на встрече глав государств НАТО в Бельгии Дональд Трамп оттолкнул премьера Черногории, который только улыбнулся, фото: bbc.com
на встрече глав государств НАТО в Бельгии Дональд Трамп оттолкнул премьера Черногории, который только улыбнулся, фото: bbc.com

В 2009 году во время первого после избрания президентом Соединенных Штатов зарубежного визита Барак Обама посетил Прагу, где выступил с визионерской речью о безопасном мире без ядерного оружия. Либеральная Европа тогда рукоплескала политику, ведшему кампанию под лозунгом "Надежда".

В начальный день своего первого мирового турне сменщик Обамы Дональд Трамп посетил Эр-Рияд, где обеспечил продажу американского оружия Саудовской Аравии на 110 млрд долл.

Самодержавные правители Ближнего Востока аплодировали бизнесмену, выигравшему выборы под лозунгом "Сделать Америку снова великой". Трудно найти сравнение, более ясно демонстрирующее, как за 10 лет изменились и США, и мир.

Танец с саблями

Вопреки ожиданиям американских критиков Трампа хранители ключей от Мекки ни словом не припомнили американскому президенту его жесткие высказывания в адрес мусульман во время выборов и попытку сразу после инаугурации ввести запрет на иммиграцию из ряда исламских стран. Уже тогда, в феврале, за судьбы последователей Мохаммеда, которым Белый дом решил закрыть въезд в Америку, громко выступали многие. В Британии даже требовали отказаться от приглашения Трампа в Лондон. А вот властители Саудовской Аравии промолчали.

Преданность одной из самых суровых версий ислама не помешала королю Салману встретить президента США у трапа самолета, станцевать с ним с мечами и даже пожать руку его супруге Мелании. В целом церемония встречи напоминала прием магараджей британского вице-короля Индии.

Саудиты – деловые люди. Когда им понятен свой интерес, им не до излишней щепетильности в жестах и символах. Королевская роскошь и восточное радушие, с которым Трампа принимали в Эр-Рияде, целиком окупила себя: новый хозяин Овального кабинета решительно порвал с курсом предшественника на замирение с Ираном.

Для династии Саудитов шиитский Иран это не просто враг. Это экзистенциональная угроза как позициям монархии в регионе, так и существованию самого режима. Ядерная сделка Вашингтона с Тегераном обеспечила замораживание иранской программы создания атомной бомбы в обмен на частичное снятие санкций. Однако Саудовскую Аравию, как и Израиль, который так же радушно принимал Трампа, это отстаиваемое демократами и Обамой соглашение автоматом сделало друзьями их оппонентов.

Ведь это для США главная угроза в возможном обретении Ираном ядерного оружия, а для саудитов и израильтян Тегеран уже огромная проблема в силу поддержки им различных шиитских вооруженных группировок по всему региону: от Йемена до Ливана. Снятие санкций означает, что у иранцев будет больше денег, а, значит, и больше возможностей бороться за доминирование на Ближнем Востоке.

Трамп прибыл в Эр-Рияд в день оглашения результата президентских выборов в Иране. Там переизбрали сторонника либерализации режима и сближения с Западом Хассана Роухани. Тысячи молодых людей вопреки строгим исламским запретам бурно праздновали эту победу на улицах Тегерана и других городов.

Невзирая на все это, Дональд Трамп, находясь в Саудовской Аравии, где вообще не знают, что такое выборы, женщинам запрещают ходить по улицам без сопровождения мужчин, а для гомосексуалистов и атеистов предусмотрена смертная казнь, выступил с гневной речью в адрес Ирана. Ему предложили многомиллиардную сделку, которую он ретраснлировал своим избирателям в лозунг "Это рабочие места, места и места".

В обмен США готовы поддержать создание аналога НАТО для арабских монархий Персидского залива. Какое при таком подходе остается место для рассуждений о демократии?

За все нужно платить

С настоящим НАТО у Дональда Трампа отношения сложились гораздо хуже. 23 из 28 членов организации не придерживаются рекомендованного размера оборонных расходов в объеме не менее 2% ВВП. Почти три четверти военной мощи Альянса обеспечивают Соединенные Штаты. Какая польза от такой почти благотворительности для консервативных избирателей республиканцев, мало интересующихся происходящим в Европе?

Трамп перед фотосессией в штаб-квартире НАТО в Брюсселе грубо оттолкнул премьера Черногории? А где эта Монтенегро вообще? Может, это одна из вершин в Кордильерах? Сорок пятый президент США прекрасно понимает настроения американской глубинки. Ей не до пафосных фраз об общих ценностях и истории. Им не хватает на оплату кредитов за жилье и обучение в университете. Вот Трамп и отчитывал европейских союзников за прижимистость как нерадивых школьников.

При этом, вопреки существующей с момента создания Альянса традиции, он стал первым американским лидером, который публично не повторил верность США обязательствам по Пятой статье Вашингтонского договора – той  самой, которая требует трактовать нападение на одного из членов НАТО как агрессию против всех. Тень знаменитого вопроса витавшего в воздухе перед Второй мировой войной "Зачем умирать за Данциг?" (то есть зачем поддерживать Польшу, если на нее нападет Германия) вновь нависла над трансатлантической солидарностью.

И в Старом Свете Трампа услышали. Не успел он вернуться домой, как канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что европейцам нужно брать свою судьбу в свои руки и меньше полагаться на США. При этом она многозначительно добавило, что делать это нужно в дружбе с Великобританией, Соединенными Штатами и "даже Россией". Оставаясь один на один со своими заботами о безопасности, европейцы еще меньше будут настроены на конфронтацию с Москвой, которую они в значительной степени считают порождением именно американо-российского геополитического соперничества.

Теперь если президента самих Соединенных Штатов приходится уговаривать держать единый фронт против России, то в чем тогда долгосрочный смысл борьбы с Москвой? Заставить ее как-то достойно завершить набивший всем оскомину конфликт на Донбассе и жить как-то дальше.

Вообще в Европу Трамп ехал не договариваться о чем-то серьезном, а просто отбыть номер. Это подтвердило и то, что члены "внутреннего кабинета Трампа": дочь Иванка, зять Джаред, советник Стивен Бэннон и глава аппарата Райнс Прибус – все полетели домой после Рима (где семейство Трампа встречалось с Папой Римским) разбираться с очередным скандалом.

На встречах в Брюсселе и саммите Большой семерки в Таормине они его уже не сопровождали. Хотя, например, в Эр-Рияде особая роль Иванки Трамп была видна невооруженным глазом: с ней общались как с человеком, принимающим решения.

Американский президент не пытался понравиться европейцам. В глазах его избирателей похвала от 39-летнего Эммануэля Макрона или мало кому известного премьера Италии ничего не дает. Трамп вел себя примерно так, как ведут себя рядовые американские туристы в Европе: беспардонно и с уверенностью в собственных силах. Упомянутое высказывание Меркель было порождено именно этим ощущением вторичности Европы, которая слишком зависит от благосклонности Америки. Хорошо если это интеллигентный и деликатный Обама во главе колосса.

А если гораздо больше похожий на своего среднего земляка Трамп? Европейцев все это зацепило настолько, что один из соратников Меркель в интервью Рейтер нервно бросил, что, мол, если "Трамп хочет изоляции своей страны, то он только открывает путь доминированию Китая".

Клуб сильных

Утверждают, что в мае 1935 года министр иностранных дел Франции Пьер Лаваль попросил Сталина улучшить положение католиков в СССР, чтобы не ссориться с могущественным Папой Римским, на что Сталин со свойственным ему брутальным юмором поинтересовался: "Папа? А сколько у него дивизий?"

Еще недавно эту апокрифическую фразу (по другой версии Сталин ее произнес в разговоре с Черчиллем) приводили как пример отсталого мышления индустриальной эпохи. Но сейчас мир явно входит в эру нового доминирования жесткой силы и сужения веса мягкой.

Именно поэтому, а не только в силу внутренних проблем, так съежилась на международной арене роль Европейского Союза. ЕС не игрок на площадке силовых потенциалов. И уже Турция позволяет себе открытую конфронтацию с Берлином, а Пекин резко реагирует на упоминание территориальных споров в Восточно- и Южнокитайском морях в заключительном коммюнике G7. Коллективного Запада больше не боятся. Опасаются военной сверхдержавы США. Но с ее лидером как раз пытаются договариваться и председатель КНР, и президенты России и Турции.

Избрание Трампа окончательно завершило постбиполярную эпоху в международных отношений. На новом технологическом базисе мир по многим параметрам вернулся к ситуации, похожей на середину XIX века: есть группа великих держав с весомым военным потенциалом, и – все остальные. Опирающиеся на общие ценности прежние альянсы в такой ситуации так же устаревают, как обветшал Священный союз монархов к 1848 году.

Каждая из великих держав искала договоренностей с любой другой. И самодержец Александр III с непокрытой головой спокойно прослушал на прибывшем в Кронштадт французском броненосце революционную Марсельезу – уже тогда гимн Франции. Внуку борца за легитимных монархов нужен был союз с Парижем.

И сейчас у всех есть шанс между собой договориться. Что не снимает глубоких противоречий. Очевидно, что Трамп готов к сделке с Путиным, если тот поможет ему продемонстрировать громкие успехи: остановить большую войну в Сирии или изолировать Иран. Это не означает, что сделка будет на российских условиях. Ясно, что Крым без официального признания и под отдельным пакетом санкций останется в обозримой перспективе под их контролем.

С Донбассом сложнее. Россияне с одной стороны дают понять, что готовы оттуда уйти в обмен на особый статус региона, нейтралитет Украины и гарантии невраждебной политики Киева. С другой стороны - российские структуры и сепаратисты берут под контроль местные предприятия.

В общем, по всем этим вопросам нужно договариваться. И в Москве, похоже, это понимают. Потому Владимир Путин и помчался к едва ли не годящемуся ему в сыновья Эммануэлю Макрону, чтобы показать, что Кремль готов к гибкости ради равного места за столом великих держав.

Не Дональд Трамп задает характер эпохи. Скорее, это она породила феномен такого шокирующего, но при этом очень американского президента. Он уступчивый с сильными и беспардонный со слабыми, с теми, чьи пистолеты, как у героя вестерна "Хороший, плохой, злой", оказались не заряженными.

Как сказал однажды ушедший на днях из жизни Збигнев Бжезинский: "История – в гораздо большей степени продукт хаоса, чем заговора".     

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!