Юрий Луценко снова оказался в щекотливой ситуации, Фото: unian.net
Юрий Луценко снова оказался в щекотливой ситуации, Фото: unian.net

Заметая следы с НСРД по делу главреда "Страны", прокуратура Киева разоблачила пресс-секретаря Луценко на предоставлении неправдивой информации и призналась в монтаже доказательств. Должностные лица Генпрокуратуры начали не столько отрицать публикацию на нашем сайте, сколько опровергли друг друга. Подробнее - в материале "Страны". 

Опровержение прокуроров

На пятый день после своего начала #Гужвагейт принимает новый, неожиданный даже для редакции "Страны", оборот. Он вызван тем, что будучи пойманным на несанкционированном разглашении государственной тайны генпрокурором Юрием Луценко надзорное ведомство принялось оправдываться. Но эта попытка лишь усугубила скандал - официальная позиция прокуратуры столицы опровергает не изложенные в материалах "Страны" сведения, а заявления спикера генпрокурора Ларисы Сарган. И позволяет сделать еще несколько выводов, которые красноречиво характеризуют "дело Гужвы" как политический заказ на его заточение и прекращение работы редактируемой им Интернет-газеты.

26 июня прокуратура Киева, а следом за ней и ГПУ обнародовали свою официальную позицию в связи с материалом "Страны" о незаконном показе видеозаписей в деле о якобы вымогательстве денежных средств у представителей Радикальной партии, по которому был арестован и несмотря на вовремя внесенный залог, незаконно удерживался в СИЗО главный редактор "Страны" Игорь Гужва. 

Напомним, в этой публикации на основании норм законодательства, прямых эфиров и публичных выступлений спикеров надзорного ведомства мы опровергли сразу целый ряд заявлений, прозвучавших из уст сотрудников Генпрокуратуры. Более того - в нарушении закона о государственной тайне были уличены как глава ГПУ Юрий Луценко, так и его подчиненные. Следствием чего в случае беспристрастного расследования генпрокурор мог бы лишиться доступа к гостайне, что автоматически повлекло бы его отставку.

По данным "Страны", эта публикация наделала немало шума не только в политических кругах, но и вызвала мозговой штурм на Резницкой. Задача, которая была поставлена руководством ведомства перед прокурорами, требовала срочного опровержения описанных нами сведений. Для этого были задействованы традиционные механизмы крючкотворства и подписания документов задним числом, то есть подлог. Вот как выглядит ответ прокуроров "Стране", который ниже мы разберем по косточкам.

Легализацию НСРД "задним числом" подмахнул юрист Третьякова

Что же стало известно, после "опровержения" прокуратуры скандальной истории с видео по "делу Гужвы"?

Итак, в ГПУ действительно признали, что ни теоретической, ни физической возможности одобрить рассекречивание материалов слежки за Игорем Гужвой согласно должностной Инструкции в Житомире 23 июня не было никакой возможности. Также в прокуратуре подтвердили информацию "Страны" о том, что имеющий на это полномочия прокурор Киева Роман Говда этого действительно не делал, ведь находился в этот день за 140 километров от столицы и не заходил в РСЧ.

Вместе с этим, согласно версии прокуроров, легализованы материалы наблюдения за Гужвой были визой и.о. прокурора Киева Сергея Репецкого. Якобы он на время кратковременного отсутствия Говды получил на это соответствующие должностные права, и одобрил рассекречивание материалов.

По данным "Страны", на самом деле легализация была произведена задним числом. На это намекали и адвокаты Гужвы после заседания суда по избрании ему меры пресечения. Подтверждают это и источники в системе ГПУ. По их данным, из числа заместителей прокурора Киева на реализацию этой аферы с подлогом был выбран не карьерный прокурор, а "свой в доску" для власти человек. Что лишний раз доказывает политическую составляющую #Гужвагейта.

Ведь Репецкий - это многолетний юрист закадычного друга генпрокурора - нардепа Александра Третьякова. Во многом из-за своей близости к Третьякову его лойер и получил кресло в надзорном ведомстве

"После скандала с НСРД в деле Гужвы для Репецкого настало время отдавать долги", - отмечает собеседник "Страны" в ГПУ. Так была осуществлена попытка юридической "зачистки хвостов" проведенных инсинуаций с результатами слежки. Но это не спасает Генпрокуратуру от прочих как репутационных, так и юридических рисков.

Официально признанный монтаж роликов

В Генпрокуратуре признали, что как на пресс-конференции 23 июня в Житомире, так и при дальнейшей обнародовании роликов, якобы доказывающих вымогательство главредом "Страны", в ходе их подготовки к использованию использовался монтаж и склейка.

На это, кстати, намекал и сам "житомирский диалог" между Луценко и Сарган, когда генпрокурор удивлялся отсутствию звука на видео, датированном 16 мая. 23 июня пресс-секретарь главы ГПУ заявила, что это связано с тем, что ролики из ресторана "Игра с огнем" - это не результат оперативной работы силовиков. "Звука нет, потому что это с камеры видеонаблюдения", - шептала она в ответ разгневанному шефу.

Эту же версию подтверждают и в столичной прокуратуре, якобы опровергая "Страну". В прокуратуре Киева утверждают, что часть материалов, которые демонстрировались генпрокурором в Житомире - это доказательства, полученные в порядке запроса прокурора, а не НСРД.

В первую очередь, речь идет о видеофайлах с камер наблюдения в ресторане. Что в переводе с юридического на русский язык, означает - силовики истребовали видеозаписи, сделанные в заведении "Игра с огнем", и склеили их с аудиодорожкой действительно осуществлявшихся НСРД по аудиозаписи встречи Гужвы с Антоном Филипковским. Поэтому общественность ввела в заблуждение не публикация "Страны", а позиция спикера генпрокурора. Именно ее слова де-факто опровергает прокуратура Киева, ведь это Сарган назвала результат наложения аудио и видеодорожек в единый ролик некими НСРД.

Три вывода по факту "опровержений"

Таким образом, можно констатировать - попытка оправдать безграмотность генпрокурора и его ближайших подчиненных, одновременно устроив пикировку в юриспруденции со "Страной", - закончилась очередным фиаско ГПУ. Но мы не останавливаемся на достигнутом, и делаем сразу несколько выводов о случившемся.

Во-первых, спикер ГПУ в своих заявления напрасно называла ролики со звуком из ресторана результатом НСРД, якобы спешно легализованными (как потом стало известно, это, якобы, произошло 23 июня). Де-факто в системе надзорного ведомства руководители (включая Луценко) понятия не имеют о статусе и порядке оперативно-розыскной деятельности, и комментируют резонансные дела, не имея ни малейшего представления об их сути.

Во-вторых, редакция благодарит прокуратуру Киева за усиление позиции адвокатов Гужвы в ходе расследования его дела. Ведь, поскольку надзорным ведомством официально подтвержден совершенный его же сотрудниками монтаж роликов, то этот "продукт творчества" отныне не может быть принят к исследованию судом. То, что записи подвергались монтажу и склейке дорожек, подтверждается как словами Сарган в Житомире (что в прямом эфире слышала вся страна), так и заявлением прокуратуры Киева. Более того, сама видеозапись была сделана с помощью аппаратуры, которая не находится на балансе силовиков, что делает эти доказательства недопустимыми по сути.

"Благодарим телепрокуратуру за публикацию монтажных фрагментов видео. Это очень помогло защите. Сомнительная звуковая дорожка с голосами, которые, более чем вероятно, подклеены под видео, только подтверждает факт настойчивого предложения, а не вымогательства денег", - говорит "Стране" экс-министр юстиции, адвокат Игоря Гужвы Елена Лукаш. 

В-третьих, прокуратура Киева, оправдывая Луценко и Ко сделала антирекламу ресторану "Игре с огнем", где и состоялась запись роликов. С учетом случившегося, каждый клиент может самостоятельно сделать вывод, что в ресторане "пишутся" посетители, а менеджмент заведения раздает сделанные записи на сторону.

Напомним, что справка о внесении залога за Игоря Гужву, 27 июня доставлена в Лукьяновское СИЗО.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!