Одесский нефтеперерабатывающий завод, фото: timer-odessa.net
Одесский нефтеперерабатывающий завод, фото: timer-odessa.net

В пятницу Одесский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) окончательно перешел в собственность государства. Апелляционный суд отказал в открытии производства по жалобам представителей самого завода и его прежнего собственника Сергея Курченко. 

Таким образом, решение о конфискации этого предприятия вступило в силу.

В этой связи "Страна" решила вспомнить о том, какой путь прошел Одесский НПЗ за годы независимости и как, после смены нескольких собственников, вернулся во владение государства. 

Лихие 90-е

В первой половине 90-х нефтеперевалочные и нефтеперерабатывающие мощности Одессы были одним из наиболее лакомых кусков для бизнесменов, занимавшихся постепенной приватизацией советского экономического наследия.

Ещё в 1992 году завоевывать место под солнцем в этой сфере начала российская компания "Синтез" бизнесменов Александра Жукова, Леонида Лебедева и Марка Гарбера. "Синтез" к тому моменту уже успешно работал в сфере торговли нефтепродуктами в России, контролируя около 10% данного рынка. Перевалочные мощности Одесского порта привлекли внимание партнёров. В 1992 году была основана компания "Синтез Ойл", которая заполучила контроль над частью нефтегавани порта, на базе которого создала современный нефтеперевалочный комплекс мощностью порядка 25 миллионов тонн в год.

Специфика ведения бизнеса в 90-е требовала действий, которым не учат в Гарвардской школе бизнеса. Чтобы наиболее грамотно организовать такие действия с учётом местной специфики, в качестве младшего партнёра в проект был привлечён одесско-израильский бизнесмен Леонид Минин. Сегодня Минина называют едва ли не крупнейшим одесским мафиози тех лет. Благодаря Минину, проекты "Синтеза" в Одессе имели мощную "крышу" в криминальных кругах города – в том числе в лице крупного авторитета Александра Ангерта.

Однако на свой кусок одесского пирога претендовала и другая сила – представители того, что в 1996 году станет практически самостоятельной "Чеченской республикой Ичкерия". Квазигосударство остро нуждалось в путях сбыта своей нефти и нефтепродуктов, и там прекрасно понимали возможности, которые могут открыться для них в Одессе.

В 1994 году мэром Одессы стал активно сочувствующий дудаевцам Эдуард Гурвиц. В Одессу начали массово прибывать "беженцы из Чечни" - преимущественно крепкого вида молодые люди, имеющие богатый опыт участия в вооружённых конфликтах.

Последовавшую за этим криминальную войну в Одессе до сих пор вспоминают с трепетом. Победителем из неё вышел "Синтез": в 1998 году Гурвиц покидает кресло мэра Одессы, по суду уступив его поддерживавшему "Синтез" Руслану Боделану. "Синтез" получает почти монопольный контроль над Нефтегаванью. А контрольный пакет акций Одесского НПЗ выкупает зарегистрированная на Британских Виргинских островах компания "Лук Синтез Ойл" - совместный проект "Синтеза" и российского нефтяного гиганта "Лукойл".

Правда, к тому моменту Одесский НПЗ успел стать довольно проблемным предприятием. Его мощности устарели как морально, так и физически, в результате чего глубина переработки нефти составляла чуть более 50% при среднем для той же России уровне свыше 70%.

Эпоха "Лукойла"

В начале 2000-х у Минина и Жукова начались серьёзные неприятности.

В 2001 году партнёров арестовывают в Италии по обвинению в контрабанде оружия. В том же году (и, возможно, по связанным причинам) покидает Одессу вышеупомянутый Ангерт: сначала он перебирается в Израиль, затем оседает в Великобритании.

То ли в связи с этими событиями, то ли по каким-то иным причинам, Жуков решает продать принадлежащую ему долю в Одесском НПЗ. Контроль над предприятием полностью берёт в свои руки "Лукойл".

По наиболее распространённому мнению, Одесский НПЗ представлял для российской компании ценность в рамках плана по экспансии на рынки Восточной Европы: именно в рамках этого плана, в частности, в 1998-1999 году "Лукойл" обзавёлся нефтеперерабатывающими заводами в Румынии и Болгарии. Одесский НПЗ играл в этой схеме вторичную, хотя и важную роль: он производил вакуумный газойль, который затем перерабатывался в высокооктановый бензин на европейских мощностях "Лукойла".

Важное место в производственной цепочке российского гиганта обеспечивало Одесскому НПЗ почти безбедное существование. В 2005-2008 году завод претерпевает масштабную реконструкцию, в которую "Лукойл" вкладывает значительные средства. Глубина переработки нефти возрастает до 74%. По слухам, "Лукойл" готов был продолжать развивать завод, в частности, планировал наладить производство бензина стандарта "Евро-4" и т.п. Но тут в дело вмешалась политика…

Первый кризис

Одним из важных экономических преимуществ Одесского НПЗ была возможность поставлять на него нефть из России по системе Приднепровских магистральных нефтепроводов (маршрут Лисичанск — Кременчуг — Одесса), подчинённых государственному ПАО "Укртранснафта". Однако такая схема работы противоречила интересам могущественного украинского олигарха Игоря Коломойского.

Ещё в 2005-2006 годах подконтрольная Коломойскому группа "Приват" выкупает у ставшего гражданином Великобритании Жукова нефтеперевалочный комплекс в Одесском порту. По слухам, в этой сделке тоже не обошлось без политики: дескать, Жуков счёл, что после воцарения в Украине Виктора Ющенко, а в Одессе – Эдуарда Гурвица, нормально работать ему всё равно не дадут, и предпочёл избавиться от рискованного актива.

Получение контроля над Нефтегаванью открыло перед Коломойским многообещающую перспективу. Доставляя в Одессу морем азербайджанскую нефть, он в теории мог перекачивать её по Приднепровским нефтепроводам в реверсном направлении - на принадлежащий ему Кременчугский НПЗ. Это существенно удешевило бы поставки сырья и позволило бы значительно увеличить прибыли предприятия. Единственным препятствием к реализации этой идеи было то, что на тот момент трубопроводы были заняты поставкой нефти для Одесского НПЗ.

Но в 2009-м году контролирующую украинские нефтепроводы "Укртранснафту" возглавляет близкий к Коломойскому Александр Лазорко. Коломойский получает возможность реализовать свою мечту.

"Укртранснафта" заявляет, что Приднепровские трубопроводы переводят в реверсный режим для снабжения завода Коломойского в Кременчуге. В качестве альтернативы "Лукойлу" предложили воспользоваться нефтепроводом Одесса-Броды. Хотя этот вариант был менее выгодным (транспортировка каждой тонны нефти обходилась на 6 долларов дороже), "Лукойлу" приходится на него пойти. Однако уже в 2010-м году "Укртранснафта" лишает Одесский НПЗ доступа и к этому трубопроводу, переключив его на поставки нефти из того же Одесского порта на Мозырский НПЗ в Белоруссии.

Почему украинские власти сочли, что снабжать сырьём белорусов для них выгоднее, чем поддержать собственное предприятие – загадка, не имеющая логичного объяснения. Стоит ли удивляться тому, что в Одессе заговорили о злом умысле Коломойского, поставившего перед собой задачу "убить" Одесский НПЗ как нежелательного конкурента на рынке отечественной нефтепереработки?

В теории, "Лукойл" мог бы поставлять нефть морем – всё через тот же Одесский порт. Однако этот вариант не годился по ряду причин. Во-первых, он был существенно дороже. Во-вторых, предприятие оказывалось в сильной зависимости от расположения всё того же Коломойского. Продолжать работу предприятия в этих условиях в "Лукойле" сочли нецелесообразным.

В октябре 2010-го года завод прекратил работу, причём были все основания полагать, что навсегда.

Ренессанс имени Курченко

В 2013-м году, однако, перед Одесским НПЗ снова забрезжил свет надежды. Исходил он от одного из наиболее скандальных персонажей новейшей истории Украины – молодого харьковчанина Сергея Курченко, за считанные годы ставшего одним из богатейших украинских бизнесменов.

По не лишённым основания слухам, своим стремительным взлётом Курченко был обязан покровительству, которое оказывал ему сам президент Украины Виктор Янукович.

Слухи о том, что Курченко планирует приобрести и запустить Одесский нефтеперерабатывающий завод, впервые поползли в конце 2012-го года, а к началу 2013-го информация подтвердилась, породив, правда, больше вопросов, чем ответов. Ключевым, безусловно, был вопрос о том, где же Курченко намерен брать нефть?

По официальной версии, поставлять сырьё планировали морем из Новороссийска – т.е. использовать тот самый вариант, от которого раньше отказался "Лукойл". Курченко, за спиной которого маячила грозная тень самого Януковича, разумеется, мог в меньшей степени опасаться козней фактического владельца Нефтегавани Одесского порта.

Зато самому Коломойскому приход Курченко в Одессу должен был дать массу поводов для самых неприятных размышлений. К примеру, не задумает ли абмициозный "младоолигарх" со временем снова развернуть в сторону Одесского ОПЗ поток нефти по Приднестровским трубопроводам? Или того хуже: не покусится ли Курченко на монополию Коломойского в вопросах перевалки нефти через Одесский порт?

Однако была и другая версия: дескать, на самом деле Курченко и не планировал возобновлять производство, а запуск завода в марте 2013-го года носил чисто фиктивный характер. Согласно этой версии, реальной целью Курченко было использовать Одесский НПЗ как прикрытие для махинаций с нелегальным (без уплаты налогов и сборов) импортом нефтепродуктов. Сегодня эта версия является официальной.

На самом заводе, впрочем, в неё не верят: по словам сотрудников предприятия, при Курченко завод действительно работал, получал сырьё и производил продукцию. Хотя сотрудники НПЗ и не исключают, что какие-то нефтепродукты и могли уходить "мимо кассы", слухи о том, что запуск завода был фиктивным, они опровергают.

"Жизнь по-новому"

После победы "Евромайдана" Одесский нефтеперерабатывающий завод вновь остановился. Наиболее одиозный и раскрученный из всех "младоолигархов", Курченко стал очевидной целью для новых властей страны, стремящихся показать свою бескомпромиссность в вопросах искоренения "наследия Януковича". Вместе с ним под удар попал и одесский завод.

Осенью 2014-го года Приморский суд Одессы накладывает арест на имущество Одесского НПЗ. Наблюдать за тем, чтобы улики "преступлений Курченко", которые могут находиться на заводе не были уничтожены, тем же решением суда доверяют госкомпании "Укртранснефтенпродукт".

"Заступив на пост" по охране улик, "Уктранснефтепродукт" тотчас приступает к… откачке и последующей продаже хранящихся на заводе нефтепродуктов. Пока "Укртранснефтепродуктом" командовал связанный с Коломойским Владимир Гаврилов, эти нефтепродукты оказывались на складах принадлежащего Коломойскому "Эксимнефтепродукта".

В 2015-м году Коломойский и его люди были отстранены от "Укртранснефтепродукта": вместо Гаврилова предприятие возглавил Александр Горбунов, до этого много лет трудившийся в бизнес-группе "Фактор" олигарха Сергея Тищенко. Тищенко, в свою очередь, тесно связан с нардепом от "Народного фронта" Сергеем Пашинским – одним из ближайших соратников тогдашнего премьера Арсения Яценюка.

При Горбунове нефтепродукты Одесского НПЗ продолжали утекать, но только направление течения изменилось: их продавали компании "Укройлпродукт", связанной всё с теми же Тищенко и Пашинским. "Укройлпродукт" покупал эти нефтепродукты по заниженным ценам, а потом продавал их другим компаниям уже за нормальные деньги. Причём даже те деньги, которые "Укройлпродукт" всё-таки перечислял госпредприятию, клали на счёт в "Фортуна-банке"… всё того же Тищенко! Впоследствии банк этот "благополучно" лопнул, так что эти средства впору считать "пропавшими без вести".

Всё это время завод бездействовал. Сотрудники не получали зарплату, накапливались долги за коммунальные услуги и тому подобное.

Открытое Генпрокуратурой в 2015-м году дело о хищениях нефтепродуктов зависло на этапе досудебного следствия.

Конфискация

После трёх лет неспешной распродажи "сторожами" имущества Одесского НПЗ, в истории предприятия случился новый поворот: 19 июня один из районных судов Одессы принял решение о конфискации предприятия в собственность государства. Сделано это было с помощью недавно принятого закона о спецконфискации, который неоднократно критиковали как в Европе, так и в Украине.

На примере конфискации Одесского НПЗ становится хорошо понятно, почему.

Спецконфискация – это процедура изъятия в пользу государства средств, с помощью которых совершались преступления. Правда, преступление ещё нужно доказать, но это для украинской Фемиды не проблема.

В апреле 2017-го года бывшего замдиректора Одесского НПЗ арестовывают по подозрению в причастности к "схемам Курченко". Проведя некоторое время в СИЗО, он соглашается признать свою вину, пойти на сделку со следствием и дать показания о том, как помогал Курченко обманывать государство. За сотрудничество замдиректора получает условный срок и выходит на свободу. А государство получает обвинительный акт, подтверждающий то, что на Одесском НПЗ действительно творились преступления. А раз факт преступления считается доказанным, то можно приступать к спецконфискации средств преступления.

Схема со спецконфискацией претендует на звание самой эффективной схемы "отжима" собственности в новейшей истории Украины. В будущем мы, по всей видимости, ещё не раз увидим её в деле. Но пока – вернёмся на Одесский НПЗ.

Продолжение следует?

В настоящее время ситуация, в которой оказался завод, выглядит следующим образом.

НПЗ находится в распоряжении Кабмина, который должен будет в ближайшее время приватизировать его, выставив на торги. При оптимистическом сценарии развития событий, новый собственник возобновит работу завода, и все будут счастливы: государство получит деньги от продажи завода, Украина – топливо, рабочие НПЗ – работу и зарплату.

К сожалению, вероятность именно такого развития событий можно считать маловероятной.

Как уже говорилось выше, завод находится далеко не в идеальном техническом состоянии и нуждается в полномасштабной модернизации – так было на момент закрытия, а современнее за минувшие годы явно не стал. Иными словами, новому собственнику придётся не только потратить деньги на выкуп предприятия у государства, но и с ходу вложить кругленькую сумму в его усовершенствование.

Кроме того, нужно будет решать вопрос с поставками сырья – то есть, опять-таки, идти на поклон всё к тому же Коломойскому, который вовсе не заинтересован в создании благоприятных условий для прямого конкурента его собственного Кременчугского НПЗ. В одном из интервью 2014-го года Коломойский вообще высказал мнение о том, что Одесский НПЗ следует ликвидировать.

В-третьих, слишком "хитрая" схема национализации Одесского НПЗ через спецконфискацию сама по себе может стать почти неразрешимой проблемой для нового собственника. Как известно, в ЕС крайне скептически оценивают закон о спецконфискации, и вполне возможно, что, обратившись в европейский суд, структуры Курченко могут признать, что завод отобрали незаконно. То есть, даже решив все трудности, новый владелец может оказаться у разбитого корыта.

Правда, один способ извлечь из НПЗ прибыль всё-таки есть: это купить его у государства по дешёвке, а затем распилить на металлолом. Печальная судьба для предприятия, в этом году празднующего своё 80-летие.

Увы, этот вариант развития событий ввиду вышеизложенного является вполне вероятным.

Вместо послесловия

История Одесского НПЗ в некотором смысле является историей всей Украины в миниатюре: став предметом криминальных войн лихих 90-х, завод пережил короткий период условного благополучия под властью российских собственников в сытые времена Кучмы, за чем последовали новые катаклизмы.

После краткого периода мнимого спокойствия при Януковиче, с победой "Евромайдана" завод оказался жертвой откровенно мародёрничающих "победителей", а сегодня, несмотря на бравурные заявления властей, стоит на пороге окончательной ликвидации.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!