Сотрудники СБУ пришли на обыск в квартиру журналистки, фото:
Сотрудники СБУ пришли на обыск в квартиру журналистки, фото: "Страна"

Ровно неделю назад в редакции "Страны" и дома у двух наших журналистов прошли обыски по сфабрикованному делу о разглашении гостайны. 

Мы подробно рассказывали о всех перепетиях тех событий. Сегодня же мы решили предоставить возможность нашим журналистам - Варваре Квитке и Кириллу Малышеву (он совсем молодой журналист, ему 19 лет), рассказать об обысках в их квартирах.

Как это - проснуться утром от стука в дверь сотрудников СБУ?

Варвара Квитка: "Перерыли каждый шкаф"

Это было обычное августовское утро. Я бродила по квартире, собиралась на работу. В 9.15 настойчиво позвонили в дверь. В глазок я увидела, что там переминаются с ноги на ногу пять мужчин, которые представились работниками СБУ и требовали пустить их, ссылаясь на постановление Печерского суда.

"Мы будем проводить обыск", - кричали они.

Я попросила время, чтобы вызвать адвокатов. Ответом стал барабанный стук в дверь и угрозы ее выломать. В такой ситуации я была вынуждена пустить непрошенных гостей.

Открыв общую дверь (совместная с соседями), вместе со своими гостями я оказалась в достаточно маленьком, как для шестерых человек, помещении. Они напирали на меня, совали в лицо бумагу о том, что я могу быть причастной к делу о государственной тайне и настоятельно рекомендовали пустить их в квартиру. Отмечу, что моя фамилия в нескольких случаях была напечатана с ошибками. 

Сотрудники СБУ смотрят вещи в кладовке, фото: "Страна"

В квартире обыскивали всё. Вообще всё. Каждую коробку с обувью смотрели. Кастрюли перекладывали из стопки в стопку. Ковры поднимали. Вещи перебирали, блокноты листали, горшки цветочные рассматривали. Искали флешку с гостайной. Или её след, то есть устройства, на которых ее открывали.

Через три с половиной часа обыска изъяли технику – планшеты, ноутбук, нетбук, электронную книгу. Зачем-то понадобились им CD-диски с курсом общего массажа и забрали мою флешку с музыкой.

Перерыли каждый шкаф. Поверьте, это очень мерзко, когда открывают ящики и копошатся в личных вещах. Это противно. Чувствуешь себя стоя в одежде - голым. 

Вели себя достаточно резко. Потом почему-то решили, что нельзя пускать журналистов, которые приехали на место. Моя коллега Валерия Ивашкина буквально прорвалась в квартиру и уже присутствовала при составлении протокола.

Прошел обыск с каким-то надрывом, нервами, растерянностью моей мамы и тотальным непониманием.

Экскурс в историю. Меня "пришили" к этому делу, как кобыле хвост. 22 июля в редакции был обыск и при нем изъяли мой рабочий ноутбук, потом вернули. Принесли домой постановление суда о том, что из-за этого ноутбука я могу быть причастна к делу о гостайне. 

О гостайне, которую "слили" из Минобороны и скинули на флешки. Искали любые цифровые накопители и технику. Что нашли - забрали. 

Журналисты канала NewsOne оперативно отреагировали на обыски у журналистов "Страны"

Конкретно по мне: уже больше 10 лет работаю по части папарацци и частной жизни известных людей и политиков в том числе. Я знаю другие тайны. И они не хранятся на девайсах. 

Кирилл Малышев: "Сотрудник СБУ мне сказал: тебе ещё универ ведь заканчивать, есть два хвоста незакрытых"

"Так как квартиру я арендую не один, а с товарищами, обыск для меня начался в 9.30 утра.

Проснулся я от того, что в мою квартиру зашли трое неизвестных мужчин и две женщины. Как оказалось позже, моя соседка по квартире открыла им дверь и они вошли без спроса, просто отодвинув её.

Одеты они были в штатское, но сразу представились, показав мне удостоверения сотрудников СБУ. Зачитали мне постановление суда на проведение обыска и потребовали собрать всех присутствующих в квартире.

Кирилл параллельно учится в университете на факультете журналистики

Все это время я ещё находился в полусонном состоянии потому взял у сотрудников СБУ постановление, что бы прочитать его лично. Ознакомившись с постановлением я потребовал у них права позвонить, в чем мне отказали.

После этого я разбудил свою соседку (которая впустив незнакомых людей в квартиру тут же пошла спать). СБУшники сказали сразу предоставить им всю технику, которая есть в квартире.

Я указал им на стол, где лежали ноутбук и планшет, мою соседку попросили принести ее технику из другой комнаты.

Через пару минут один из "чекистов" пригласил меня поговорить те-а-тет. Я попросил соседку следить, что бы во время обыска ничего не подбросили, а сам ушёл с товарищем в штатском на кухню.

Всю суть нашего разговора можно уместить в короткий диалог:

- Ну зачем тебе это нужно?

- Что "это"?

- Ну это... Со "Страной".

- А в чем вопрос?

- Тебе ещё универ ведь заканчивать, есть два хвоста незакрытых (сотрудники СБУ хорошо изучили мое досье - К.М.). А мы можем помочь закрыть их, или наоборот. Но вот мы думаем - зачем жизнь молодому парню ломать?

- Ну и вам не хворать.

В комнате, тем временем, заполняли протоколы и упаковывали технику. Как такового "обыска" по всей квартире небыло, гости удовлетворились только полученными девайсами. 

Комментарий юриста: "Обыск у журналистов противоречил Конвенции по правам человека"

Людмила Опришко, медиа-юрист, ГО "Платформа прав человека": 

Сейчас обыски проводятся следователями на основании УПК. Судьи, которые дают разрешение на проведение обыска, естественно, также руководствуются УПК. Но в то же время в УПК есть нормы, которые гласят, что этот кодекс применяется с учетом Конвенции по правам человека и практики Европейского суда, а значит нужно учитывать и то и другое.

Ваше дело наглядно показывает проблемы, которые есть на законодательном уровне, а с другой стороны, в самой практике применения УПК. ЕСПЧ в нескольких делах очень четко сформулировал вопрос о том, что журналистские источники подлежат охране и защите. Есть специальные рекомендации Совета Европы, которые посвящены именно этому вопросу и там есть целый перечень требований, которые должны соблюдать следователь и суд.

И есть соответствующие примеры дел в ЕСПЧ: Гудвина против Соединенного Королевства, Ромен и Шмидт против Нидерландов. И тогда суд четко сделал акцент на том, что во время обысков журналистские источники не должны оказываться под угрозой и важно достичь баланса между интересами следствия и журналиста.

У нас же УПК не содержит никаких гарантий охраны источников во время обысков. Есть несколько гарантий, но они работают только случае допроса журналиста как свидетеля относительно его источников. И это очень большая проблема, поскольку европейские практики следователем игнорируются.

Ведь когда следственный судья решает, дать разрешение на обыск или не дать, он должен учесть и УПК, и практику европейского суда, сбалансировав таким образом интересы следствия и журналиста. В ваших разрешениях на проведение обыска об этом нет ни слова. Судья просто переписывает аргументы следователя и благословляет такой обыск и это нарушает европейскую конвенцию".

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!