Журналист Александр Дубинский рассказал о том, зачем на самом деле заместитель Турчинова обвинил его в госизмене. Фото: Антон Марсович
Журналист Александр Дубинский рассказал о том, зачем на самом деле заместитель Турчинова обвинил его в госизмене. Фото: Антон Марсович

В Украине набирает оборотов очередной скандал, связанный с наездом политиков на журналистов. Так, на прошлой неделе вся страна обсуждала интервью Наташи Влащенко с экс-чиновником времен Януковича Андреем Портновым: журналист призналась, что перед эфиром получала угрозы от депутата "Народного фронта" Антона Геращенко с требованием, чтобы интервью не выходило в эфир. 

Теперь в эпицентре оказался журналист Александр Дубинский. Первый заместитель главы СНБО Украины Олег Гладковский (в прошлом – Свинарчук) обвинил его в государственной измене, и потребовал от главы СБУ Василия Грицака начать уголовное преследование. Госизмена, по мнению Гладковского, заключается в критичных публикациях Дубинского о его бизнесе. Информацию журналиста о себе он называет клеветой, которая "подрывает доверие общества к органам государственной власти", а также наносит вред национальной безопасности и обороноспособности Украины.  

Свинарчука-Гладковского называют неофициальным "смотрящим" за оборонным сектором при президенте – в прошлом он был бизнес-партнером Петра Порошенко в автомобильной корпорации "Богдан". Сам Дубинский расценивает обращение Гладковского в СБУ не иначе, как преследование за журналистскую деятельность.

"Страна" связалась с Александром Дубинским и спросила о подоплеке его конфликта с приближенным к Порошенко бизнесменом.

– Как вы считаете, какая именно информация в вашем расследовании так задела Свинарчука-Гладковского, что он потребовал возбудить против вас уголовное дело?

– На мой взгляд, его разозлило то, что я опубликовал документы, которые, во-первых, показывают структуру его оффшорных операций. А во-вторых, подтверждают, что, несмотря на допуск к гостайне и одну из самых высших должностей в сфере обороны (первого замглавы СНБО) Гладковский продолжает заниматься бизнесом в России. То есть все то, в чем украинская власть традиционно обвиняет своих оппонентов, называя их агентами Кремля и обвиняя в сотрудничестве с Россией, сконцентрировано в персоне самого Гладковского как одного из представителей этой власти. И он, по сути, сам является агентом Кремля, потому что работает в России и платит туда налоги. Фактически деньги, которые зарабатываются в Украине, перекачиваются в российский бюджет. То, что я об этом рассказал, его и зацепило.

– А зачем Свинарчук сменил фамилию и стал Гладковским? Что он пытался скрыть и неужели думал, что никто этого не заметит?

– Смена фамилии была ему необходима для того, чтобы пройти определенные процедуры в банках и открыть офшорные счета. То есть, он это сделал исключительно из соображений финансового мониторинга.

– Вы публично предложили Гладковскому пари: если он не сможет получить обвинительный акт против вас по статье "госизмена", то на все заседания СНБО и публичные выступления должен будет надевать чёрную шапочку...

– Да, она в народе называется шапка-п*дарка.

– Откуда такая уверенность, что у Гладковского не получится довести дело против вас до суда?

– Я вообще считаю, что подача заявления Гладковским в СБУ (а он подал его именно в СБУ) связана не с желанием привлечь меня к уголовной ответственности или добиться судебного преследования. Это сделано для того, чтобы получить доступ к моей личной информации.

– Проясните.

–  Гладковский таким образом хочет прикрепить меня на прослушку и слежку. Дело в том, что расследование уголовного дела по статье "Государственная измена" позволяет следователям СБУ очень легко получить санкцию следственного судьи на то, чтобы поставить мой телефон на прослушку и установить за мной наружное наблюдение. И наружку, и прослушку очень легко оправдать расследованием дела о госизмене.

– То есть, по-вашему, цель Гладковского – не привлечь вас к наказанию за госизмену из-за журналистского расследования, а банально установить слежку?

– Да. Я думаю, ключевое здесь – получить доступ к моей личной информации, возможно, даже провести обыски у меня дома и у родителей.

– В связи с обвинениями от Гладковского сейчас вы предпримете дополнительные меры личной безопасности?

– Думаю, нет. Я и так сейчас хожу везде с охраной, после прошлого конфликта из-за моих публикаций о совместных делах замглавы Национального Банка Екатерины Рожковой и владельцев Платинум-Банка. А что касается заявления Гладковского, я потому и предложил ему пари – носить шапочку-п*дарку, потому что уверен, что при всем его могуществе, при том, что он ближайший партнер и кошелек Петра Порошенко, который контролирует Генпрокуратуру и СБУ, – уверен, что даже выдвинуть мне подозрение по заявленным статьям у них не получится. Потому что это, по сути, преследование за журналистскую деятельность.

– Кстати, о преследовании. Наташе Влащенко прямо перед эфиром с Андреем Портновым звонили с угрозами и требовали не выпускать интервью. А вы получали личные угрозы, звонки "с приветом" или полунамеки от Гладковского или других приближенных к Порошенко людей за свои расследования?

– Нет, напрямую с угрозами ко мне никто не обращался.  Я узнал об обвинении Гладковского уже постфактум.

– Гладковский относится к когорте самых близких людей к президенту, но почему-то до последнего времени о нем почти не было журналистских расследований. В основном все писали о других "смотрящих" при президенте – Кононенко, Грановском, Пасенюке. А Свинарчука эта публичность обходила стороной. Почему о нем заговорили только сейчас?

– Я уже достаточно давно занимался Свинарчуком-Гладковским. Весь 2016-й год я посвятил в том числе расследованиям по его автобизнесу – компании "Богдан", и бизнесу в России. Я думаю, его непубличность обусловлена тем, что просто само направление его работы связано с более сложной и закрытой темой. Гладковский у Порошенко – смотрящий за оборонным сектором.А оборонный комплекс Украины защищен государственной тайной. То есть, любые операции, закупки, которые осуществляют в интересах оборонных ведомств, в интересах нацбезопасности, находятся под грифом "секретно". Соответственно, получить доступ к информации о махинациях и финансовых субъектах крайне сложно. Я думаю, с этим и связан интерес к этой теме и в целом к окружению президента, и сложность конкретно деятельности Гладковского для раскрытия в СМИ.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!