Два года назад, когда Иван Быков стал главой ассоциации фермеров Харьковской области, рентабельность его хозяйства составляла 140%. 

— Это очень много. Это сверхдоходы, — объясняет Иван Александрович. — Это значит, что вкладывая в каждый гектар земли 15 тысяч гривен (на обработку, удобрения и так далее), я возвращал себе эти 15 тысяч, и еще имел 140% сверху. Иными словами, я мог конкурировать с большими холдингами. Сегодня, вкладывая те же 15 тысяч, я с трудом отбиваю их назад. И это, похоже, только начало. 

Накануне сезона сбора урожая, "Страна" расспросила фермеров, как им живется в последние годы в стране, о которой бывший посол США Джеффри Пайетт говорил как о будущей "аграрной сверхдержаве". 

"Политика вымывания оборотных средств"

Фермерское хозяйство Ивана Быкова находится в Харьковской области. Это 50 гектар земли, которые в последнее время дорого обходятся его хозяину.

— За последние годы изменилось все. Сначала Яценюк "оптимизировал систему налогообложения". Дескать, мы уменьшили количество налогов. Уменьшили. Но налог на землю вырос в 19,8 раз! Не на 19,8%, а в 19,8 раз! Представьте себе. После этого у нас забрали льготы по НДС. Благодаря этому налогу, введенному еще Кучмой, Украина сумела выбиться из числа отсталых аграрных стран. И сегодня мы занимаем первые места в мире по пяти торговым позиция. Например, по экспорту подсолнечного масла. А возможным это стало потому, что Кучма в свое время запретил экспорт семечек. В итоге, большой капитал вынужден был прийти сюда, построить здесь перерабатывающие заводы, и экспортировать масло.

— По меду мы третий год держим первое место, — продолжает Иван Александрович. — Но это инициатива не государства. Тут перекупщики сработали, пользуясь огромной разницей в цене. Дело в том, что на мировом рынке литр меда стоит $10, а у нас закупочная цена составляет 45 гривен за килограмм. Кроме того, мы уже должны были вот-вот подвинуть Америку по пшенице и кукурузе, но теперь, боюсь, уже не подвинем.

По словам Ивана Быкова, последние два года политика власти направлена на то, чтобы вытащить из агропромышленного комплекса оборотные средства.

— Минус налог на землю, минус 20% НДС. А если еще и землю продавать станут, — то это еще минус 60% денег из оборота. Почему? Вот смотрите, — объясняет фермер, — допустим, у человека есть 100 га земли в аренде, он вкладывает в гектар 10-12 тысяч гривен (на семена, удобрения, технологии). А купить этот же гектар будет стоить больше $1000. То есть, в три раза дороже. Вот, допустим, приходят к нему 20% арендаторов, и говорят: "мы хотим продать землю". И тогда фермер должен ее купить, иначе ему обрабатывать будет нечего. А чтобы ее купить, представьте, сколько денег нужно изъять из оборота. Значит, я меньше вложу в производство, у меня будут значительно меньшие урожаи. Плюс, много продукции уйдет на экспорт — никто же не хочет продавать свой товар за деревянные гривни. В итоге, через пару лет такого хозяйствования страна поймет что такое голод. 

"Если бы нам дали возможность заработать..." 

Политику вымывания оборотных средств ощутили на себе и другие фермеры.

— Мы живем по законам джунглей, — жалуется фермер Леонид Кириченко, который обрабатывает 800 гектар земли на Херсонщине.  

По его словам, всего в Украине зарегистрировано около 40 тысяч фермерских хозяйств — это мизерная сумма. 

— Чтобы вы понимали, в Польше их миллионы! Но в Европе у фермеров наделы 22 гектара, 50 гектар. В США и Канаде максимум 300. А у нас основная масса земли находится в аренде у огромных латифундистов, которые держат по 50-550 тысяч гектар! Кроме того, на Западе фермеры сами продают свою продукцию. Они объединяются, при поддержке государства строят элеваторы, ведь чтобы экспортировать продукцию, нужны элеваторы и порты. Мы же продаем всё посредникам — зернотрейдерам. Причем, цену диктуем не мы. И реализуем мы продукцию за гривны. Тогда как покупаем технику и способы защиты растений — за доллары. Даже украинские заводы по производству минеральных удобрений в этом году работать перестали. Не знаю, почему. 

Леонид Петрович говорит, что последние три года фермеров методично лишают льгот. 

— Помимо 20% НДС, которые в 2015 году ликвидировали, убрали программу по югу Украины. Раньше им компенсировали средства, которые тратятся на орошение, потому что эта сума может достигать 20% себестоимости сельхозпродукции. Кроме того, раньше шла компенсация на купленный первый транспорт для фермера в пределах 30%. Убрали. И с банковскими кредитами беда. И что еще интересно: тем, кто торгует с заграницей, 20% НДС возвращают. А нам — нет. То есть, все идет посреднику, а не производителю. Я, конечно, понимаю, что у государства сейчас таких денег нет, но если бы нам дали возможность заработать, мы бы это все в виде налогов вернули.

"Мы как червь, который попал под колесо"    

Иван Быков, впрочем, не верит, что дело в нехватке денег. Он видит в этом целенаправленную политику государства. 

— Потому что на мировом рынке крепкая Украина никому не нужна. Вот смотрите раньше кукуруза на мировых рынках стоила 400 долларов, но когда мы вышли на рынок цена упала до $167. Там еще, конечно, другие факторы сыграли свою роль, падение цены на нефть, например. Но тем не менее, конкурентоспособная Украина никому в мире не нужна. Поэтому наше правительство и проводит реформу по обвалу гривни в целях уменьшения населения страны. 

Фермер из Черкасской области Виктор Гончаренко соглашается с тем, что фермеров загоняют в угол специально, однако видит в этом, скорее, не иностранное влияние, а местный передел собственности.  

— На сегодняшний день в некоторых областях арендная плата составляет 10% от стоимости земли. В итоге, некоторые культуры уже выращивать невыгодно. Например, ячмень. Да и пшеница уже на грани. Животноводство стало убыточным. Сегодня за литр молока частнику платят 3,5 гривны, то есть, держать корову невыгодно, поэтому коров пустили на мясо. В итоге, поголовья нет, а вырастить корову — это не курицу, и даже не свинью, — объясняет Виктор Григорьевич. — Словом, нас действительно уничтожают.  

— Сегодня фермеры, которые работают в правовом поле, не могут конкурировать с агрохолдингами, — продолжает он. — Одно дело, у человека 20 гектар земли, и совсем другое дело — 550 тысяч гектар. А налог одинаковый... И вы не забывайте, что фермер живет в селе. Он поддерживает социальную сферу села: школу, людей. Да и всю экономику Украины держит на себе сельское хозяйство. От промышленности-то уже практически ничего не осталось. От силы, процентов 10 предприятий, которые работали в Союзе, пока еще на плаву. А агрокомплекс... Мы, может, и не на том уровне, чтобы подвинуть Америку, но могли бы занять достойное место на мировом рынке. Потому что продукция у нас качественная, и за счет того, что у производителя ее забирают за копейки, — еще и дешевая. Но нам постоянно вставляют палки в колеса. Мы знаете, в роли того червяка, на которого наехало колесо. И мы извиваемся, извиваемся. 

— Я, конечно, надеюсь, что здравый смысл победит. Ведь если погубят фермеров, то проиграет вся страна, потому что мы работаем на внутренний рынок, — говорит Виктор Гончаренко. — В среду мы были на приеме у Владимира Гройсмана. Он пообещал, что будет помогать фермерам. Мы уже почти разработали программу. Посмотрим, что будем. Очень хочется верить. 

А пока что фермеры пытаются выживать своими силами.  

— Знаете, в народе есть такая пословица "у кого деньги — за того и бог, — говорит фермер Иван Быков. — Мало того, что власти нас давят, так в прошлом году еще и неблагоприятные погодные условия сложились. Кукуруза и подсолнечник требовали сушки, а это огромные деньги. Да и в этом году снова неблагоприятные условия для кукурузы. 

— Либо власть, либо погода, — вздыхает и фермер из Киевской области Иван Чубук. — Но с погодой мы как-то договоримся.

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!