Виталий Шабунин называет единственной целью закона, подписанного Порошенко, заблокировать работу антикоррупционеров, фото: focus.ua
Виталий Шабунин называет единственной целью закона, подписанного Порошенко, заблокировать работу антикоррупционеров, фото: focus.ua

Согласно новым поправкам в закон "О предотвращении коррупции", активисты антикоррупционных общественных организаций, а также их контрагенты, теперь наравне с госслужащими обязаны подавать электронные декларации. В случае неподачи или предоставлении неверной информации ОО будут нести уголовную ответственность, а их деятельность может быть заблокирована.

Более того, как разъяснил НАПК, уже с 30 марта антикоррупионеры должны декларировать все свои разовые траты в размере 80 тысяч гривен и более. 

Очевидно, украинские активисты не обрадовались этой новости. Некоторые из них тут же заявили об ущемлении своих прав, а другие – уже стали искать способы, как обойти новые поправки и увильнуть от подачи е-декларации.

Так почему же антикоррупционеры не хотят декларировать свое имущество, и как собираются избежать своей участи, разбиралась "Страна".

Месть Порошенко

Подобную норму о декларировании доходов антикоррупционеров уже пытался провести через Раду внефракционный нардеп Юрий Деревянко осенью 2016 года. У него не получилось. Зато за аналогичные поправки авторства депутата от "Народного фронта" Татьяны Чорновол на прошлой неделе Верховная Рада проголосовала.

Как и следовало ожидать, антикорупционеры и международная общественность сразу же отреагировали на них очень жестко. Эксперты тут же отметили, что поправки очень напоминают закон об иностранных агентах в соседней России, который фактически уничтожил там неправительственные организации, финансируемые Западом. Некоторые провели параллель с т.н. диктаторскими законами Виктора Януковича от 16 января 2014 года.

С протестами по поводу принятых поправок в закон публично выступили представители Великобритании, США, Канады и Евросоюза. В международных организациях Freedom House  и Transparency International заявили, что эти поправки придуманы для запугивания антикоррупционных активистов, и призвали украинскую власть их отменить.

"Закон о е-декларациях был принят для подавления коррупции и обеспечения общественного контроля за богатством власть имущих, чтобы люди не злоупотребляли своими служебными полномочиями с целью увеличения своих активов за пределами своих зарплат. Он не имеет отношения к антикоррупционным активистам, которые не получают зарплату от государства, – заявил председатель правления Transparency International Хосе Угас. – Если эти поправки вступят в силу, станет ясно, что украинские топ-чиновники не намерены серьезно бороться с коррупцией. И это покажет, что они выбрали сторону тех, кто хочет подавить антикоррупционное движение".

Угас назвал поправки "своеобразной местью со стороны законодателей, которые не довольны тем, что должны декларировать свое имущество".

"Новые требования защищают политиков, которые недовольны пристальным вниманием общественности, и дает им возможность ограничивать тех, кто занимается антикоррупционными расследованиями", – считает также директор евразийских программ Freedom House Марк Берендт.

В организации настаивают, что новый украинский закон об изменениях в е-декларировании нарушает стандарты Совета Европы, которые запрещают произвольное и дискриминационное вмешательство в независимую деятельность гражданского общества.

"Декларации чиновников подняли очень много шума в прессе, и как по мне, президент просто хочет отвлечь внимание от этого. Вот, мол, вы шумите, что у нас есть то, то и то, – а давайте-ка мы посмотрим, что есть у вас, – отмечает в разговоре со "Страной" правозащитник ОО "Стоп коррупции" Константин Варшавский и также отмечает, что нельзя сравнивать чиновника и активиста-антикоррупционера – вторые не получают зарплату с денег налогоплательщиков.

"А если человек входит в общественную организацию, или сотрудничает с ней как контрагент, но параллельно имеет свой бизнес? Почему он должен декларировать и показывать все, что у него есть, и что он на своей частной предпринимательской деятельности заработал? Это нарушение прав человека", – считает Варшавский.

Чем не довольны антикоррупционеры?

Ключевой аргумент критиков новых поправок про е-декларирование – то, что они существенно осложняют работу антикоррупционных активистов. Ведь закон обязывает подавать декларации не только непосредственно членов общественных организаций, но и их контрагентов.

Антикоррупционеры опасаются, что из-за новых поправок с ними просто перестанет сотрудничать поставщики услуг, и в итоге они потеряют средства к существованию.

"Мы можем обсуждать, логично это или нелогично – декларирование негосслужащими своих доходов. Но точно нелогично декларирование третьими лицами, которые с нами сотрудничают и получают от нас оплату за какие-либо услуги, – в комментарии "Стране" утверждает руководитель "Центра противодействия коррупции" Виталий Шабунин. – Переводчик, веб-дизайнер, программист – кто угодно, кто не имеет отношения непосредственно к антикоррупционной работе, согласно новой норме должен также подавать декларацию. Вплоть даже до нашей уборщицы!"

По словам Шабунина, новые нормы заблокируют работу антикоррупционных общественных организаций. Бизнес не готов идти на многочисленные риски и просто откажется работать с ними.

"Предприниматель, который получает от нас за услуги, условно, 2 тысячи гривен, понимает, что из-за тех 200 гривен, которые он на этом заработает, ему придется брать электронный ключ, подавать декларацию, которая постоянно "падает" в реестре, и еще и потенциально иметь проблемы с Генпрокуратурой из-за несвоевременной подачи декларации. Контрагенты же к тому же подпадают под все нормы закона, в том числе, под криминальную и административную ответственность. Скажите – кто-то из предпринимателей на это пойдет?", – задается вопросом антикоррупционер.

Шабунин акцентирует: "Такого нет нигде в мире! Даже в России с их законом о т.н. иностранных агентах декларирует свои доходы юридическое лицо (!), а не члены организации, и тем более – не их контрагенты".

Из-за новых поправок под угрозой оказывается работа ключевых журналистских расследовательских программ – ведь такие редакции чаще всего зарегистрированы как общественные организации. Этот риск на личном примере объясняет известный журналист-расследователь (программа "Наші гроші") Денис Бигус.

"Привет. Меня зовут Денис. Я руководитель двух организаций, которые наша власть может трактовать как антикоррупционные. И тогда я, мои коллеги и МОИ КОНТРАГЕНТЫ должны будут подать публичные декларации со всем комплексом ответственности, предусмотренной для чиновников", – написал Бигус на Фейсбуке, добавив, что как раз сейчас ищет нового поставщика услуг для одного из проектов – дизайнера-иллюстратора. И прямо на страничке в Фейсбуке объявил соответствующий тендер.

"Но есть нюанс, как только вы получите оплату, вы сразу попадаете под действие закона и должны декларироваться. То есть опубликовать ПОЛНУЮ декларацию о доходах за 2017 год. С указанием всех ваших доходов и их источников. С указанием всей вашей клиентуры, – сообщает Бигус. – От себя лично: я наброшу еще 5% к ставке из своего кармана тому финалисту, который у себя в фб поддерживал эту норму о декларировании (пост до вчерашней даты)".

Правозащитник Константин Варшавский отмечает, что е-декларирование общественных активистов имело бы смысл, если бы система сайта НАПК для их подачи работала без сбоев, а за правдивостью внесенной информации тщательно следили.

"Если помните, изначально европейские партнеры, которые разработали эту программу, прописали в ней автоматическую проверку внесенной информации по всем реестрам на предмет достоверности. Но поскольку нашим чиновникам это было невыгодно, то программисты поменяли код программы. И на сегодняшний день туда можно вносить любую информацию. Вспомните Владимира Парасюка, который внес в декларацию часы за 8 тысяч гривен и указал, что ему их Святой Николай подарил. Так что даже с е-декларациями не все так открыто и прозрачно ", – напоминает эксперт.

Кроме того, не исключено, что когда поправки коснутся общественных организаций, и из-за сбоев в системе сайта НАЗК активисты также не успеют вовремя подать е-декларацию, и это может стать поводом для судебных разбирательств, давления и даже тюремных заключений антикорупционеров. По закону им может грозить ответственность до 2 лет тюрьмы.

Есть что скрывать?

Инициаторы же введения е-декларирования для антикоррупционеров в качестве аргумента "за" приводят недавние случаи обвинений в "недоброчестности" отдельных представителей общественных организаций – Чумака, Шабунина, скандалы вокруг недвижимости Лещенко, Залищук и Найема.

То есть, почему бы общественным организациям, занимающимся антикоррупционной деятельностью, не подавать е-декларации, своим примером демонстрируя, как должна выглядеть настоящая борьба с коррупцией? Если только, конечно, им нечего скрывать.

Так группа близких к АП экспертов объясняет ярость антикоррупционеров тем, что е-декларирование лишает их возможности держать в тени своё состояние и источники этих доходов.

Наиболее эмоционально об этом высказался один из самых яростных пропрезидентских политологов Павел Нусс: "Несколько человек, возомнивших себя уполномоченными украинским народом говорить от его же имени обращаются к ЕС и США с письмами, в которых требуют осудить власти Украины и антикоррупционные изменения в е-декларирование, которые лишают их возможности держать в тени своё состояние и источники этих доходов".

Так Нусс отреагировал на письмо МИД Германии, в котором украинскую власть обвиняют в давлении на антикоррупционеров. Нусс заявил, что реакция Германии сформирована "на основе манипулятивных воплей грантожоров, которые буквально заспамили посольства стран ЕС и США обвинениями Украины и власти".

"Усмирите аппетит, истерики! Никто не давал Вам монополию на конституционные права всех украинцев и говорить на междипломатическом уровне от имени всех украинцев или всего гражданского общества", – считает Нусс. 

В Администрации президента Украины уже предложили общественникам компромисс: убрать из него контрагентов и подрядчиков. Порошенко даже заявил, что создаст рабочую группу с участием депутатов рады представителей общественных организаций и АП, которая пересмотрит поправки к закону, обязывающие общественные организации декларировать доходы.

Но активисты не собираются ждать.

Как антикоррупционеры могут обойти закон

Лидеры профильных организаций уже всерьез размышляют, как жить дальше после принятия нового закона об обязательном декларировании. А так как по закону, обязательства заполнять электронные декларации для членов антикоррупционных общественных организаций вступят в силу только с 2018 года (кроме декларирования существенных изменений в имущество), у антикоррупционеров есть время найти юридические лазейки, как эту норму обойти.

"После этого закона Петру Порошенко придется создавать отдельное бюро, которое будет контролировать, как антикоррупционеры подают свои декларации. Потому что они теперь сделают все, чтобы обойти эту норму и не подавать декларации, – отмечает адвокат Алексей Шевчук.

По его словам, антикоррупционеры будут доказывать, что хоть и занимаются борьбой с коррупцией, но их деньги были получены не в результате антикорупционной деятельности, и будут всячески доказывать, что не получают денег от антикорупционных программ.

"Это как, например, в Реанимационном пакете реформ – все волонтеры. А деньги получают от других общественных организаций, которые никакого отношения к борьбе с коррупцией не имеют", – объясняет адвокат.

Схема такая: антикоррупционная организация получает грант, из этого гранта выделяет деньги на покупку, например, бумаги  или на создание аналитического материала. А за изготовлением аналитического материала обращается к другой общественной организации, которая не имеет отношения к борьбе с коррупцией.

"Их взаимоотношения вряд ли будут прослеживаться – это же не физлица, а юрлица. А та, вторая общественная организация уже платит непосредственно аналитикам за материал. То есть, ОО будут просто "размывать" линию получения доходов, используя для этого ряд неантикорупционных общественных организаций в качестве "прокладки", – объясняет Шевчук.  

Есть и другой путь уклониться от подачи декларации – поменять устав общественной организации. Главная задача – избежать любых словосочетаний со словом "коррупция", описывающих ее деятельность.

Впрочем, Виталий Шабунин с этим не согласен. По его словам, в законе очень широкое определение тех, кто подпадает под этот закон, и возможности обойти его у общественных организаций нет.

"Я вам больше скажу – под эту норму можно подвязать кого угодно. Тот же школьный родительский комитет, который напишет на имя директора обращение с вопросом "куда ушли наши деньги", можно расценить как антикоррупционную деятельность, если они оформляют ОО. Будьте любезны – декларируйтесь. Пациентские организации – то же самое", – заявил "Стране" Шабунин.

Но, если крупные общественные организации в Киеве, по его мнению, еще смогут договориться с теми немногими бизнесменами, которые согласятся идти на волокиту с декларациями, чтобы обеспечить антикоррупционерам возможность работать, то в регионах вряд ли такие найдется. И региональным антикоррупционерам ничего не останется, кроме как прекратить работу.

Отменят или не отменят

"Петр Алексеевич, я думаю, сам не понимает масштаба проблемы, которую  он создал – вряд ли после такой волны критики мы сможет получать финансовую помощь от Запада. Потому что наши партнеры в Евросоюзе вряд ли станут давать деньги власти, которая внедряет в стране регулирование жестче, чем в России. Как он собирается это объяснять главам других стран – для меня загадка. Я надеюсь, что хотя бы самые жесткие нормы касательно контрагентов в итоге все-таки будут отменены", – говорит "Стране" Шабунин.

Политолог Владимир Фесенко хоть и называет закон политической ошибкой, но все же не думает, что это помешает Украине и дальше получать финансовую помощь от западных партнеров. Но у новых норм о декларировании есть другие недостатки.

"Непонятна мотивация – почему подпадают под действие закона даже те, кто не причастен к антикоррупционной деятельности общественной организации или к конкретным антикоррупционным проектам. Кроме того, он дискредитирует всю систему электронных деклараций, а также создает напряжение в отношениях с западными партнерами и усиливает напряжение еще и с частью гражданского общества. Это серьезная политическая ошибка", – считает Фесенко. По его словам, скорее всего, закон будут пересматривать и смягчать.

Впрочем, как поговаривают в среде депутатов, несмотря на определенные послабления, закон в корне не поменяется. "На Банковой настроены очень жестко дать почувствовать антикоррупционерам почем фунт лиха, - сказал "Стране" один из депутатов правящей коалиции. - В последние годы антикоррупционеры стали для Запада альтернативным властям каналом поступления информации и оценок по Украины. Но у Порошенко не настроены терпеть конкурентов в отношениях с западными партнерами. Тем более более, там уверены, что именно раздуваемые антикоррупционерами скандалы вокруг нечистоплотности украинской власти резко ухудшили к ней отношение на Западе. А кое-кто воспринимает активистов как "пятую колонну", которую США и ЕС могут активировать против власти в любой момент. Поэтому настроены на прочистку НКО. С другой стороны, положа руку на сердце, стоит сказать, что "антикоррупционеры" сами виноваты в таком отношении к себе. Чего стоят скандалы с квартирами Лещенко и Залищук. В обществе против них уже накопилось серьезное раздражение - мол, сами живут на широкую ногу и поучают всех бороться с коррупцией. Такими настроениями и воспользовался президент, проведя этот закон".

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!