Михаила Добкина атакуют многочисленные журналисты сразу после голосования по его вопросу в Верховной Раде
Михаила Добкина атакуют многочисленные журналисты сразу после голосования по его вопросу в Верховной Раде, фото: "Страна"

Памяти евроинтеграции посвящается…

Вчера закончился самый провальный саммит Украина–Евросоюз за последние три с половиной года. Если не считать устных заклинаний по поводу того, что украинский курс на евроинтеграцию остается неизменным, то в остатке не будет ничего. Характерно, что о европейском будущем Украины заявили и Порошенко, и Туск с Юнкером, но записать это в итоговую декларацию саммита не смогли. Потому что вообще никакой декларации не было.

На самом деле в этом нет ничего удивительного. Еще в декабре прошлого года на Совете ЕС было принято под настоянию Нидерландов (как условие ратификации этой страной Соглашения об ассоциации Украины и Евросоюза), специальное дополнение к Соглашению, в котором главным пунктом шло утверждение о том, что Соглашение не предоставляет статуса кандидата на вступление в Евросоюз, а также не создает обязательств присвоения такого статуса Украине в будущем. 

Поэтому, естественно, что более о перспективе вступления Украины в ЕС евробюрократы с тех пор предпочитают лишний раз не упоминать.

Нынешний саммит показал, что предел украинской евроинтеграции достигнут. Украине еще есть что предложить Брюсселю, но Брюссель уже ничего не может дать взамен. Никакого статуса кандидата или углубления безвизового режима в плане разрешения на работу в странах ЕС. Самое большее, на что может рассчитывать Украина, – это расширение квоты на мед в среднесрочной перспективе с тем, чтобы ее могли исчерпать не за два, а за три месяца.

Отсутствие перспективы делает продолжение сотрудничества бессмысленным. Украинская власть и до этого занималась тихим саботажем пожеланий Брюсселя в рамках Зоны свободной торговли, а теперь уже ничто не мешает перейти к саботажу откровенному. А Евросоюзу – от тихого недовольства к открытой критике. Все это – весьма близкая перспектива. Куда более близкая, чем создание дееспособной коалиции в парламенте.

Пенсионная реформа наполовину принята

Несмотря на отсутствие реальной коалиции, парламент вчера был необыкновенно продуктивен. Правда, ожидавшаяся повестка дня была выполнена только наполовину, но и этого хватило, чтобы заполнить все главные новости.

К примеру, тем, что правительству удалось собрать целых 280 голосов за первое чтение пенсионной реформы. Такое массовое голосование можно было бы объяснить тем, что депутаты просто не читали законопроект, а проголосовали за название. Название действительно было таким, что не проголосовать нельзя, – "проект закону про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо підвищення пенсій".

Однако вряд ли кто-то поверит, что в Украине есть хоть кто-то мало-мальски интересующийся политикой, кто не знает, что скрывается под таким благородным названием. О повышении страхового стажа и фактическом повышении пенсионного возраста для трети потенциальных пенсионеров знают все депутаты. И если они таки массово голосовали, то только потому, что речь идет о первом чтении. А во втором, мол, все можно будет исправить.

Однако даже при таких раскладах смущает голосование "Батькивщины" и "Самопомощи", которые в последнее время позиционировали себя как откровенно оппозиционные фракции. Допустим, "Самопомощь" купили вывозом львовского мусора, но чем можно было купить Тимошенко? На этот вопрос ответа нет.

Добкина подготовили к аресту

Еще одно массовое голосование было по представлениям Генпрокуратуры на депутата Оппозиционного блока Добкина. Само рассмотрение этого вопроса показало, что генпрокурору даже ничего не нужно было доказывать: поскольку речь шла об одном из наиболее известных политиков бывшей Партии регионов, майдановское большинство готово было голосовать даже за пустой лист с фамилией Добкина и подписью Луценко.

Создалось ощущение, что все предыдущие истории с представлениями были прелюдией для того, чтобы дать генпрокурору попиариться на аресте еще одного представителя "злочинной влады". То, что даже регламентный комитет назвал представления сомнительными (Добкина обвиняют в нарушении регламента Харьковского горсовета, который даже законом не является), значения не имеет.

Сам арест наверняка состоится сегодня, когда Добкин по приглашению Луценко явится в Генпрокуратуру. Нардеп-оппоблоковец пообещал, что никуда убегать не будет, а потому шансы на успех очередного пиар-шоу генпрокурора очень высоки. К тому же, арест в пятницу удобен тем, что политика можно продержать в СИЗО, как минимум, до понедельника.

И это как минимум. Статья, которую инкриминируют Добкину, позволяет внесение залога. Но! Генпрокуратура обвиняет нардепа в нанесении убытков на 180 млн гривен – и, понятное дело, будет именно такую сумму выставлять в качестве залога. Если же суд согласится, такой залог будет непросто внести даже всем соратникам политика. Так что прогноз самого Добкина о том, что ему предстоит стать политическим узником, может оправдаться.

Миллиарды на субсидии и силовикам

Самое загадочное голосование вчерашнего дня – по изменениям в бюджет. Поправки в него принимались дружными голосованиями Блока Порошенко, "Народного фронта" и Радикальной партии, а сам проект в итоге проигнорировали две трети фракции БПП и радикалы.

Принимался же он, прежде всего, за счет голосов Оппозиционного блока и "Батькивщины".

В чем же суть изменений в бюджет? Основная поправка, безусловно, была необходима стране: 14 миллиардов гривен направили дополнительно на покрытие коммунальных субсидий. Этой суммы явно недостаточно – нужны еще, как минимум, миллиардов 60, но все же лучше хоть так, чем совсем никак. По крайней мере, на один месяц проблема с субсидиями будет сдвинута.

Важными с социальной точки зрения были и другие поправки – дополнительные средства на бесплатные лекарства, на зарплаты шахтерам и сельскую медицину. Однако одновременно с этим были выделены дополнительные миллиарды силовикам. Весь этот разношерстный букет, видимо, и привел к тому, что закон был принят голосами фракций, интересы которых обычно кардинально расходятся.

Однако, хотя эти правки к бюджету немного исправили ситуацию, кардинально его проблемы остаются нерешенными. Прежде всего, естественно, вопрос о том, где взять 60 миллиардов на субсидии. Правительство надеется, что за счет инфляции удастся накопить их к октябрю, но не факт, что эти надежды оправдаются.

Конституционный суд отдали в руки президенту

И еще одно успешное голосование Верховной Рады – по новому закону о Конституционном суде. Как и в случае с правками бюджет, этот закон получился неоднозначным. С одной стороны, он хотя бы формально регулирует возможность подавать жалобы в КС от обычных граждан, с другой – усиливает влияние президента на этот суд.

Президент по-прежнему имеет право назначать только треть от всех судей КС, однако теперь он будет участвовать в формировании конкурсных комиссий, которые будут определять всех кандидатов в конституционные судьи.

Во что это может вылиться на практике? В большинстве случаев – ни во что. Президент и сегодня влияет на КС, но больше в той мере, чтобы судьи не вынесли вердикта, который ему не понравится. Проблема может возникнуть в экстренных ситуациях, вроде той, которая была в России в 1993 году, – то есть когда президент идет на явно антиконституционные действия. Тогда российский КС признал, что указы Ельцина были незаконными. На практике это ничем не помогло, но хотя бы совесть судей осталась чиста.

Сегодня представить, что Конституционный суд РФ признает незаконными какие-либо действия Путина, нереально. Впрочем, и саму ситуацию 1993 года (противостояние президента и парламента) в нынешней России представить нельзя. А вот в Украине – теоретически можно. И вот в этой гипотетической ситуации КС окажется полностью подконтрольным президенту.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!