Генеральный прокурор Юрий Луценко отчитывается в Верховной Раде за год работы, фото: 112.ua
Генеральный прокурор Юрий Луценко отчитывается в Верховной Раде за год работы, фото: 112.ua

Отчет генерального прокурора в стенах Верховной Рады не стал проверкой его на прочность со стороны критиков.

Хотя еще накануне за его отставку активно собирались подписи в здании под куполом, а его главный результат работы (конфискация 1,5 миллиардов долларов из "общака Януковича") поставлен под сомнение подачей апелляций.

Видимо поэтому спич главы ГПУ сопровождался не только слайдами об успехах и достижениях ведомства (ряд из которых поставлены под сомнение самими прокурорами), но и прежде всего - элементами яркого пиар-шоу. Параллельно с речью генпрокурора свыше 2 тысяч правоохранителей и куча спецтехники выступали массовкой при оформлении задержаний в режиме реального времени двух дюжин высокопоставленных экс-чиновников Министерства доходов.

Играя таким образом "мускулами", Юрий Витальевич пытался как бы продемонстрировать свою силу перед парламентариями. Но помимо банального пиара отчет нес собой еще 3 стратегических посыла.

Во-первых, дана отмашка на очередную атаку неугодных представителей НАБУ, и эта кампания выходит в решающую фазу.

Во-вторых, стартовала попытка "обеления" личности отстраненного с должности экс-руководителя ГФС Романа Насирова, который стал "добровольным помощником" прокуроров и якобы "вскрыл" подоплеку функционирования налоговых площадок, к деятельности которых причастны бывшие руководители областных и городских фискальных служб.

В-третьих, Луценко не преминул возможностью в очередной раз продемонстрировать незыблемость единства коалиции Банковой и Блока Петра Порошенко с "Народным фронтом".

Как эта масса событий, людей и действий, казалось бы не связанных напрямую, оказались элементами одной большой программы под названием "отчет генпрокурора", разбиралась "Страна". 

1. Домашняя заготовка Луценко

"Сбить волну" возможного негатива Юрий Луценко попытался благодаря спецоперации, которую в прямом эфире проводил его заместитель Анатолий Матиос и глава МВД Арсен Аваков. Рассыпавшись друг другу в комплиментах, они с суровым видом встречали две дюжины бывших высокопоставленных сотрудников Министерства доходов и сборов, которых "упаковали" аккурат в день выступления генпрокурора.

Для пущего эффекта их свозили в Киев не абы как, а на вертолетах. Словно в фильмах Фрэнсиса Копполы про войну во Вьетнаме. 

Сам Луценко после координационного совещания с силовиками входил в здание Верховной Рады как победитель и рапортовал о "перемоге" - задержан целый ряд экс-подчиненных бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко. Все вместе они якобы стояли во главе ОПГ по формированию налоговых площадок и налоговых ям, в результате чего бюджет недосчитался 97 милиардов гривен.

Пока силовики в спецавтомобилях этапировали задержанных к зданию ГПУ, ее руководитель уже комментировал случившееся в победоносных тонах. Масла в огонь ему на заднем плане подливал главный военный прокурор, который утверждал, что беспрецедентное задержание из расчета 100 правоохранителей на одного подозреваемого стало возможным... благодаря некоему участию Романа Насирова, которому НАБУ инкриминирует должностное преступление, повлекшее колоссальный ущерб для бюджета.

Очевидно, что по замыслу ГПУ таким образом Роман Михайлович должен начать избавляться от своей "токсичности" и дальнейшего восстановления репутации. Но это лишь деталь общего паззла, за которым потерялось едва ли не главное. Ведь к сожалению, ни в стенах парламента, ни среди пула журналистов, допущенных к телам как Матиоса, так и Луценко не нашлось никого, кто уточнил бы у них ссылку на законодательство, благодаря которой "упаковали" сообщников Клименко.

Напомним, что в УПК Украины военная прокуратура как таковое подразделение отсутствует как орган досудебного расследования. В результате силовики могут наступить на старые грабли - все собранные прокурорами Матиоса сведения признают недопустимыми (так уже было с делом мэра Вышгорода Момота). Впрочем, на фоне общей погони за подробностями задержаний фискалов, роли в этом Насирова, а также за час до отчета самого Луценко никто не решил докапываться до сути и деталей случившегося. Так или иначе, но на фоне рапорта о значительном продвижении «дела Клименко» генпрокурор заранее оказался в наиболее выигрышной ситуации. И попытался как смог разыграть эту карту.

2. Янукович и его "Семья" как знамя

Своим главным достижением за год работы глава ГПУ прогнозируемо назвал завершение досудебного расследования и старт судебного процесса в отношении бывшего президента Виктора Януковича. При этом Луценко ловко ушел от ожидаемых вопросах о результативности основного уголовного производства по фактам массовых расстрелов на Майдане в Киеве. Уточнив лишь - непередача его в суд является частью стратегии надзорного ведомства.

Таким образом он сумел обернуть данный недостаток в аргумент силы: обществу заявлено о том, что дело о преступлениях в отношении участников акций протеста дойдет до суда не ранее обеспечения приговора в производстве о государственной измене экс-президента.  

"Для того, чтобы не затягивать время и получить справедливый приговор по госизмене Януковича, мы дождемся этого приговора и на следующую неделю подаем дело в отношении следующего преступления – против Майдана. А дальше – шаг за шагом, дело за делом, все что натворила мафия Януковича", - сказал Луценко.

К числу "мафиози" были причислены бывший премьер-министр Николай Азаров и представители "Семьи": экс-глава НБУ Сергей Арбузов, министры Александр Клименко и Эдуард Ставицкий, а также Сергей Курченко. Их активы Юрий Витальевич пообещал конфисковать, и добиться вынесения им приговоров по заочной процедуре.

Добавим, что все прочие столпы режима бывшего главы государства обтекаемое были обозначены в отчете Луценко как "другие". Это оставляет пространство для маневра ГПУ при повторении историй наподобие той, что уже была реализована с партнером сына Байдена, бывшим министром экологии Николаем Злочевским, к которому у прокуратуры уже нет вопросов.

3. Манипуляции с цифрами, отсылка к Сталину и поиск новых "врагов народа"

Что касается той части отчета, который касается работы всей структуры ГПУ, то Луценко предпочел засыпать депутатов цифрами. Которые должны были наглядно продемонстрировать успешность работы ведомства, а также слаженную работу с Министерством внутренних дел, возглавляемое представителем "Народного фронта" Арсеном Аваковым.

В частности, Луценко заявил об улучшении криминогенной обстановки в Украине. Ключевой и весьма интересный посыл - якобы при прежнем руководителей Хатии Деканоидзе (с которой тяжело работалось Авакову) деятельность Нацполиции была дезорганизована, но с приходом Сергея Князева этот негатив был нивелирован.

"Совместными усилиями с МВД мы смогли за первый квартал этого года на 15-20% снизить криминальную активность на улице. Сегодня суды по результатам прошлогодней деятельности осудили 344 470 воров, 4 132 грабителя, 893 разбойника, реальные сроки наказания получил 10 624 человека, поэтому и упала криминогенная опасность на улицах", - сказал он.

Это сомнительное высказывание успешно было "проглочено" залом, но вызвало возмущение в профильной среде надзорников. "Назовите конкретное название населенного пункта, где резко снизилась уличная преступность и резко улучшилась криминогенная ситуация? Где он берет эти цифры, кто этот человек, пишущий ему речи?", - подчеркнула в закрытой Facebook-группе "прокуроры Украины" одна из бывших сотрудниц ведомства.

Точно так же парламентарии "съели" заявление о том, что при нем ГПУ, которая ранее "приносила" в бюджет не более 142 миллионов гривен, обеспечила его "пополнение" на 52 миллиарда. Но на самом деле эта оценка компенсированного ущерба - в подавляющем большинстве случаев вовсе не реальные деньги, которые зачислены на казначейский счет. В эти 52 миллиарда включены судебные решения за прошлые годы, еще часть из них - дублируются, в части из них наблюдается откровенная манипуляция с цифрами взысканий, а также не учтены итоги апелляций, после чего компенсации были отменены. То есть, имел место подлог и "подгон" цифр судебных решений под заявленные генпрокурорам 50 "ярдов".

Аналогичным образом была представлена и борьба с коррупцией, где результаты работы были представлены манипулятивно. Так, за год генпрокурорства Луценко в суды было направлено 1 191 уголовное производство по фактам вымогательства и мздоимства. Среди прочих были названы громкие уголовные дела в отношении представителей уже нынешней власти - замминистра здравоохранения Романа Василишина, 1-го заместителя Государственной службы Украины по вопросам труда Михаила Бардонова, судья ВХСУ Виктор Швец, мэра Вышгорода Анатолия Момота,  1-го заместителя главы Николаевской ОГА Николая Романчука, и.о. директора департамента Одесской ОГА Татьяны Марченко.

Однако, глава ГПУ умолчал о том, что только пятеро чиновников из 362, обвиненных в вымогательстве по итогам всего 2016 года, получили реальные сроки. Более того, один из этих осужденных уже даже сбежал.

Статистика самого главы ГПУ звучит несколько красочнее - реальные приговоры на данный момент обеспечены сотне фигурантов коррупционных дел. Так ли это на самом деле, проблематично установить по "горячим следам". Вместе с этим, генпрокурор не смог не признать - несмотря на ставшие регулярными заявления о разоблачении преступных схем, реальное наказание получают единицы из уличенных. По версии Луценко, виновны в этом служители Фемиды, а сами судьи объявлены "тромбом установления справедливости".

"Правдой является то, что соотношение направленных в суд производств и полученных судебных приговоров является абсолютно неприемлемым, ужасным... Судебная система является настоящим тромбом установления справедливости. Более того, из всех этих приговоров лишь 104 человека получили реальный срок наказания через лишение свободы. Такое состояние не может быть приемлемым", - добавил Луценко.

Поднял он и вопрос прокурорских зарплат. По версии главы ГПУ, содержание надзорников якобы было повышено на 45%, и отныне прокурор местной прокуратуры получает 9-10 тысяч гривен, а региональной - 11-12.

О профильном законе "О прокуратуре", где прописана зарплата на уровне 12 минимальных зарплат (на сегодняшний день с учетом роста "минималки" до 3200 гривен это сумма в 38 400 гривен!), Луценко предпочел не вспоминать.

4. Красноречие генпрокурора не касается членов коалиции

Юмор и экспрессия давно считаются "коньком" Луценко, и потому в своем отчете, а особенно - в момент перехода к вопросам от депутатов, он обильно пользовался этим приемом. Порой остроты главы ГПУ находили благодарных зрителей. Так, за час до выступления Луценко стало известно, что в Верховную Раду поступило представление о снятии депутатской неприкосновенности с представителя депутатской группы "Видродження" Геннадия Бобова. Уже с трибуны Юрий Витальевич заявил, что буквально утром парламентарий позвонил ему, и сообщил о решении осуществить доплату в бюджет на сумму в 1 миллион долларов. Ремарка главы ГПУ вызвала приступ смеха у коллег Бобова... А последний вскоре после завершения выступления заявил, что все что сказал Луценко - вранье и он не собирается признавать свою вину.

Пикироваться с Луценко дважды пытался глава Радикальной партии Олег Ляшко.

После выражения слов "благодарности" за критику, генпрокурор намекнул на нестройность рядов политических соратников Ляшко, из которых регулярно выпадают члены. "Спасибо... за то, что высказываете критические замечания, за то, что подписываетесь полным составом (за отставку генпрокурора - Прим. Ред.). Дай бог, чтобы этот состав не уменьшился в ближайшее время", - сказал Луценко.

С представителями же "Оппозиционного блока" генпрокурор всячески пытался вести диалог с позиции силы. По крайней мере демонстрировал это.

Так, отвечая на вопрос нардепа Скорика о результатах расследования одесской трагедии 2 мая 2014 года Луценко посетовал, что на самого парламентария не смогли "набрать" необходимого количества показаний для объявления о подозрении.

Такой же прием использовался и при разборе событий в Днепре 9 мая 2017 года.

В заочном диалоге Юрия Витальевича с Александром Вилкулом он призвал последнего дать показания, а также заявил о якобы имевшем место инструктаже "титушек" перед конфликтом с "патриотами" в офисе Оппоблока.

Впрочем, пока это все выглядит фигурами речи, которые призваны создать для промайдановского электората картину "тотального наступления" на "антимайдан" и не факт, что дойдет до реальных дел. Ведь если того же Вилкула попытаются привлечь к ответственности, это лишь поднимет рейтинг "Оппозиционного блока". Ведь в понимании сторонников последнего, в Днепре 9 мая "Бессмертный полк" под руководством Вилкула дал жесткий отпор националистам. Чего оппозиционные избиратели давно ждали.   

Впрочем, и сами по себе грозные заявления Луценко дадут ОБ возможность все ближайшие дни говорить об угрозе политических репрессий. Так что еще вопрос - кому генпрокурор больше помог.

5. Атака на НАБУ и "Миранду"

Немало вопросов у ГПУ возникло к представителям так называемых антикоррупционных общественных организаций, которые педалировали тему запуска работы НАЗК. С трибуны Луценко безапелляционно заявил о том, что систему е-декларирования разработали студенты Киевского политехнического института, а грант, который на создание данной системы выделила Дания, разворовали. По его словам, сотрудники ГФС установили, что руководитель ООО "Миранда" якобы поручил исполнение работ преподавателю НТУУ КПИ и его студентам. При этом сами средства, направленные на создание декларационного реестра, были выведены через фиктивные счета в Эстонию.

Куда уже анонсировал свой визит на следующей неделе генпрокурор. Логично предположить, что цепочку из Прибалтики в ГПУ намерены выводить в сторону «антикоррупционных общественников», которые горой стояли за «Миранду» во время скандала с е-декларированием.

Помимо этого он заявил, что по факту обращения двух парламентариев и юридической фирмы на данный момент в рамках уголовного производства осуществляется проверка 1-го заместителя директора НАБУ Гизо Углавы. Такая формулировка не совсем вписывается в версию следствия, которое расценивает его действия как уклонение от уплаты налогов и сокрытие гражданства Грузии. За последнее в Украине после "прецедента Артеменко" можно лишиться гражданства, что автоматически влечет за собой увольнение с должности.

К слову, в НАБУ уже приняли вызов "прокурорских", и устами директора ведомства Артема Сытника уже заявили в ответ, что начали встречное расследование. Обвиняя уже в свою очередь ГПУ в фальсификации "дела Углавы". Очевидно, что тучи над Антикоррупционным бюро сгущаются все сильнее, если применяются даже такие приемы, как слежка (за два часа до отчета Луценко "активист" Андрей Дзиндзя обнародовал фотографии якобый тайной встречи директора НАБУ Артема Сытника с нардепом Егором Соболевым возле стадиона "Динамо").

Хотя формально в ходе своего отчета Юрий Луценко в который раз утверждал о единоначалии работы всех правоохранительных ведомств в стране. И вновь признав, что отсутствие у него профильного образования мешает ему работать продуктивно, пошел на второй год генпрокурорства. 

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!