле очень многим людям и компаниям нужна креативная реклама. Магазины, АЗС. Пока у меня на будущий год план такой: создать рекламное агентство и заниматься производством креативных видеороликов. Это увлекает меня по-настоящему, гораздо больше, чем медиапродюсирование, взвешивание рейтингов, продумывание, какого гостя позвать в 20-й час в четверг.

В общем, ваш план – ролики а-ля "ругающаяся Савченко" поставить на поток?

— Да.

— А для кандидатов на выборы рекламу будете делать?

— Да. Я, кстати, так рад, что на этот раз так много кандидатов! Им же всем наверняка пригодятся мои услуги. Есть где разгуляться.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!