Ахмед Саитов, источник фото: скриншот из стрима на facebook.com/MasiNayyem
Ахмед Саитов, источник фото: скриншот из стрима на facebook.com/MasiNayyem

"Страна" уже писала о резонансе, который вызвал в Украине инцидент, произошедший 30 апреля в Шевченковском районе Киева с участием нардепа от "Блока Петра Порошенко" Мустафы Найема и группы юношей-чеченцев. На сегодняшний день потерпевший парламентарий продолжает курс лечения в больнице, а в отношении трех подозреваемых фигурантов истории – Магомед-Салиха Саитова, Умала (Умолта) Темербулатова и Ахмеда Саитова избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Главный же обидчик Найема – покинувший Украину в день инцидента Магомед-Амин Саитов объявлен в розыск.

Мустафа и его брат, адвокат Маси Найем, активно доносят свою позицию о развитии дела в социальных сетях и СМИ. Не отстают от них и представители оппонирующей стороны конфликта. Так, 4 мая представители чеченской диаспоры организовали пресс-конференцию, где представили свою версию линии конфликта.

За день до этого "Стране" удалось пообщаться с непосредственным участником инцидента, самым младшим из братьев Саитовых – Ахмедом. Беседу с ним предварил адвокат Олег Ищенко, который в истории конфликта на Бессарабской площади отрекомендовался как представитель интересов общественной организации "Диаспора чеченского народа".

"То, как вел себя депутат, дает понять – иначе не могло все закончиться. Исходя из слов моего доверителя, могу сказать: ту лексику, которую использовал парламентарий по отношению к своим оппонентам в ходе конфликта, любой мужчина не может пропустить мимо ушей и оставить без внимания. В противном случае это будет равносильно унижению. Мустафа, как представитель афганского народа, должен понимать это априори. Те слова, которые он использовал в отношении родителей Ахмеда, его родителей и родственников, не могут использоваться в нормальном обществе и тем более применительно к другим участникам", – отметил Ищенко.

Далее состоялось само интервью, где 19-летний Ахмед Саитов представил свое видение ситуации 30 апреля на Бессарабке. Насколько он был искренен при этом, судить читателям. Помимо этого, "Страна" выяснила позицию представителя Мустафы Найема по мотивам скандального инцидента.

Версия водителя Mercedes Gelandewagen

– Какой конфликт возник у вас с водителем Honda Accord и что предваряло остановку движения в районе Бессарабской площади?
– Я ехал в крайнем левом ряду, и за перекрестком продолжать движение прямо можно было только с центральной линии. Поэтому я включил правый поворотник и чуть-чуть принаглел: хотел вставить "морду" своей машины и пролезть (быстрее следующей по центральной полосе машины, за рулем которой находился Мустафа Найем. – Прим. ред.). Это авто меня не пропустило, и я подумал – что ж, это его право.

Решил, что перестроюсь и поеду следом за ним. На улице было жарко, у нас в машине на 30% были открыты стекла, и я услышал, как водитель Honda ругается на нас матом.

Это было еще до вынужденной остановки, метров за пять до того, как он заблокировал нам проезд. Водитель Honda, как позднее выяснится – Мустафа Найем, уже тогда начал нас оскорблять, что мы "попутали, охренели" и т. п. Хотя мы даже не понимали, что серьезного случилось.

Он поджал нашу машину, и мы не могли повернуть ни вправо, ни влево – на камерах видеозаписи инцидента это видно. Я, конечно, не дока в ПДД, но после того как он меня не пропустил, далее сам начал нарушать правила, перекрыв проезжую часть.

Я подумал, что он это сделал, так как мы оцарапали его авто, иначе зачем так поступать? После остановки выскочил из машины и принялся разглядывать правую боковую часть Mercedes и левую дверь Honda Accord. Думал найти там царапины или следы повреждения... В это время Мустафа продолжал материться, склонять наших родственников, родителей, всю семью.

"Вы чурки, охреневшие мажоры, и я вас вы@#$", – таким текстом примерно. Параллельно начал угрожать своими связями, в том числе знакомством с министром внутренних дел Арсеном Аваковым. После чего я набрал старшего брата Магомед-Амина...

– На камерах видеонаблюдения заметно, что около 10 минут после остановки вы, ваш пассажир Магомед-Салих Саитов и Мустафа Найем ходите от одной машины к другой. Что вы говорили друг другу все это время?
– Я повторюсь – мы думали, что поцарапали ему машину. И что человек просто взбесился, вызвал патруль и потому все ждали приезда полиции. Но как оказалось, никакого повреждения на его авто не было. Возможно, у Мустафы не задался тот день, и он решил на нас отыграться или проучить. Начал провоцировать и оскорблять, угрожать, что он сделает с нами.

Мы спросили его: "Что случилось? Что тебя не устраивает? Мы тебе машину ударили?". Действительно не могли понять, что стряслось. Он на эти вопросы не отвечал и прямым текстом с кучей матов продолжал угрожать, поскольку у него чуть ли не прямая связь с Аваковым. Мол, мы и пи@#$#%ы и малолетки ох@#$%ие... Он все это нам рассказывает, и мы все ходим туда-сюда. Там ведь видно, что мы никуда не скрывались и не убегали, ждали приезда патрульной полиции.

– Вы утверждаете, что народный депутат вас оскорблял. А как вы высказывались в его сторону? Аналогичным образом?
– Он склонял всех – меня, брата, который ехал со мной в машине. А мы, даже когда он ругался и провоцировал конфликт, пытались выяснить, в чем проблема-то? Я спрашивал: "Тебе поцарапали машину?" Он не отвечал, ничего не объяснял на этот счет и снова продолжал угрожать тем, что сделает с нами.

– Вы понимали, что к тому моменту Мустафа уже вызвал патруль полиции?
– Да.

– И решили оставаться на месте до приезда полиции?
– Да. Ведь мы думали, что там случилось ДТП. Но пока ждали патруль, стало понятно, что никакой аварии не было – десять минут потребовалось, чтобы понять: никаких царапин на его машине нет.

– Почему в таком случае вы стали звонить старшему брату Магомед-Амину?
– Дело в том, что, когда мы рассматривали возможные последствия ДТП, Найем начал кричать на нас: "А ну-ка сели быстро в свою машину, еще на шаг приблизитесь, вам конец, я подключу все свои связи". Увидев, что ситуация приобретает такой оборот, я набрал брата, и он подъехал.

 – Чем именно Магомед-Амин должен был вам помочь?
– Когда Найем начал провоцировать и нагнетать конфликт, я полагал, что все-таки было ДТП. Он начал оскорблять родителей, но было непонятно, что к чему. Поэтому я позвонил брату. Магомед-Амин подошел к Мустафе и спросил: "Что случилось?"

Далее в разговор вклинивается адвокат, представитель интересов "Диаспоры чеченского народа" Олег Ищенко. Он говорит, что ранее Ахмед Саитов так пересказал ему начало диалога между Магомед-Амином и Мустафой: "Когда подошел старший брат, он спросил депутата: "Ты мусульманин?". Тот ответил, что да. После этого Магомед поприветствовал его по канонам этой религии и попросил его не выражаться матом. В ответ нардеп якобы послал старшего брата Ахмеда и потребовал уйти в машину, на которой тот приехал к месту инцидента. "При такой постановке вопроса очевидно: человек не может стерпеть такого и будет униженным", – резюмирует Олег Ищенко. Вслед за этим слово снова берет Ахмед Саитов.

– Брат спросил у Найема: "Что случилось?". Мустафа в ответ начал материться и требовать, чтобы мы отошли от него и "рассосались". Брат тоже думал, что у нас произошло ДТП, и еще раз обратился к Мустафе. Сказал, чтобы тот успокоился и в нормальном тоне объяснил, что стряслось. Мол, не надо тут орать и всех оскорблять, это всего лишь машина.

"Если поцарапали, спокойно решим вопрос, если это стоит каких-то денег, все можно починить", – говорил Магомед-Амин. Но Мустафа ничего не слушал и начал при брате оскорблять наших родителей. Далее он говорил, что в Афганистане резал таких, как мы. После чего ему и нанесли удар.

– Тему драки обсудим чуть позже. А сейчас уточните: к моменту нанесения первого удара вы понимали, с кем конкретно у вас возник конфликт? Что перед вами народный депутат?
– Нет.

– Когда вы об этом узнали?
– Уже после всего этого (задержания. – Прим. ред.). Не помню точно, или кто-то в интернете посмотрел, или кто-то сказал из собравшихся на месте событий.

– Из видео инцидента следует, что ваш брат приехал на место событий на BMW. Но он был пассажиром. А кто сидел за рулем?
– Точно не могу сказать, но это не посторонний человек. Скорее всего, друг или знакомый Магомед-Амина.

– Хорошо, старшему брату позвонили вы. А как о конфликте узнал Умал (Умолт) Темербулатов?
– Честно скажу, даже не знаю. Двоюродного брата никто не вызывал, это 100%. Когда уже после всего инцидента мы спросили, откуда он взялся, он сказал, что проходил неподалеку и узнал нас.

– Теперь расскажите, что вы видели в момент драки. Судя по кадрам видеозаписи, первый удар Мустафе был нанесен головой в лицо Магомед-Амином.
– Этот момент я не видел точно. По записи видео даже заметно, что я отвлекся и повернул голову в сторону. Возможно, там был удар головой или рукой. Но я сам момент его нанесения не видел, а врать не хочу.

– На видео инцидента заметно, что после первого удара Мустафа находится в шоковом состоянии. Что происходило далее?
– Темербулатов его придержал... И сказал дословно: "Пожалуйста, не надо продолжать конфликт, сядь в машину!". Он почему так сделал? Мы думали, что раз один ударил другого, а Найем продолжает провоцировать, то сейчас может начаться серьезная драка. Поэтому брат (двоюродный. – Прим. ред.) попросил Мустафу успокоиться и сесть в машину. Он его не душил, просто приобнял, зафиксировал (чтобы Найем не упал на асфальт. – Прим. ред.).

– Но Мустафа не садится в авто. На кадрах съемки видно, что его зачем-то отталкивают в сторону от машины.
– Честно, не заметил такого и не помню.

– А что помните?
– Как после первого удара Темербулатов попросил Найема сесть в машину.

– Как отреагировал на это Найем?
– Он продолжал дальше всех оскорблять и ругаться... Да, мне сказали, что у Мустафы сломана челюсть... Не знаю, как это случилось, но после первого удара он великолепно говорил, высказывался без запинки и прекрасно двигал челюстью. И, опять-таки, снова угрожал нам и вспоминал Авакова. Тогда мы уже точно поняли, что никакого ДТП не было, ничья машина не повреждена, и я ушел.

– Куда ушли? А как же дождаться патрульных?
– Я никуда не убегал, на видео заметно, что мы расходимся, а не бежим. Просто мы поняли, что никакой аварии не было, и смысла дальше находиться на месте тоже нет. Тем более, как мы считали, инцидент исчерпан.

– Ахмед, перед тем как вы ушли, на месте инцидента произошло еще несколько событий. Давайте вернемся к видеозаписи. Там есть момент, когда ваш старший брат наносит два удара по лицу Найема...

– Возможно, на видео кажется, что это были именно удары. Это то, что я видел точно. Было как: Мустафа продолжал материться и идти на Магомед-Амина. Тогда брат положил четыре пальца руки (без большого) ему на лоб и оттолкнул два или три раза. Сказал, чтобы тот сел в машину. На этом все.

– Итак, вы начинаете расходиться. Мы видим на съемках записи, как Mercedes начинает сдавать назад, за рулем которого теперь уже Магомед-Салих. Почему эта машина, с конфликта вокруг которой все началось, уехала?
– Я не думаю, что в Украине 30 апреля в первый раз люди подрались. Мы думали, что это "бытовуха" – ну поссорились, затем разошлись. Тем более, что стало понятно: не было никакого ДТП. Поэтому Магомед-Салих уехал, и мы тоже начали уходить. Я понимаю, к чему вы клоните – никто из нас никуда не убегал. Так же, как и я, уходил Темербулатов. Я пошел налево, обошел Бессарабский рынок. Посмотрев направо, увидел, что Мустафа продолжает ходить за моим старшим братом. Примерно тогда, насколько я помню, отъехала BMW, на которой он приехал. Думаю, что просто решили перепарковать авто, чтобы оно не перекрывало дорогу.

– Как развивались события дальше?
– Мы планировали идти домой, покушать. Можно спросить у тех, кто нас задерживал в соседнем дворике, это ведь все случилось у нас практически под домом. Мы с ребятами пошли на базар, купили три хачапури и две колы, зашли к себе во двор, кушали. Тут к нам подошли сотрудники патрульной полиции, попросили предъявить документы и вывернуть карманы. Затем нас отвезли к PinchukArtCentre тремя разными машинами.

– В момент задержания вы находились втроем: вы, Магомед-Салих и Темербулатов?
– Да.

– Но ведь была и вторая драка, где, как утверждает Мустафа Найем, его избивали три человека. Якобы это были ваши братья Магомед-Амин, Умал (Умолт) Темербулатов и еще кто-то...
– Об этом я ничего не знаю. И во-первых, сомневаюсь, что его били три человека, а во вторых – вряд ли в этом принимал участие мой брат. Я ну думаю, что там кто-то опять приказал избить Найема. Скорее всего, он и дальше ходил за братом и провоцировал его... А потом сказал, что его побили и представляет ситуацию так, как ему выгодно.

Единственное, что мне говорили ребята: когда Найем увязался за Магомед-Амином, то Темербулатов попросил его перестать за ним ходить.

– Так вторая драка была или нет?
– Насколько я знаю, нет. Но меня там не было, и я не видел, что происходило.

– Ваш адвокат в интервью заявил о том, что на место инцидента приезжал народный депутат Антон Геращенко, который считается близким лицом к главе МВД Авакову.
– Я его в лицо не знаю, но мне сказали, что такое было. И что его присутствие на месте событий может как-то повлиять на исход разбирательства по делу.

– Что происходило, когда вас привезли на место инцидента с Мустафой Найемом?
– Нас там технично окружили, чтобы никто никуда не ушел (хотя мы и не собирались), и все. Никто конкретного ничего не говорил. Затем к нам подошел один патрульный, попросил назвать свои фамилии (половину из которых записал неправильно) и даты рождения, сфотографировал.

– Эти фотографии затем были обнародованы в интернете Антоном Геращенко?
– Да. Потом нас отвезли в райотдел, и оттуда – в КПЗ, где держали больше суток.

– Пытались ли после того, как вас привезли на место инцидента с народным депутатом, пообщаться с Найемом? Возможно, предлагали ему мировую?
– Нет. По его поведению мне не показалось, что этот человек настроен на это. Понимание этого случилось еще до активной фазы конфликта. Когда приехал старший брат и сказал, что за машину всегда можно рассчитаться. А тот ответил, что таких, как мы, они резали. Поэтому я точно с ним не говорил после, про братьев – не скажу. Но, насколько я помню, когда мы подъехали, нам сказали, что Найем находится в машине скорой помощи.

– Итак, вас троих задерживают, а Магомед-Амина – нет. Вы ведь понимали, что, по логике вещей, он также должен находиться на месте событий?
– Если учесть, что мы Найема и пальцем не трогали, а нас всех задержали, естественно я понимал, что что-то могут сделать и старшему брату. Хотя будь на месте Мустафы любой другой человек, никакой суеты такого уровня не было бы.

– Вы сообщили старшему брату, что с вами произошло, когда вас привезли на место конфликта?
– Я с ним на связь не выходил.

– Когда и как вы узнали, что он покинул пределы Украины? Его действия расцениваются правоохранителями как бегство. Так, нардеп Антон Геращенко написал – Магомед-Амин приобрел билет на самолет через несколько минут после конфликта с Мустафой Найемом.
– Мои братья – старший Магомед-Амин и средний Мусса – занимаются развитием промоутерской компании BoomBox Promotions, они организовывают турнир по боксу, который проходит в Баку со 2 по 4 мая. Это давно запланированное мероприятие, и Мусса ранее уже вылетел туда. Также в Азербайджан должны были лететь я и Магомед-Амин. Его вылет планировался 1 мая, но его попросили прибыть раньше. И он на законных основаниях улетел 30 числа. Мне рассказали, что в новостях представляли эту ситуацию, как будто он пытался скрыться. Пусть так думают те, кто настроены против нас в конфликте. А те, кто мыслит адекватно, должны понять, что да, произошла бытовуха, но человек уехал на турнир.

– Вы говорите, что также собирались ехать на турнир в Баку. У вас были билеты на руках?
– Если не ошибаюсь, да. Просто этим вопросом занимался не я. Когда стало известно, что все летят на турнир, я попросился поехать с братьями. Вылетать должен был 1-го или 2-го числа.

– Сейчас вы на свободе и ограничены только обязательствами ночного домашнего ареста, у вас есть доступ к гаджетам и телефонам. Вы связывались с Магомед-Амином после начала скандала?
– Знаю, что сигнал о себе он подал. Но это было не мне – я самый младший брат в семье. Он сказал, что обязательно приедет в Украину и даст показания, и что скрываться он не собирается. Слышал, представители общины говорили о том, что в течение пяти-семи дней он вернется в Киев, как только закроет все вопросы и будут подведены итоги турнира в Баку. Я скажу начистоту: если бы такая ситуация, как с Найемом, произошла с любым другим человеком, никто бы даже не подумал куда-то скрываться. Но у народного депутата есть поддержка на государственном уровне, и это многое меняет.

– Друзья и соратники Найема утверждают, что ему поступают угрозы. В частности, на электронную почту приходят соответствующие письма...
– Нет, это не мы это делаем. Если вопрос об этом и такие примеры приводятся, то я могу создать 33 почтовых ящика и писать себе такие письма: "Я, Мустафа Найем, приеду к тебе домой и всех зарежу..."

После этого слово вновь берет представитель "Диаспоры чеченского народа", адвокат Олег Ищенко.

– Если Мустафе угрожают, то мы первые, кто заинтересован в том, чтобы найти этого человека или людей. Мы за то, чтобы восторжествовала справедливость, он выздоровел и все достигли консенсуса. Если же какая-то горячая голова (но это точно не в нашей среде) ему угрожает, пусть он скажет. Мы менее всех заинтересованы в том, чтобы такие вещи происходили.

Сейчас мы довольны тем, что ранее задержанные ребята на свободе, мы готовы сотрудничать со следствием и спокойно ждать суда. И призываем всех не развивать истерию на почве какого-то, условно говоря, социального неравенства людей в обществе. То, что Найем народный депутат, не дает ему права вседозволенности. По большому счету, и это видно на записях, конфликт (в том виде, как он в итоге состоялся) спровоцировал и развил именно народный депутат. То, что они попытались вклиниться носом машины впереди него по ходу движения, это нехорошо. Но именно он сделал так, что движение двух автомобилей было заблокировано. Именно он первым вышел из машины и начал вести себя неподобающе... Я не говорю, что у ребят не было выхода. Он есть всегда, и мы не заявляем, что они белые и пушистые – нехорошо поступили. Но я думаю, что все понимают – никто из нормальных людей не станет бить человека по лицу, если для этого нет какой-то предпосылки.

– И все-таки, была вторая драка или нет?
– Ахмед говорит, что не видел ничего подобного, то есть не в курсе. Ни он, ни тем более я не видели этого момента, и потому я не готов его обсуждать и комментировать. Ведь любое мое неосторожно оброненное слово может быть неверно интерпретировано или истолковано.

– В материалах уголовного дела наличествует видеозапись второго инцидента, о котором говорит Мустафа Найем?
– Мы говорим только о тех материалах, которые видели лично. Насколько я знаю, видео сцены, о которой вы спрашиваете, стороне защиты ребят при избрании им меры пресечения не предоставлялось. Поэтому мы делаем вывод о том, что на тот момент вряд ли такое видео наличествовало у следствия. Возможно, оно еще появится. И только после этого мы будем готовы его обсуждать.

– Что с Магомед-Амином Саитовым, который объявлен в розыск и в отношении которого получена санкция на задержание и привод в суд для избрания меры пресечения? Что он говорит членам общины?
– Применительно к роли Магомеда в этой истории, могу сказать одно. Несмотря на то, что (судя по видео) он был более активен в инциденте и удары наносил именно он, все равно его действия квалифицированы, по большому счету, по той же статье, что и у ребят. Она не тяжкая, и в этом аспекте мы за судьбу Магомеда не опасаемся. Мы считаем, что он вернется сюда и как законопослушный человек предстанет перед судом. Другой вопрос, что та истерия, которая вокруг него развивалась братьями Найем, привела к тому, что человек был напуган. По крайней мере до того, как ребята вышли на свободу. Это в принципе логично с точки зрения любого человека, когда ему угрожают связями с министром внутренних дел и это косвенно подтверждается участием в инциденте других высокопоставленных чиновников. И, полагаю, какое-то время Магомеду действительно не хотелось возвращаться. Но сегодня я убежден, в ближайшее время он обязательно вернется и все станет на свои места. Пусть это произойдет не сегодня или завтра, но он приедет.

– Как он объясняет конфликт с его участием?
– Сейчас мы исходим из общей стратегии и концепции позиции всех ребят, которая была представлена в ходе избрания им меры пресечения. Думаю, в его случае это будет такая же трактовка событий. Лейтмотивом того, что мы отстаиваем, является следующее: то, что человека ударили, это плохо, и те, кто это сделал, должны понести наказание. Все причастные. Но при всем этом мы считаем, что депутат вел себя вызывающе и спровоцировал эту драку вначале, повел себя недостойно затем и делает так сейчас. Это не по-мужски, он сам затеял драку... Если стоит вопрос о возмещении ущерба, пусть объяснят – в чем он состоит, мы будем думать. Просто сейчас непонятно, в чем вопросы к нам и чего он добивается. Если пытается добиться справедливого наказания, то это не его парафия, а функция суда и следствия. И мы также хотим справедливости. Но если он пытается использовать эту ситуацию для самопиара, то как минимум это некрасиво.

– Накануне появилась информация, что один из трех ранее задержанных ребят из чеченской диаспоры загадочным образом исчез. Так ли это?
– Из всех подозреваемых, которые находятся в Украине (один под круглосуточным домашним арестом, а двое – под ночным домашним арестом) все находятся в добром здравии. Никто их не прятал и уж тем более – не воровал или похищал.

– Адвокат Игорь Синиченко заявил ранее, что по мотивам конфликта с нардепом Найемом у одного из его оппонентов оказался сломан палец. О ком именно идет речь?
– На данный момент мы еще изучаем эту ситуацию, и пока не готовы говорить об этом.

– Мустафа Найем на кого-то из оппонентов в ходе конфликта замахивался и/или бил?
– Мы исходим из того, что есть на обнародованном видео с камер наблюдения. Там ничего такого нет. Но Мустафа выражался таким образом, что люди не могли стерпеть.

Позиция брата Мустафы Найема

"Страна" обратилась к представителям потерпевшей стороны с просьбой предоставить их видение отдельных спорных деталей ЧП в Шевченковском районе 30 апреля. Брат потерпевшего парламентария – Маси Найем – в письменном виде предоставил их трактовку событий 30 апреля и дал ответы на вопросы о подоплеке и сути конфликта, а также обстоятельствах инцидента на Бессарабской площади.

– С чего именно начался конфликт на дороге – из того, что не попало на видео с обнародованных камер?
– С нарушения подозреваемым (водителем автомобиля Mercedes Gelandewagen. – Прим. ред.) правил дорожного движения.

Источник видео: facebook.com/anton.gerashchenko.7

– После остановки двух авто последовали 10 минут инцидента, когда на месте событий находились Мустафа и Саитовы – Ахмед и Магомед-Салих. Что они говорили друг другу, действительно ли кто-то кого-то оскорблял и угрожал?
– На месте конфликта находился Мустафа. Он дал все показания (на этот сче. – Прим. ред.). Если полиция посчитает нужным – обнародует эти сведения.

– Откуда на месте инцидента появились Умал (Умолт) Темербулатов, а также Магомед-Амин Саитов и пятый молодой человек?
– Все это есть на видеозаписи.

– О чем говорили между собой собравшиеся чеченцы и что им заявлял Мустафа до начала драки? Звучали ли фразы о связях с Аваковым, "таких резали в Афганистане" и прочие высказывания, которые приписывают Мустафе подозреваемые и их адвокаты?
– На месте конфликта находился Мустафа. Он дал все показания (на этот счет. – Прим. ред.). Если полиция посчитает нужным – обнародует эти сведения.

– Кто и как ударил вашего брата в самом начале активной фазы конфликта. Что при этом делали другие участники событий, как реагировали они и Мустафа на ситуацию?
– На видео это все видно. Что говорил им Мустафа – есть в материалах следствия.

Источник видео: facebook.com/alexandr.kuzmenko.5245

– Чем сопровождалось нанесение еще двух ударов рукой по лицу Мустафы?
– Угрозами (словесного характера. – Прим. ред.).

– После завершения первой драки что произошло далее? Кто и куда ушел из обидчиков Мустафы, а кто остался? Что делали оставшиеся на месте чеченцы?
– Мустафа просил их не покидать место инцидента. Они покинули. Затем на другой стороне Aren'ы его еще раз побили.

– Где именно случилась вторая драка, и кто участвовал в этом избиении Найема?
– Все материалы на этот счет находятся в полиции. Можете обратиться к ним, возможно, они откроют эту тайну следствия.

– Когда оппонентам вашего брата стало известно о том, что Мустафа – народный депутат?
– После (нанесения. – Прим. ред.) первого удара. Далее им несколько раз говорили о том, что Мустафа – депутат.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!