Олег Ясинский, фото: video.meta.ua
Олег Ясинский, фото: video.meta.ua

Андрей Манчук, для "Страны"

Не так давно украинская делегация во главе с вице-спикером Ириной Геращенко побывала в Колумбии. Целью визита вице-спикер назвала изучение опыта преодоления военных конфликтов, на основе колумбийского варианта мирного диалога.

В этой стране действительно в последние годы власти и повстанцы договорились о прекращении кровопролитной войны, длившейся долгие десятилетия.

О том, какие уроки Украина может вынести из колумбийского опыта мы беседуем с киевлянином Олегом Ясинским, который с середины девяностых годов живет в Сантьяго-де-Чили и является ведущим украинским экспертом в области социальной и политической ситуации в странах Латинской Америки.

В последние годы Ясинский участвовал в освещении мирного диалога между колумбийскими партизанами и правительством и в качестве продюсера документального фильма о переговорном процессе посетил партизанские лагеря в колумбийской сельве накануне подписания мирного договора.

– На днях в Колумбию поехала вице-спикер парламента Украины Ирина Геращенко. По ее словам, она с группой парламентариев была приглашена колумбийской стороной для "изучения опыта реинтеграции и инклюзивного постконфликтного диалога". Чему может научить украинских политиков колумбийский опыт, учитывая, что сценарий "постконфликтного диалога" уже был озвучен на днях главой МВД Аваковым – в частности, это поражение в гражданский правах для жителей Донбасса на 5-10 лет

– Я думаю, что наиболее подробные ответы на эти вопросы следует искать не в Киеве или в Боготе, а в Вашингтоне. Наши две страны объединяет одна общая характеристика – внутренняя и внешняя политика во-многом определяется волей правительства США. 

При этом есть и различия – после шестидесяти лет гражданской войны колумбийского государства с партизанами ФАРК был проведен очень сложный и серьезный процесс переговоров о мире, закончившийся договором, положившим конец войне. В Украине, где трагедии всего чуть больше четырех лет, у властей нет воли к ее прекращению. Наоборот, война – любимое и единственное алиби власти.

Подписав мирный договор с партизанами, при посредничестве Кубы и Швеции, правительство Колумбии получило искомые лавры миротворцев и Нобелевскую премию мира для президента Хуана Мануэля Сантоса. Истинная цель его действий была в другом – желание открыть доступ к природным ресурсам страны, которые находились в обширных зонах под контролем партизан ФАРК и были недоступными для транснациональных корпораций. И заодно – высвободить силы обученной США колумбийской армии для ее возможного использования в других регионах. Ведь мало кто знает, что с 2013 года, в котором начался украинский Евромайдан, Колумбия начала официальный процесс вступления в НАТО. Это первая и единственная латиноамериканская страна, вступающая в эту организацию.

Сам мирный договор с партизанами – документ очень сложный и серьезный, украинскому правительству есть чему здесь поучиться. Проблема в другом – сегодня, когда повстанцы оставили оружие, правительство соблюдает его в лучшем случае наполовину. А это как раз негативное послание для Донецка.

– Как раз во время визита Геращенко в Колумбию арестовали одного из командиров ФАРК Хесуса Сантрича, который активно участвовал в мирном процессе и должен был избираться в парламент летом. Чем это вызвано?

– Черпая информацию из официальной колумбийской прессы, которая много раз демонстрировала свою полную зависимость от власти, и из пропагандистских памфлетов политической партии ФАРК, очень трудно объективно разобраться в реальной подоплеке этого инцидента. Согласно официальной версии правительства, команданте Хесус Сантрич проводил переговоры с мексиканским наркокартелем Синалоа о поставках кокаина в США и был арестован за это по требованию американских властей.

Эта ситуация кажется крайне нелогичной – хотя бы потому, что, во-первых, группировка ФАРК полностью разоружилась и покинула все территории выращивания коки. А эти места немедленно перешли под контроль ультраправых боевиков, созданных в свое время правительством для борьбы с левыми партизанами. У сегодняшней ФАРК нет ни малейших возможностей для контроля над выращиванием коки и тем более производства кокаина.

Во-вторых, у ФАРК никогда не было мотивации личного обогащения. Налоги на наркоторговцев, за которые ее часто критиковали, служили исключительно для финансирования закончившейся войны, которая постоянно требовала больших расходов.

В-третьих, все прекрасно знали, что спецслужбы Колумбии и США следят за каждым шагом вчерашних партизанских командиров, и устраивать в этой ситуации у себя в доме переговоры с картелем Синалоа кажется крайне нелогичным. Я думаю, что накануне президентских выборов, на которых может победить умеренный левый кандидат, – разумеется, не от ФАРК – колумбийской власти срочно понадобилась очередная кампания по дискредитации левых. Но это не более чем мои предположения со стороны.

– Но лидеров бывшей ФАРК все же допустили к выборам в качестве политической партии. К чему это может привести?

– Я думаю, это приведет к политическому провалу их организации как партии. Сегодня не время партий, а уровень идеологической и общекультурной подготовки руководства партии бывших партизан достаточно посредственный. Сегодня нужны не лозунги, а анализ и рефлексия. Но при этом не будем забывать, что лучшие интеллектуальные кадры колумбийских левых систематически уничтожались властями – и на войне, и после того, как они неоднократно складывали оружие в надежде на мир.

– Чем же, в итоге, может быть полезен Украине опыт колумбийского мирного процесса и чему может научиться в Колумбии Ирина Геращенко? Возможна ли, скажем, ситуация, когда представители неподконтрольных Киеву территорий войдут в украинский парламент, как это могут сделать сейчас фарковцы в Колумбии?

– Независимо от проблем и недостатков сегодняшнего результата мирного договора, в Колумбии перестали ежегодно гибнуть тысячи людей – солдат, партизан и мирных жителей. Это заставляет думать, что, несмотря на множество "но", мирный процесс в Колумбии был не напрасен и должен быть продолжен. Госпожа Геращенко – если для нее это важно и если она что-то решает – могла бы научиться у некоторых своих идейных единомышленников – участвующих в мирном процессе колумбийских правых политиков – определенной честности и мужеству. Без серьезной работы правительственных переговорщиков мир в Колумбии был бы сегодня невозможен. Правые политики и военные сели за стол переговоров с партизанами и четыре года честно искали компромисс. Они, как и партизанские командиры, сумели – по крайней мере на личном уровне – отказаться от привычного расчеловечивания противника, чтобы рационально и терпеливо искать пункты согласия. 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!