Освобождение Лавриновича было воспринято как серьезное судебное поражение власти. Фото: Facebook/Elena.Lukash
Освобождение Лавриновича было воспринято как серьезное судебное поражение власти. Фото: Facebook/Elena.Lukash

Решение Апелляционного суда об отмене меры пресечения в виде содержания под стражей бывшему министру юстиции Александру Лавриновичу на некоторое время дало надежды на либерализацию государственной политики в отношении оппонентов власти.

Неделей ранее на свободу вышла экс-мэр Славянска Неля Штепа, по решению суда ее выпустили из СИЗО, где она провела три года.

А еще ранее суд вынес оправдательный приговор по всем антимайдановцам, которых судили по делу о 2 мая в Одессе.

Все это породило надежды у части общества, что власть переходит к более мягкой политике в отношении своих оппонентов. 

Однако, они развеялись уже в четверг, 28 сентября, когда в резонансном деле журналиста Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина, обвиняемых в сепаратизме, их признал виновными Бердичевский суд, и приговорил к 9 годам лишения свободы.

Как считают эксперты, судебная ветвь власти, несмотря на давление, начинает колебаться. Да и Банковая вынуждена действовать с оглядкой на международную реакцию. Однако, это не означает, что она отказалась от контроля за принятием судебных решений. Просто вынуждена маневрировать, концентрируясь на наиболее важных для себя делах, чередуя "зрады" и "перемоги", чтоб создавалось впечатление о "независимости" судебной системы. 

Кроме того, на решения влияют и противоречия внутри самой власти.

Ситуацию проанализировала "Страна". 

Как освобождали Лавриновича

Такого решения Апелляционного суда Киева 27 сентября не ожидали даже его адвокаты.

"Коллегия судей постановила - апелляционную жалобу Александра Лавриновича удовлетворить. Постановление следственного судьи Печерского районного суда Киева от 15 сентября отменить... Александра Лавриновича освободить из-под стражи в зале суда", - читала вердикт председательствующая по делу судья.

За две недели до этого Печерский районный суд Киева удовлетворил ходатайство следователя Департамента спецрасследования Главного следственного управления ГПУ об избрании меры пресечения Лавриновичу в виде содержания под стражей сроком на 60 суток - до 2 ноября, без права внесения залога. В принципе, внесение залога не предполагала сама статья, которую вменяли экс-министру. Его обвиняли в захвате государственной власти в 2010 году.

Дело о "конституционном перевороте 2010 года", который, по версии ГПУ, привел к захвату власти путем расширения полномочий президента за счет сужения роли и полномочий парламента и правительства, вел Департамент специальных расследований Генпрокуратуры (известный также как "департамент Горбатюка"). 

Подозреваемыми по этому уголовному производству считались экс-президент Виктор Янукович и экс-министр юстиции Лавринович. Им инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 Уголовного кодекса Украины ("действия, совершенные с целью насильственного изменения или свержения конституционного строя или захвата государственной власти, а также сговор о совершении таких действий").

Генпрокурор Юрий Луценко объяснил, что Янукович и Лавринович подозреваются в захвате государственной власти, в том числе, путем принятия мер к незаконному, без решения Верховной Рады, изменению действующей Конституции путем внесения в госреестр нормативно-правовых актов текста Конституции в редакции 1996 года и её официального опубликования.

Но Апелляционный суд счел доводы прокуратуры недостаточными и решение Печерского суда отменил. 

"Прокуратура была настолько бездарна в своих обвинениях, не предоставила ни единого доказательства вины Лавриновича. Поэтому не было никаких оснований его держать под стражей. Судьи приняли единственно возможное решение", - в беседе со "Страной" сказал адвокат Александра Лавриновича Евгений Солодко.

Возмущения прокурора Алексея Донского, который уже после решения суда обвинил судей в предвзятости (по словам Донского, за то, что ранее председательствующая по делу Лавриновича судья, отпустила на свободу "беркутовцев", дело против нее было внесено в Единый реестр досудебных расследований), Солодко счел недостойными.

Опрошенные "Страной" эксперты в причинах такого решения по делу Лавриновича разделились. С одной стороны, все признают, что дело Лавриновича изначально было шито белыми нитками.

"У Лавриновича действительно очень хорошая защита. Не учли, что он не просто бывший чиновник, а у него бекграунд, он основатель Народного Руха, автор Конституции, уважаемый юрист, к нему нет претензий за время его работы в Минюсте. Его репутация и профессионализм сыграли свою роль, можно было получить замечания со стороны европейских институций, не удастся спрятать этот судебный процесс от журналистов, и поэтому судьи посчитали, что это чрезмерно - его арестовывать без права залога, такие шаги были бы на грани репрессий", - говорит "Стране" политолог Вадим Карасев. 

С другой стороны, поражение прокуратуры в суде может быть следствием внутриведомственной войны, которая идет сейчас в ГПУ.

Делом Лавриновича занимался и первым предал огласке глава Департамента спецрасследований Сергей Горбатюк. Генпрокурор Юрий Луценко, как и его предшественник Виктор Шокин, уже неоднократно пытался выжить Горбатюка из прокуратуры

Глава Департамента в ответ клеймил генпрокурора. Конфликт не затухает. Буквально два месяца назад Горбатюк просил уволить зама главы ГПУ Дмитрия Столярчука, но Луценко  отказался это делать.  

Источники "Страны" в прокурорской среде не исключают, что после освобождения Лавриновича, Юрий Луценко может использовать эту ситуацию как предлог, чтобы обвинить Горбатюка в непрофессионализме при подготовке материалов этого дела. И, возможно, именно этой "внутрипрокурорской" войной и объясняется освобождение Лавриновича. 

Журналистам - по 9 лет 

На следующий день после положительного решения Апелляционного суда по делу Лавриновича, Бердичевский суд приговорил журналистов Васильца и Тимонина к 9 годам лишения свободы. 

"9 лет лишения свободы журналистам за ненасильственное преступление по не имеющему ни у кого доверия обвинению. Вы что, там уже, окончательно все на голову еб*улись?" - написал на своей странице в Facebook экс-замглавы АП Андрей Портнов. 

Эксперты объясняют такой жесткий приговор слабым вниманием общественности к этому делу.

"Вы видите, процесс не был в фокусе внимания. Следствие сделало все, чтобы похоронить его публичность. Когда судебный процесс привлекает к себе большое внимание, если у следствия туго с доказательствами, то озвучиваются совсем другие приговоры. Вспомните одесские дела, дело Штепы, дело Лавриновича в конце концов. Там была совсем другая реакция судей", - говорит "Стране" политолог Вадим Карасев.

По его словам, громкие посадки оппонентов власти, не зависимо от наличия доказательств, будут и дальше продолжаться. 

"Дело Лавринович даже близко не давало того пиар-эффекта, на который могли рассчитывать власти, поэтому решили от него отказаться, - прогнозирует политический эксперт Руслан Бортник. - Что касается Васильца и Тимонина, их "посадить нельзя выпустить". Поэтому в назидание другим журналистам и посадили. Особенно, на контрасте с Лавриновичем, освобождение которого было воспринято как поражение власти. Теперь властмям нужно было на ком-то отыграться. Нужно понимать, что несмотря на некоторые сбои, маховик борьбы с инакомыслящими будет только набирать обороты. Призрак грядущих выборов будет требовать все более жестких приговоров, все больше громких посадок".  

Что означает "черезполосица" в приговорах?

И все же, какое есть объяснение тому, что судебная система выносит по политическим дела очень разные приговоры.

Источник в судейском корпусе сказал "Стране", что ни о какой либерализации политики власти и речи не идет. Давление на судей не ослабевает.

"Либерализации нет. Есть попытки пустить пыль в глаза международным структурам по непринципиальным для власти делам, - говорит судья. - Возьмем дело 2 мая. Там очевидна была слабость доказательств обвинения и сильное внимание европейских структур и ООН к процессу. С точки зрения текущих политических задач дело для власти не слишком важное. Поэтому и дали команду судьям его "слить", чтоб показать независимость украинского суда. Тоже самое по Штепе. Она уже никому не интересна. Пусть идет на волю. По Лавриновичу совпало три аспекта. Первый - слабость обвинения при сильной защите. Второй - отсутствие очевидных пиар-дивидендов для власти от посадки одного из основателей Народного Руха Украины. Третий - противоречия между генпрокурором и Горбатюком, люди которого вели дело Лавриновича. Луценко вполне мог дать понять по "голубиной почте", что его это дело мало интересует. А что касается Васильца, то здесь власть решала принципиальную для себя задачу: запугать оппозиционных журналистов, показать, что каждого из них можно бросить в тюрьму на 9 лет. Поэтому решение и продавили. Естественно, исход дела зависит от самого судьи. Многие из наших коллег понимают, что власть не вечна, а потому пытаются в меру сил не поддаваться давлению. Но таких становится все меньше".

Похожие наблюдения сделал и политолог Андрей Золотарев.

"Во-первых, отпускают тех, кто для власти не принципиален, - говорит эксперт. - Или если нет никаких доказательств. Например, как по Лавриновичу, по которому не было особых доказательств. Во-вторых, Штепа до этого времени 3 года отсидела, для устрашения хватит. В-третьих, эти дела можно использовать, как показательные для Европы, мол, смотрите, какая у нас демократия. Что же касается приговора Васильцу и Тимонину, тут важен аспект устрашения. Понятно, что всех сажать не собираются, но такие приговоры им нужны, чтобы журналисты включили у себя инстинкт самосохранения и перестали писать то, что не понравится власти. Возможно, если бы дело слушалось в Киеве, если бы на суд пришли те же народные депутаты, такого приговора не было бы. Просидят они 9 лет - скорее нет. Уже сейчас слышно, что в апелляции за них будут сражаться лучшие юристы. Даже если апелляция подтвердит приговор, то все равно эта власть 9 лет не продержится. Так или иначе, но большинство судей на крючке у власти. И власть в нужных делах эти крючки время от времени подергивает".

В тоже время, известный юрист Андрей Портнов говорит, что судебная система начинает постепенно выходить из под контроля власти.

"Я считаю, что судьи центральных судов уже поняли, что идёт к завершению этого режима, - говорит Портнов. - В регионах этого ещё не произошло. По тому, как судья говорил с конвоем и обвиняемыми, можно сделать вывод, что там судьи ещё не чувствуют, что конец уже близко. Не нужно искать логику в действиях власти. Их действия одноходовые. Они обречены на провал в каждом первом деле. За 3 года 100% провалов в судах Евросоюза. 100% поражений в делах в ЕСПЧ. Ноль выданных, ноль экстрадированных. И, понимая это, киевские суды прекращают действовать в интересах власти". 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!